Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Наш фельетон: «Щюра и культщюра»

02.03.2018, 15:05

 

Наш фельетон: «Щюра и культщюра» Волею судеб Щюра начал жить двойной жизнью. В нашем времени санкций он так и остался главным местечковым записывателем, возглавляющим отделение союза особо нелепых записывателей, а в параллельном мире его физическая личность, обогнавшая своё время и образовавшая параллельный мир, достигла поста министра культщюры.

В нашем мире Щюра превратился в полного болвана, лишённого души, потому что его астральная сущность вошла в тело Щюры-министра культщюры, где теперь между двумя сущностями шла нескончаемая внутренняя битва, потому что ни одна из них не желала подчиняться другой.

Щюра-болван, руководящий союзом записывателей, с помощью своей новой подручной Бздники Ивановой-Петровой-Дроновой подавал исковые заявления в суд на всех журналистов, упоминающих в своих публикациях его имя, которое, по мнению Щюры, можно было только превозносить и восторгаться достижениями носителя этого имени.

Бздника Иванова-Петрова-Дронова читала всю прессу, выходящую в регионе, просматривала все местечковые телепрограммы, выискивая повод для обращения в суд, отвечая на страстное невысказанное желание Щюры быть постоянно оскорбляемым. Юридического образования у Бздники не было, но наглости и желания хапнуть бабла хватало с лихвой.

- Пенсия маленькая, – всхлипывала без слёз толстенькая Бздника, кося глазом на закуску, выставленную на щюрином столе, – а у меня на плечах молодой муж без работы…

Когда местечковые журналисты прекратили упоминать в статьях и заметках имя Щюры, даже когда местные события были скандальным образом связаны с союзом записывателей, Бздника стала подавать исковые заявления об унижении чести и достоинства своего подопечного за игнорирование его бесполезной для всего региона деятельности.
Ни один редакционный коллектив не мог отбиться от исков Щюры, лихо составляемых Бздникой, которую в благодарность главный записыватель стал изредка приглашать на ежевечерние попойки в офисе записывателей…
Щюра-министр в параллельном мире также устраивал пьянки в своём министерском кабинете с участием своих заместителей Мони и Мины. В регионе постепенно все предприятия и учреждения перестраивались под министерство культщюры. В учреждениях здравоохранения всем больным без исключения вместо лекарств за умеренную плату выдавался сборник стихов Щюры, потому что комиссией местечкового минздрава стихи министра культщюры были признаны целебными, и не было другого способа достучаться до читательской аудитории. В стихах были зарифмованные «снадобья» от любой болезни, вплоть до Альцгеймера и Паркинсона.

Врач поликлиники, продав книгу больному, загибал уголок странички с необходимым для излечения стихотворением. На этом лечебный процесс со стороны врача заканчивался. Остальную работу выполнял больной, читая и заучивая наизусть цельбоносные строки:

…Не надо горевать родове,
Не надо лить печали слёз
И помирать пока не стоит, –
Моим стихом убей туберкулёз!

…Ты – человек, а не скотина –
Не вороти от книги нос.
Мои стихи отгонят скарлатину
И победят желтуху и понос!

…Бывает в жизни твоей порно,
Порою жизнь твоя – как триллер,
Читай мои стихи упорно,
И сгинут сифилис и триппер!

В учреждениях образования изучали исключительно записывательское наследие Щюры. После окончания курса выпускнику выдавался особой выделки значок «Щюровед» с дипломом, с которым можно было претендовать на любую должности в государственных и муниципальных учреждениях.

Все непищевые предприятия региона перешли на изготовление значков «Щюровед», достаточно сложных в изготовлении, и на отливку бюстов и статуй в рост Щюры для украшения населённых пунктов области, и одновременно для устрашения потенциальных оккупантов и захватчиков.

Параллельный мир, в котором находился регион, возглавляемый министерством культщюры, имел свою специфику, но и там деятельность Щюры имела глубоко негативный характер.

Население региона напрочь перестало читать.

Настало раздолье пьяницам, – их никто не имел права порицать, а уж о задержании в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и говорить нечего. Наряд полиции, завидев валяющегося на тротуаре пьянчугу, должен был зимой заботливо прикрыть его пледом, а летом – разместить бесчувственное тело в тени, чтобы избежать солнечного удара.
Выпивохи квасили даже на своём рабочем месте, потому что, напиваясь, они впадали в «состояние Щюры» и могли узреть истину в последней инстанции.
Федеральные власти, ничего не достигнув грозными официальными письмами, ругательными телефонными звонками и инспекциями, готовили вооружённое вторжение в щюрин регион, где затем планировалось установление непосредственного президентского правления.

Это было самое страшное. При таком правлении воровать и брать взятки было невозможно.

Ведущие чиновники города собрались на экстренное совещание.

Были разные предложения. Говорилось даже о психиатрической больнице, где из Щюры в момент могли сделать полного олигофрена, о лагере, где Щюра мог сидеть до конца своих дней под разными фамилиями вместо освобождаемых за достойную плату.

- Нет, так не пойдёт, – вымолвил до сих пор молчавший чиновник, поседевший и полысевший на государственной службе и наживший огромное состояние на взятках, не разу так и попавшийся в лапы оперативников, – Щюру надо мочить… Побаловались – и хватит…

Все присутствующие, уже вооружённые кто табельным, а кто и наградным оружием, направились пешим ходом к зданию министерства культщюры, где в это время в огромном кабинете пировали министр и его заместители.

Мину немного развезло, и она не сразу почувствовала опасность, а когда почувствовала, было поздно спасаться физически: за дверью уже слышалась глухая поступь грузных людей, не привыкших ходить на цыпочках.
Мине помогла хадисская практика, давно изученная ею. Одного тихого, но грозного слова достаточно было, чтобы четыре духовные сущности вышли из трёх тел и уже со стороны наблюдали, как в офис ворвалась группа представительных мужчин, молча расстрелявших руководство культщюры, а заодно уничтоживших один из параллельных миров, созданных из-за Щюры.

Астральные сущности обычно очень общительны, но не на этот раз.

В полном молчании все четверо вернулись в наш мир, где и вошли в свои физические тела.

Теперь в каждом из троих записывателей стало пребывать по два астральных наполнения.

Только минины наполнители, не споря, разделили между собой обязанности по управлению физическим телом.

В физических телах Щюры и Мони сразу начались дикие споры о главенстве.

- Я - министр! Я – заместитель министра! – сотрясалось астральное пространство. – Вы – бестолковые записыватели – должны подчиняться нам и преклоняться перед нами!

- Мы породили вас! – завывали астральные сущности записывателей. – Мы помогли вам достичь высокого положения в обществе, где вы не смогли ужиться и постоять за себя!

Во время спора духовного концентрата физические тела записывателей тупо наливались водкой и закусывали солёными огурцами и колбасой.

У краешка стола рыдала горькими пьяными слезами молодящаяся пенсионерка Бздника Иванова-Петрова-Дронова, авансом оплакивающая вступление в силу с 1 июля текущего года запрет на представительство в суде проходимцам без юридического образования, к коим, хочешь-не хочешь, относилась её пошловатая личность.

Рос Эзопов, астраханский областной общественно-политический еженедельник «Факт и компромат», № 4 (764), 2018 г.

comments powered by HyperComments