Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Улица эфирных фонарей. Погоня за рейтингом и всё заполонившая реклама обрушила качество телевизионных программ. И причём тут собака Павлова?

02.04.2017, 19:53

 

Улица эфирных фонарей. Погоня за рейтингом и всё заполонившая реклама обрушила качество телевизионных программ. И причём тут собака Павлова? Истеричные крики под окном оторвали меня от дел.
– Стоять! Стоять, я сказал…
– Дурак ты, гей. А я суперзвезда!
– А я властелин мира…
– Да пошёл ты…

Оказалось, крепко поссорились соседские подростки. Худенькая белокурая Лиза швырнула в десятилетнего Илюшу пластиковым ведерком и сердито заковыляла от засыпанной прошлогодней листвой песочницы из старой тракторной покрышки. Илюша еле увернулся от ведерка и, подбежав к нему, с треском раздавил каблуком.

- Вот тебе…

…Больше двух лет не смотрел телевизионные программы госканалов. Отвык от брутального телевизионного жаргона. Обходился интернетом, «Евроньюсом» или «Культурой». И на тебе, телевизор явился через окно.

Непросто было подавить условный рефлекс наподобие собаки Павлова, чтобы не включить телеящик за обедом или ужином. Но тяжелому расставанию с телевизором помогли осточертеневшие бесконечные балаганы в студиях с грубыми разборками участников скандал-шоу. Теперь свысока сочувствую телезависимым, как бросившие пить – горьким пьяницам.
Но поскольку телевизор, или как его часто называют зомбоящик, сам напомнил о себе через оконное стекло, решил посмотреть, что же изменилось в нём с тех пор. Господи, да ничего! Как будто и не было двухлетнего расставания.
Всё те же программы, всё те же персонажи. Законсервированная на годы сетка телевещания. Даже фильмы и сериалы те же. «Улицы разбитых фонарей», «Менты», вечно-банальный «След» со злой тёткой в центре, загробные мутные истории на ренканале с дёргающимся по экрану ведущим в квадратных очках учителя школы из прошлого века. Повторы, скандалы, мыло, скукота.

Правда, позабавили завсегдатаи информационно-аналитических ток-шоу. Они перебегают с телеканала на канал, не меняя даже одежды. А учитывая, что телепрограммы российских компаний идут в записи, случаются комичные истории. Один из «экспертов», мало того что в одном костюме, на одном канале поучал оппозицию соседней страны как сменить президента, а на другом – советовал президенту-диктатору южной республики как справится с непримиримой оппозиции. Смех и грех. Кому это нужно, кому интересно?

И что особенно непонятно, на российском телевидении горячо и подробно обсуждают всё и всех, только не свои собственные проблемы. За несколько дней внимательного просмотра не увидел ни одной остросюжетной передачи на злобу сегодняшнего дня. Тишь, гладь, да божья благодать. Как будто горы проблем и катаклизмов ушли за территорию страны и бушуют вокруг нас.

Это особенно заметно после двухлетнего эмбарго телевизору. Но с тех пор бед и забот у нас только прибавилось. А телеящик, по-прежнему, ничего не видит и не слышит. Почему это происходит? Сказать, что телевизионщики не в теме – нельзя. Вот, как жестко костерят они власть имущих за недостатки в управлении экономикой. Правда, только власти соседних государств…
Может, действительно существует какая-то негласная договоренность: теленачальники не будоражат население острыми проблемами и гарантируют власти лояльность в обмен на вседозволенность телевизионного репертуара?
А репертуар, боже, как однообразен, банален и примитивен. Создаётся впечатление, что умники, засевшие в руководстве телевидения, запустили программу саморазложения общества. Посмотрите: кровь, насилие, скандалы и бытовые дрязги на экране, увы, повышают рейтинги телепрограмм. И чем выше градус негатива, тем больше он собирает зрителей. Эту карусель уже не затормозить, если не остановить самих организаторов сверхдоходов от рекламы.

А ведь уже многократно говорилось, что телевизионная жесткость и насилие порождают не только зависимость, но серьёзные изменения в массовом сознании аудитории, особенно молодой. Её общение на бытовом уровне зашкаливает от грубости и хамства, а коммуникация становится похожей на обмен злом.

Даже я, вроде бы адаптированный человек, включая телевизор, стал чувствовать какое-то непонятное ощущение тревоги и какой-то опасности. Ожидания, что кто-то обязательно должен сделать нам плохо или помешать или подставить ножку…

Что касается астраханских телестудий, то тут всё иначе. Они дружно пристроились на отрезках центральных каналов и влачат жалкое финансовое существование. От этого и крайне бедный творческо-репертуарный продукт. Как могут, тужатся аморфные «хорошие новости», чтобы не лишиться крошек хлеба с барского стола. То же самое и с самой крупной областной телекомпанией, которую московский телегигант сначала удочерил, а потом посадил на малосмотрибельные телевизионные обрезки от своего вещания. Одним словом – «местное вещание». Но хоть вреда от него нет. Светят фонари, но не греют.

Эксперимент с телевизором захлебнулся на пятый день. Рефлекс собаки Павлова оказался бессилен. Какой тут к черту рефлекс, когда я стал разговаривать… с телевизором? В неожиданно грубой форме, во время попытки посмотреть замечательный советский водевиль. Проклятые рекламщики буквально порезали ленту на куски. Чёрт бы их побрал! Выручавший от этой напасти пульт уже не помог…
Выключив телевизор, задумывая, может, я слишком требователен и всё преувеличиваю? А что по этому поводу думают другие люди? Нет, недоволен не только я.
Вот строчки из недавнего письма бывшего губернатора Никиты Белых «Очень серьёзно заставляет задуматься и пересмотреть своё отношение к тому, что происходит в стране (особенно, когда волей-неволей часто смотришь телевизор – я уже лет 10 не смотрел наши основные новости и аналитические программы, – тут я вообще пребываю в лёгком шоке и начинаю понимать на себе примеры зомбирования…»

Хорошо, что высокопоставленные чиновники начинают, понимать какой вред исходит от современного телевещания. Плохо, что осознают это на тюремных нарах, когда повлиять на ситуацию уже не в состоянии.

Да что вип-личности; уже отдельные простые граждане, доведенные телеэфиром до белого каления, начинают бунтовать.

Недавно москвич Р. Масленников подал в суд на «Останкино» (обиженный, видимо, не знаком со структурой телевещания – телецентр не имеет отношения к программной политике госканалов). Мужчина написал заявление после просмотра телевизионных передач и требует возмещения морального ущерба в размере одного миллиона рублей за «отупление населения». Он пишет: если в день не смотрю телевизор хотя бы 30 минут, настроение резко ухудшается, снижается аппетит и нарушается обмен веществ в организме. А после просмотра становится ещё хуже, пишет истец, – за годы просмотра телевизора резко упал интеллект и ухудшилась память. Всё это из-за избыточной и недостоверной информации в виде рекламы, телешоу, новостей и сериалов.

Истец требует, чтобы телезрителей информировали о вреде здоровью, который наносится телевизионными программами. Разумное, кстати, предложение.

Чем закончится этот необычный судебный процесс – предсказать совсем не сложно. Никто в обиду, конечно, телевизионщиков не даст. Боятся им нечего, тем более какого-то районного суда вместе с отчаявшимся чудаком.

Вы думаете, москвич полный чудак? Вряд ли, скорее убежденный тем же телевизором, что при помощи независимого суда можно поставить на морально-правовое место зарвавшихся телевизионных халтурщиков. Наивный москвич.

Николай Василич, журналист
Астраханский областной общественно-политический еженедельник «Факт и компромат», №5 (715), 2017 г.

comments powered by HyperComments