пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Говоруны. Чем тешится «политолог» и «журналист» Александр Васильев
09.04.2017, 11:37
Говоруны. Чем тешится «политолог» и «журналист» Александр Васильев Наука в Каспийской столице – а особенно историческая наука – развивается семимильными шагами. Скоро не только кандидатов, а и докторов исторических наук девать некуда будет, но их число продолжает расти.

А уж о том, что делают с историей люди науки, и говорить страшно. Вивисекция, препарирование, ампутация – это самое безобидное из того, что могут вытворить с историей те, для кого имидж важнее истины.

Недавно в Астрахани произошло знаковое, но немногочисленное мероприятие: так называемый центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» совместно с истфаком Астраханского государственного университета и местным отделением Российского военно-исторического общества организовал «международный круглый стол» под названием «Уроки Февраля (к 100-летию революции в России)».

Дело было так. Руководитель центра «Каспий-Евразия» Сызранов сказал, что юбилей Февральской революции – повод для осмысления настоящего и будущего между Россией и странами постсоветского пространства.

Затем доцент кафедры истории России бывшего «педушника» Лебедев заявил, что одной из основных предпосылок революции было недовольство народа незавершенностью реформ Александра II.

А «политолог» и «журналист» (не имеющий ни политологического, ни журналистского образования) Александр Васильев вообще взял да и обозначил целых две группы причин революции: отсутствие элементарных демократических прав и свобод у населения и пренебрежение действующим законодательством – прежде всего со стороны самих органов власти.

С этим трудно согласиться.
На самом деле ни народные массы, ни национальные окраины России к организации и осуществлению Великой российской революции не имели никакого отношения. Это должен понимать не только любой более или менее сведущий историк, но любой мало-мальски здраво мыслящий человек.
Революция, а вернее, дворцовый переворот замышлялся на высоком уровне. Ещё в декабре 1916 года среди тогдашних либералов созрел замысел о свержении государя. Лидер партии октябристов Гучков вместе с кадетом Некрасовым смогли привлечь будущего министра иностранных дел и финансов Временного правительства Терещенко, председателя Госдумы Родзянко, генерала Алексеева и полковника Крымова.

Во время переговоров заговорщиков основным претендентом на престол в результате дворцового переворота рассматривался великий князь Николай Николаевич. Он на предложение занять престол ответил отказом.

В конце 1916 года имелось пять центров оппозиции самодержавной власти в России: Госдума, земский и городской союзы, Центральный военно-промышленный комитет и Ставка. Все они приняли непосредственное участие в госперевороте.

Свою лепту в свержение государя внесли европейские монархии, не желавшие роста могущества Российской империи.

Благодаря разведке и послу в Петрограде лорду Бьюкенену британское правительство имело полную информацию о готовящемся заговоре в столице своего основного союзника по войне с Германией. В вопросе о власти в Российской империи британская корона решила сделать ставку на либеральную оппозицию и через своего посла даже финансировала их. Содействуя революции в России, британское руководство избавлялось от конкурента в послевоенном вопросе о территориальных приобретениях стран-победительниц. Когда 27 февраля депутатами 4-й Государственной думы был сформирован Временный комитет, взявший на себя на короткое время всю полноту власти в стране, именно союзные Франция и Великобритания первыми признали де-факто новую власть – 1 марта, за день до отречения ещё законного царя. Развитие дальнейших событий взяла на себя Германия, помогая большевикам подхватить власть из рук либералов.

Заявление политолога и журналиста Александра Васильева об отсутствии элементарных демократических прав и свобод у населения в России дореволюционной, которые и стали-де катализатором Великой российской революции 1917 года, придало посиделкам за круглым столиком завершённость. Политжурналист даже не задумался о том, что если он прав, то в СССР революции должны были проходить после 1917 года каждый год без перерыва.
В Российской империи была основа демократии, несмотря на монархический характер управления, ведь у населения был свободный доступ к оружию.
Любой гражданин Российской империи мог купить пистолет, револьвер или ружьё и использовать это оружие по своему усмотренью. В СССР только за хранение любого огнестрельного оружия можно было попасть на лагерные нары.

«Учёные», устроившие посиделки за виртуальным столом, никакие не учёные, если не понимают, что все революции происходят по воле кого угодно, но только не народа. Народ это всегда жертва революции, а не её творец.

Это касается и революции 1917 года, и 1991 года и всех остальных революций, которые были и будут.

Через скайп в работе круглого стола приняли дистанционное участие ещё одни эксперты, на этот раз из Центральной Азии: историк из Узбекистана и филосов из Кыргызстана. Это и придало дружеской посиделке «международный» формат: ведь другими её участниками были сугубо местечковые персонажи: вышеназванная «тройка удалая», а также горстка чиновников с общественниками, студенты и прочая активная в историческом плане молодёжь.

После этого участники круглого стола решили, что февральский переворот превратил Россию в одну из самых свободных стран, обеспечив массам возможность широко пользоваться политическими правами, но только до взятия власти большевиками.

В конце же заседания все пришли к неожиданному для них выводу, что сегодня между современными сообществами историков России, Узбекистана и Киргизии необходимо развивать дальнейшее сотрудничество в осмыслении общего исторического прошлого и его уроков в контексте международного гуманитарного сотрудничества.

Заметим, что это было ясно задолго до круглого стола и его участников, которым было бы уместнее заниматься за этим столом не пустопорожней говорильней, а чем-то более осмысленным и прагматичным – например, игрой в шахматы или карточной игрой в «дурака».

Рафик Идиатулин, астраханский областной общественно-политический еженедельник «Факт и компромат», №10 (720), 2017 г.


comments powered by HyperComments