Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

История издевательств астраханских чиновников. Горбунов, Белова, Арефьев, Рамазанов и другие...

28.10.2012, 21:21

 

В 25-ом номере газеты «Факт и компромат» в статье «Экзекуция или торжественная порка астраханской Фемиды» астраханцы прочитали их шокирующие определения астраханской судебной власти. Напомню первые строчки: «Фемида – богиня еще та! Пройдоха, лицемерка, похотливая сластолюбка, одним словом, богиня правосудия. На лисьем личике постоянно красуется креповая повязка, скрывающая голубенькие бегающие глазёнки. Сквозь повязку всё прекрасно видно, и поэтому чисто символические весы всегда показывают КАК НАДО».

Эта выдержка поразила меня своей точностью.

Я писал судьям об их неправомерных решениях, но до «Факта и компромата» в Астрахани так Фемиду ещё не пороли публично! Поздновато президент стал говорить о борьбе с коррупцией и о несоответствующей задачам страны судебной системе. Ещё более тридцати лет назад я столкнулся с этой системой и, дошедший до Верховного суда РСФСР, с ужасом понял, что чем выше сидит судья, тем меньше в нём Закона, справедливости и человеческого достоинства.

44 года назад я приехал в Астрахань учить в школе детей рисованию и черчению, попутно внушая им необходимость быть честными, порядочными, добрыми и внимательными к больным, слабым, старым и нищим. Но из-за непорядочных директоров школ, взрослые сыновья которых совершали даже уголовно наказуемые преступления, мне пришлось уйти из школы на производство. По различным обстоятельствам я снова в ступал в конфликт с разным начальством, обкрадывающим работающих людей и государство.

Например, в АТТУ (Астраханское трамвайно-троллейбусное управление) я стал бригадиром, получил из рук Немировского переходящее красное знамя и вымпел, стал членом Н.К. и председателем профкома трамвайного депо. Вот тут-то я и увидел, как начальство разворовывает бюджетные деньги и узнал – почему трамвай в городе постоянно сходит с рельс. Просто шпалы продавались дачникам. Писалось сотни липовых нарядов (якобы на просев песка), а деньги попадали в карманы начальников-жуликов. Я вызвал КРУ, и начальство чуть не загремело на нары. Но коммунистов партия не выдаёт. Николай Васильевич Арефьев отозвал КРУ и жулики стали депутатами.

Администрация трамвайного депо приняла на работу бывших зеков, которых поила щедро водкой и дала задание – принудить меня к увольнению. Однако огромного зека я «остудил», но свои нервы не смог и стал даже угрожать начальству личной расправой. Но чтобы дело не доводить до драк, я был вынужден сам уволиться. Выскочил из АТТУ, как из преисподние, ненавидя пьяниц и тех, кто им даёт деньги на пьянку и толкает на дикие преступления.

По «наколке» устроился работать в Началовское УООС (Управление обводнительных оросительных систем) электромашинистом. Превосходный слесарь – я быстро наладил неработающие насосы и покрасил их в разные цвета. На новом месте, среди полей и пашен, я немного успокоил свою нервную систему и стал приводить в надлежащий порядок всю насосную станцию и подъезды к ней. Но… Вдруг приезжает начальник участка Лунёв и говорит: «Бабаносов велел передать, чтобы ты ему отдавал по 100 рублей, когда будешь получать зарплату!».

- Но у меня семья! Я три месяца не работал. Долги накопились, а зарплата 130 рублей. Что я жене принесу? Эти 30 рублей за весь месяц?!

- Я тебе передал слова Бабаносова. Он говорит, что принимает в УООС сельских «корсаков» и они несут ему балыки и мясо, а ты – городской – должен давать ему на водку, а не будешь давать деньги, он тебя разотрёт и выгонит с «волчьим билетом»! Я тебя предупредил…

Лунёв уехал, а через неделю на «Волге» подъехал и сам Бабаносов Станислав Григорьевич:

- Тебе Лунёв передал мои слова? Завтра зарплата, сотню отдашь ему. Я повторять два раза не буду, - сказав эти слова, он укатил.

Вот те раз! Из огня да полымя!

И снова зеки, и не зеки – стали угрожать мне расправой: «Я те здесь нож в брюхо и утоплю!» - кричал один «новый сотрудник», воровавший капусту с полей сотнями кочанов, хотя на этой станции он никогда не дежурил и её не запускал, а эти сельские «корсаки» - вообще в насосах ничего не смыслили и не желали даже что-то сделать – лодыри и пьяницы!

И начался для меня земной ад. Третировали, ущемляли, переводили с места на место; со скользящего графика на ежедневный. Якобы по производственной необходимости – рисовать плакаты к 7-ому ноября, но и в декабре держали во дворе на базе без места и укрытия, а все алкаши строчили докладные по моим «нарушениям».

Я ходил жаловаться в ОблВодХоз к главному инженеру на издевательства. А когда его увидел, то изумился. За огромным полированным столом сидел самый настоящий алкаш. Из-за тряски рук даже подписи в документах ему удавались с трудом. Своего обещания он не сдержал, меня не вернули на своё рабочее место и на свой скользящий график.

Тогда я пошёл жаловаться к Первому секретарю Приволжского района партии – Горбунову Геннадию Александровичу – теперешнему сенатору от Астраханской области.

Он вежливо разрешил войти и приготовился меня внимательно выслушать, но как только услышал, что его лучший друг Бабаносов у меня выпрашивает 100 рублей каждый месяц, Горбунов не поверил и сказал, чтобы я это изложил на бумаге подробно. И ему передал для обсуждения на райкоме.

Я написал свою «записку» и передал через его технического секретаря – Болгова Николая – моего знакомого по заводу им. Карла Маркса.

- Что ты ему написал?! – изумлялся Николай, - У Горбунова никогда не было никаких книг на столе, а тут он уже третий день прячет быстро в стол твою розовую тетрадку. Что ты ему там написал?

А я написал Горбунову, что Бабаносова уже судили за хищение студенческих денег в группе преподавателей и что на практикантские деньги они понакупили себе «Жигулей» и катали студенток «сдавать зачёты». Были суды. Одного преподавателя осудили на 4 года, а за Бабаносова заступились большие люди, и он ускользнул из зала областного суда прямо на своём красном «Жигулёнке». Из Мелиоративного техникума, где он и организовывал банду воров-преподавателей, он благополучно пересел в кресло управляющего Началовского УООСа!

Секретарь Приволжского райкома Горбунов, начитавшись до полного понимания того, что Бабаносов, организовавший расправу над «непокорным» сварщиком (не желающим варить всю жизнь машины начальству, прокурорам и их знакомым), есть очень ценный работник и его надо принять в партию! Бабоносова…

А Бабаносов принял зека, у которого шесть ходок за разбой и грабежи. И тот ночью попытался выпустить кишки сварщику-электромашинисту, который еле увернулся, но потом приготовленной трубой крепко успокоил зека. Два человека оказались в больнице без шансов выжить. Но оба выжили благодаря усердию врачей.

Умный Г.А. Горбунов передал мою тетрадку второму секретарю, а тот третьему, а третий отдал мою тетрадь Бабаносову. Вот бы скандал! Я поднял на уши весь райком партии, и тетрадка была изъята у прохвоста и передана Турченкову В.Е. – председателю Исполкома. Тот передал Морозу. А Мороз срочно простудился и сбежал на больничный.

Полтора месяца меня мордовали по кругу, пока Виктор Епифанович Турченков не вручил мне трудовую книжку с увольнением за прогулы по неуважительным причинам.

Вот тогда я и подал заявление в суд, когда понял, что партия сгнила до основания, воры и жулики у неё под надёжной защитой. Примеров этому - не счесть!

Моё заявление попало к судье Беловой Татьяне Михайловне. Ну, это был тоже цирк!

«Свидетель Козин пояснил суду, что слышал, как рабочие говорили, что Касичев (то есть я) опоздал с обеда на 15 минут». Вот такие перлы судейского «решения» именем Союза Советских Социалистических Республик выдала судья Белова Т.М.!

Я написал «протест». Я написал «слово к суду», в котором задал Беловой вопросы, на которые она не смогла ответить: «Почему вы, суд, защищаете того, кто требует с каждой зарплаты 100 рублей себе на водку?» Ну и т.д. Началовский суд не восстановил конституционную справедливость, хотя в КЗОТе всё истолковано предельно ясно про производственную необходимость и про сроки перевода рабочих по этой необходимости.

Я написал кассационную жалобу в областной суд, а там ещё одно чудо астраханского правосудия: бывший морячок Бесчастнов! Такого лицемерия и непорядочности я и не думал в этом суде услышать и увидеть. Генрих Бесчастнов втирал мне, что я плохой работник и что меня восстанавливать нельзя, так как из-за меня там сложилась плохая трудовая обстановка! И по этой причине он не видит оснований восстанавливать меня на работе и отменять решение Приволжского суда.

Я был как в страшном и очень дурацком сне. Судьи, чем выше, тем меньше знакомы с главными положениями законов и даже не желают их вообще знать!

- Вы, дескать, имеете неуживчивый характер и поэтому вы везде, где работаете, конфликтуете с администрацией, - говорил мне Бесчастный.

- Ну, а если у меня требуют мою зарплату им отдавать? Что мне прикажете делать?

- Честно и добросовестно выполнять свои трудовые обязанности и распоряжения администрации, - таков был ответ.

А потом я увидел Бабаносова, который в областном суде чувствовал себя очень уверенно, заглядывал в кабинеты судей, а те перед ним пресмыкались, широко улыбаясь и, не зная меня ещё в лицо, прямо в вестибюле многократно кивали ему головами и обещали, что всё будет нормально и что его присутствие на суде совсем не обязательно. И Бабаносов победителем пошёл на выход, а я понял, что эти судьи ему либо родственники, либо подельники. Уж очень услужливо ему обещали, что они всё сделают «как надо». Я понял, что и здесь мне не следует ожидать от судей – ни порядочности, ни справедливости. А когда было заседание – я сразу сказал одной из «кивашек», что вначале нужно быть гражданкой СССР, а потом только прокурором и чтить законы, а не преступников.

Прокурорша Жукова отвернула в сторону свою серую, недовольную физиономию. Эта коллегия из трёх «кивашек», конечно, решение райсуда не отменила.

Пришлось писать в Верховный суд РСФСР. Но Верховный суд меня удивил ещё больше. Они вообще не знают ни одной строчки КЗОТа! Я получил от члена Верховного суда Ёлкина такую несуразицу, что был сильно удивлён, что именно такие, совершенно никчёмные люди, населяют высокие судебные инстанции.

По подсказке, я написал письмо в редакцию «Советской России», что там от своего имени они держали контроль над решениями Верховного суда. Но они, не мудрствуя лукаво, переслали письмо в Астраханский областной суд, где заседал новоиспечённый исполняющий обязанности Председателя областного суда Жумабай Рамазанов, который ответил мне на запрос редакции курьёзнейшим судейским бредом, ничего не имеющим общего с законами о труде того периода.

По Рамазанову получается, что двадцать электромашинистов могут работать по условному графику сутки-через трое, а двадцать первый электромашинист такое право почему-то потерял и обязан ездить «работать» на эту насосную станцию за 30 км ежедневно. Тем более, что именно он весной привёл в технический порядок и запустил в работу четыре насоса, которые не смогли запустить другие – бестолковые, но имеющие, по понятию Ж. Рамазанова и других областных и московских судей, право работать по скользящему графику – с бутылкой на рабочем месте!

Вообще-то Ж. Рамазанов тогда рассуждал вполне разумно, с точки зрения гуманиста. Ведь должен же кто-то постоянно находиться на удалённой от людей насосной станции и следить за тем, чтобы пьяный «привилегированный» - хоть и тупой – электромашинист не утонул в дрене. Но почему об этом прямо не написать в своём «определении» незаконно уволенному по 33-ей статье ворующим и пьянствующим начальством?

Почему Ж. Рамазанов посчитал, что красить и писать лозунги к 7-ому ноября – есть «производственная необходимость», да ещё не на 1 месяц, а на 3-4 и далее? Ж. Рамазанов писал, что «Вы согласились с этим переводом и в суде не оспаривали». Простите, в каком суде? И у каких судей астраханской области можно оспорить свои трудовые права, основываясь на КЗОТе? Да ещё тягаться с именитыми, профессиональными управляющими и жуликами?!

Я видел своими глазами, как пресмыкаются и широко улыбаются перед такими прохиндеями областные судьи!

И если судья Т.М.Белова не смогла преодолеть давление прокурора Вячеслава Белоусова, то областным судьям разве районный прокурор – указ? Конечно, не указ, но получается, что у всех судей на всех «этажах» - на честных и порядочных «истцов» или «ответчиков» - дикая аллергия. Действительно, что с них взять – с измотанных и ограбленных разными хапугами и жуликами в руководящих креслах? Словесную благодарность? Судьи хорошо знают и понимают умную истину деляг: «Спасибо в карман не положишь». Хотя, конечно, судьи тоже люди и тоже любят, когда им говорят «спасибо» и они часто говорят «спасибо». Но это совсем иные, чем у простых людей отношения. От богатых и авторитетных им приятно слышать «спасибо» и отвечают тем же словом, но в более тонкой, душевной обстановке. И тогда их душа теплеет и способна на широкие жесты, от которых все Законы и Кодексы летят к верху тормашками!

Всем живым и неживым тысячи лет известна поговорка: «Закон – как дышло, куда повернёшь, туда и вышло».

И слав Богу, что наконец-то глава государства дал своё и самое точное определение деятельности судов и отдельных судей: «Издевательство над сутью Закона – преступление!».

Касичев Павел Семёнович

Справка. Кем они стали

Бабаносов Станислав Григорьевич - начальник Правобережного управления оросительно-обводнительных систем - филиала Государственного предприятия "Астраханреммелиорация". В 1998 году получил звание "Заслуженный мелиоратор Российской Федерации".

Горбунов Геннадий Александрович — российский государственный деятель. Представитель в Совете Федерации России от законодательного органа государственной власти Астраханской области. Председатель комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике.

Турченков Виктор Епифанович - 9 февраля 2001 г. был назначен управляющим делами Администрации области.

Белова Татьяна Михайловна - руководитель Управления Федеральной регистрационной службы по Астраханской области-главный государственный регистратор Астраханской области.

Рамазанов Жумабай Калидулаевич - «Заслуженной юрист Российской Федерации».

Арефьев Николай Васильевич - Руководитель регионального отделения КПРФ. Секретарь ЦК КПРФ. Депутат Государственной Думы Астраханской области.

"Факт и компромат" №36, декабрь 2009 г.

Загрузка...
comments powered by HyperComments