пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Зоны особых затрат
11.04.2017, 14:12
Зоны особых затрат Особые экономические зоны так и не стали действенным инструментом поддержки экономики, констатирует Счетная палата. Рабочих мест создается мало, а расходы на управление зонами растут. В Минэкономразвития настаивают, что отрицательный опыт тоже полезен, но при этом не готовы поручиться за эффективность наследников зон – территорий опережающего развития.

Счетная палата России опубликовала доклад об эффективности функционирования особых экономических зон (ОЭЗ) за 11 лет их существования и по итогам 2016 года. Резюме жесткое: реальный экономический эффект от функционирования ОЭЗ так и не достигнут, зоны не стали реально действующим инструментом поддержки национальной экономики.

Первая претензия — создано незначительное количество рабочих мест.

«За 11 лет существования ОЭЗ создано всего 21,1 тыс. рабочих мест. В среднем на создание одного рабочего места на территориях ОЭЗ направлено 9,1 млн руб. бюджетных средств, а с учетом инвестиций, вложенных резидентами ОЭЗ, этот показатель увеличивается до 21 млн руб.», — отметил аудитор СП Сергей Агапцов.

Мало налогов

Вторая претензия Счетной палаты — низкая налоговая отдача ОЭЗ.

Объем уплаченных резидентами налоговых и таможенных платежей (на 1 января 2017 года) составил 38,8 млрд руб. При этом резидентам ОЭЗ предоставлено налоговых льгот и таможенных преференций на 28 млрд руб.

По расчетам Агапцова, относительно эффективными можно признать только деятельность четырех ОЭЗ: в Татарстане («Алабуга»), в Липецкой, Самарской областях и в Санкт-Петербурге. Объем осуществленных резидентами инвестиций по этим зонам в основном превысил объем вложенных средств федерального бюджета. При этом аудитор отмечает, что эти четыре ОЭЗ «изначально создавались в регионах с благоприятным предпринимательским и инвестиционным климатом».

Что касается остальных ОЭЗ, то их деятельность или неэффективна, или вообще не осуществляется, отмечается в докладе.

Потратили и ликвидировали

Третья претензия — расплывчатое законодательство об ОЭЗ и территориях опережающего развития (ТОР). За 11 лет существования зон внятной стратегии так и не создано, но в 2015–2017 годах появились 30 новых территорий опережающего социально-экономического развития.

На коллегии Счетной палаты было отмечено, что отсутствие законодательно закрепленных понятий создает риски строительства и приобретения за счет бюджетных средств объектов, «не относящихся к инфраструктуре ОЭЗ, или объектов, финансирование которых должно осуществляться за счет резидентов».

Отмечается также непроработанность заявок регионов на создание зоны, в заявках отсутствует, например, «проект планировки территории ОЭЗ». Всего на создание ОЭЗ было выделено 66,7 тыс. га, неиспользованными остались 43,7 тыс. га, или 65,5%.

Счетная палата не впервые указывает на низкую эффективность ОЭЗ. По итогам прошлогодней проверки было ликвидировано восемь неэффективных зон, а всего с 2010 года ликвидировано 10 зон. Расходы федерального бюджета на их создание составили 3,7 млрд руб.

В период с 2005 по 2016 год на основании постановлений правительства было создано 36 особых зон в 31 регионе. Сейчас ОЭЗ переданы на баланс региональных властей, ОЭЗ продолжат существование в 17 регионах.

Общий объем осуществленных резидентами ОЭЗ инвестиций составил менее 218 млрд руб., что составляет всего 33,5% от заявленного объема.

Срок окупаемости никого не волнует

По мнению аудиторов Счетной палаты (СП), развал в зонах объясняется низким качеством управления со стороны Минэкономразвития, региональной власти и самих управляющих компаний в зонах. «Такие значимые показатели оценки инвестиционных проектов, как доходность, рентабельность, срок окупаемости, не рассматриваются», — отмечено в докладе СП.

Несмотря на отсутствие эффективности, расходы бюджета на зоны не снижаются. По данным СП, не выполнено в полном объеме поручение президента «в части обеспечения оптимизации бюджетных инвестиций, направляемых на создание объектов инфраструктуры ОЭЗ. Так, общая сумма не использованных управляющими компаниями средств федерального бюджета по состоянию на 1 января 2017 года составила около 18 млрд руб.».

Расходы на ОЭЗ не только не оптимизируются, но и растут, причем Счетная палата указывает на непрозрачность процедуры принятия решений о новых расходах на ОЭЗ.

В 2016 году уставный капитал АО «ОЭЗ» вырос на 5,2 млрд руб., из которых 476,8 млн руб. направлено на ОЭЗ «Липецк», 500 млн руб. — на ОЭЗ «Лотос» (Астраханская область), 3,3 млрд руб. — на ОЭЗ «Калуга» и 1 млрд руб. — на АО «Курорты Северного Кавказа».

Хотя инфраструктура зоны «Калуга» за счет федерального бюджета была полностью профинансирована еще в 2015 году на 2,6 млрд руб. Но в 2016 году на строительство 16 из 35 новых объектов ОЭЗ «Калуга» были направлены средства, выделенные из федерального бюджета в сумме 3,3 млрд руб.

Создание ОЭЗ «Лотос» предполагалось без привлечения средств федерального бюджета, но в 2016 году в зону ушло 500 млн руб.

Территории опережающих трат

Кроме того, в 2017–2019 годах из федерального бюджета предполагается направить 13,1 млрд руб. для увеличения уставного капитала АО «Курорты Северного Кавказа». При этом остаток неизрасходованных средств федерального бюджета на счетах этой зоны по состоянию на 1 января 2017 года составлял 6,7 млрд руб.

В Минэкономразвития с критикой Счетной палаты РФ не согласны и предлагают считать отрицательный опыт работы ОЭЗ не менее полезным, чем положительный.

«За 10 лет функционирования ОЭЗ как механизма накоплен необходимый багаж опыта, как положительного, так и отрицательного, что позволяет адекватно оценить результаты работы каждой из ОЭЗ», — сообщили «Газете.Ru» в ведомстве Максима Орешкина.

Отрицательный опыт работ ОЭЗ уже учтен, настаивает Минэкономразвития. 10 зон закрыли досрочно, остальные передали на региональный уровень. «В рамках утвержденной «дорожной карты» и поручения главы государства разработаны новые критерии создания ОЭЗ. Основная их задача, чтобы регионы максимально прорабатывали вопрос создания самой площадки, а мы просчитывали целесообразность ее создания и реализации как инвестиционного проекта», — поясняет Минэкономразвития.

«Проект ОЭЗ, конечно же, состоялся. Уже сейчас ОЭЗ — это более 550 резидентов, из них 92 компании с участием иностранного капитала из 29 стран мира, в том числе США, Японии, Китая, Германии, Франции, Швейцарии и Италии. Общий объем заявленных инвестиций 679,9 млрд руб., из которых 194,7 млрд руб. — заявленные инвестиции иностранцев», — напирают на позитив в Минэкономразвития.

По подсчетам Минэкономразвития, из 127 млрд руб., вложенных федеральных средств, зоны вернули порядка 52 млрд руб. в виде налоговых и таможенных отчислений.

Зоны как минимум окупаемы, считают в Минэкономразвития. Если ждали 11 лет и вложили из бюджета десятки миллиардов, есть смысл подождать еще немного.

«Учитывая, что основная инфраструктура на многих площадках уже готова и резиденты активно строятся и приступают к реализации своих проектов и с каждым годом этот темп возрастает, то в ближайшие четыре-пять лет мы ожидаем полную окупаемость института ОЭЗ по налоговым и таможенным поступлениям», — считают в Минэкономразвития.

Провальный опыт 10 зон учтен при подготовке законодательства о территориях опережающего развития, хотя ОЭЗ и ТОР — это «совершенно разные институты развития», считают чиновники. На вопрос о том, каким видится (прогнозируемый) эффект от внедрения ТОР в 2017 и 2018 годах, Минэкономразвития уходит от ответа: «Об этом пока говорить преждевременно».

Зоны создавались в приказном порядке, сверху, и многие зоны оказались там, где нет и не было причин для предпринимательской активности,

считает аналитик АЛОР Кирилл Яковенко. «Относительно успешными стали те ОЭЗ, где уже и так все было хорошо с предпринимательской активностью, например в Липецкой области. Приказной порядок создания ОЭЗ и накачки их деньгами привели к тому, что государственные деньги просто лежали на депозитах коммерческих банков, а на проценты с этих депозитов функционировал чиновничий аппарат», — говорит Яковенко.

Применение таких «социалистических методов» управления всегда приводит к нецелевому расходованию средств, коррупции, но в то же время «привлекает внимание к авторам проекта, то есть к МЭР, создает вокруг министерства информационные поводы, движение бюджетных средств, подобие активной работы», — резюмирует аналитик.

gazeta.ru



comments powered by HyperComments