Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Замороженный эфир. Качество рекламы приблизилось к качеству жизни

14.05.2018, 07:30

 

Замороженный эфир. Качество рекламы приблизилось к качеству жизни Было это десять лет назад. Никогда не лежал в стационаре. И вот загремел. Больничная палата напомнила часть городского пляжа с двенадцатью лежаками, только на колесиках. С такими же примерно удобствами. Но запомнилась даже не лечением, ополоумевшими от обилия доступной пищи комарами и общим удобством в коридоре. И даже не синюшным картофельным пюре без соли на обед, а лживой телерекламой, безжалостно отбирающей у обитателей палаты остатки здоровья.

Телевизор стоял у стены без окон на одной из прикроватных тумбочек. Им управлял хозяин этого телеприемника, сорокалетний водитель-дальнобойщик с грыжей позвоночника. Неожиданная (впервые в моей жизни) недоступность пульта обернулась для меня настоящей головной болью.

Телевизор лупил по мозгам с утра и до отбоя: то требуя, то умоляя что - то срочно купить, намазать, проглотить. И этот ор вырывался из эфирного потока всегда внезапно, перебивая все подряд. Если на время отвлечься от экрана, то, казалось, что не телепрограммы чем-то прерываются, а наоборот хор назойливых спекулянтов ненадолго перекрываются чем-то другим малоинтересным. Это был настоящий кошмар.
Реклама (вместе со всем остальным) вырубалась только в двух случаях: когда к владельцу пульта приходили родственники с едой или когда он засыпал, передавая соседу кнопки в оборванном пакете.
Временный владелец пульта – рыжеволосый разговорчивый украинец, лет пятидесяти, ловко находил другую кнопку, выключая рекламу. Знал бы он, как я его боготворил в это мгновение!

Когда выписался из богадельни под названием больница, решил уточнить: все ли так болезненно реагируют на рекламу. Присмотрелся, пообщался. Оказалось почти все. В больнице, кроме меня с украинцем, её органически не выносили шесть соседей по несчастью – весь левый ряд у окна. Причём реагировали там оригинально, дополняя советы экранных коробейников непечатными выражениями. А трое у стены – переложили подушки к проходу и вообще ничего не смотрели и не слушали. Оставался один равнодушный – хозяин пульта. Спросил, почему. Тот в свою очередь удивился: «Ты про эту телехрень?».

Конечно, больничная палата на двенадцать коек, не всё общество. Однако позже, потратив немало времени, я так и не отыскал ни одного любителя телерекламы. Ни одного. Тогда вопрос: кому нужен этот бесконечный от рассвета до заката раздражающий поток лживой рекламной ерунды, перебивающий даже нормальные фильмы?

Отвечаю, собственникам сомнительного товара и производителям рекламы. Но их (учитывая стоимость телерекламы) тысяча, пусть десять тысяч. Почему же желание одних больше заработать, для других обернулось серьёзными жизненными неудобствами? И почему они молчат? Неужели сегодня у телеэкранов живет одно безмолвное тупое население? Вряд ли. Тогда почему всё это безобразие живёт десятилетие, несмотря ни на что?
С интернетом или пультом под рукой эту проблему можно не замечать. Перескочить на «Культуру» (правда и её стал всё откровеннее окучивать один из банков), не составит труда. Но почему рекламное засилье так легко перешло все рамки приличия? Предчувствую недовольство телевизионщиков: дескать, двигатель торговли, не хочешь – не смотри и т.д.
Не о телерекламе разговор (об этом низкосортном продукте давно уже всё сказано), о безобразной практике её размещения на ТВ. На государственных каналах (включая местные), содержащихся или получающих немалые средства на передачу сигнала из бюджета. То есть наши денежки. А чуть ли не каждый рекламный ролик с резким перепадом по звуку, что запрещено законом (ст. 14 закона «О рекламе»). Часто не соблюдается обязательное правило – отбивка рекламных пауз (п. 1 ст. 14 того же закона), а также обязательное оповещение перед любым перекрыванием программ и рекламой и т.д.

Сплошь и рядом эфирный сговор. Это когда все федеральные телеканалы – и большие и помельче почти одновременно прерывают свои программы рекламой. Поэтому только два-три попадают «в стык» телепрограмм, остальные – тискают рекламу куда попадет. Рвут рекламой сюжет фильма, спектакля или даже прерывают свою авторскую программу.

Невольно возникает вопрос: почему получая деньги из кармана налогоплательщика – телезрителя госканалы так откровенно пренебрегают его интересами? Ответ прост, как и на другие болезненные темы: никто за это не отвечает. И не только за это. Главное: рейтинг – бабло, бабло – рейтинг. Вот и получается что, судя по телерекламе, у россиян поголовно проблемы с грязными волосами, гнилыми зубами, жутким простатитом и у них постоянно пучит живот.
Прошло десять лет. Казалось, целая вечность. А реклама как была назойливая и лживая, так и осталась.
Заболотилась, закостенела не только реклама, но и само ТВ перестало развиваться. Рекламно-идеологический треш не способен рождать что-то новое, оригинальное. Только штампы и пошлость, лубочную развлекуху. А зачем что-то менять? Все довольны, никто не возмущается. Если на дворе праздник – на экранах Стас Михайлов, переходящий в Валерию, оттуда к Меладзе. И, конечно, Киркоров с бывшей супругой. Подготовлены заранее и праздничные дежурные сериалы (целиком): «Диверсант», «Смерш», а по будням – «Улицы разбитых фонарей» и другие набившие оскомину телевизионные долгоиграйки. Из мультиков, старожил эфира – сериал про глуповатого киевского князя и простодушного Добрыню.

Когда говорят, что наша стране обладает уникальными ресурсами, это правда, но не вся. Есть ещё одно достояние республики – ТВ с его непревзойденной способностью создавать эфирное счастье (светлое будущее). Есть телевизор – будешь знать и ждать приближение благополучия и счастливой жизни. Нет – живи, где живешь.

Николай Василич, журналист
Астраханский областной общественно-политический еженедельник «Факт и компромат», № 15 (775), 2018 г.

comments powered by HyperComments