Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Рыбинспектор вправе рассчитывать на защиту со стороны государства

28.08.2013, 13:04

 

Увеличение численности рыбинспекторов в регионах – одно из самых частых требований, которые можно услышать, когда речь заходит о наведении порядка на водоемах.

Между тем в официальных источниках нередко проходит информация о случаях нападения на сотрудников Росрыболовства, работающих в рыбоохранных подразделениях. В конце прошлого года им даже вернули право на ношение служебного оружия. Какие меры принимаются для защиты жизни и здоровья должностных лиц, осуществляющих контроль в сфере рыболовства и сохранения водных биоресурсов, и улучшения условий их работы, в интервью Fishnews рассказал советник руководителя Росрыболовства Вячеслав Бычков.

Вячеслав Борисович, насколько актуален вопрос страховой защиты рыбинспекторов?

– К сожалению, это одна из проблем, с которыми Росрыболовство сталкивается в повседневной работе. Если взять официальную статистику, которая скорее всего занижена, поскольку по каким-то фактам, возможно, мы просто не получаем докладов, то только за последние три года зафиксировано 22 случая обстрела. И это не просто были выстрелы в воздух, это стреляли преднамеренно в наших должностных лиц, в граждан Российской Федерации!

Еще 45 случаев угрозы физического противодействия законным требованиям инспекторов с применением ножей, палок – чего угодно, 8 случаев порчи государственного и личного имущества, в том числе поджоги служебных помещений и транспорта. В 2011 году в Республике Дагестан мы потеряли нашего сотрудника. Никаких сомнений, что причина этого – выполнение им служебных обязанностей.

Понятно, что статистика для нас очень неприятная, цифры страшные. И мы отдаем себе отчет в том, что когда наш инспектор получает увечья, он находится на государственной службе, выполняет функцию федерального государственного контроля и надзора и как государственный человек вправе рассчитывать на защиту со стороны государства, в том числе страховую. Выезжая на территории, проводя совещания на местах, мы постоянно сталкиваемся с этим вопросом. Вот, пожалуйста, пример: погиб сотрудник, а какие меры социальной защиты для его семьи? Они ведь потеряли кормильца.

До августа 2004 года проблема госстрахования должностных лиц, осуществляющих контроль в области рыболовства и сохранения ВБР, была законодательно урегулирована. Получается, что ранее работникам рыбоохраны была гарантирована страховая защита государства?

– Если обратиться к истории, то 20 апреля 1995 года был подписан Федеральный закон № 45 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». В соответствии с этим законом был определен перечень федеральных органов исполнительной власти, должностные лица которых подлежали государственной защите, в том числе социальной, в рамках которой предусматривалась обязательная материальная компенсация в случае причинения вреда здоровью или, не дай бог, гибели людей. И до 2004 года к лицам, подлежащим государственной защите, относились и работники рыбоохраны.

Однако с вступлением в силу Федерального закона № 122 от 22 августа 2004 года редакция пункта 12 статьи 2 закона о государственной защите была уточнена, и взамен перечисления работников каждого из органов государственного надзора, к лицам, подлежащим государственной защите, были отнесены работники всех федеральных органов государственного контроля. Казалось бы, разница невелика, чуть изменили формулировку. Положением о Росрыболовстве за нами закреплены функции федерального государственного контроля (надзора) в области рыболовства, поэтому федеральное агентство просто обязано страховать своих должностных лиц.

Но на практике не все так просто. В частности, по мнению Минфина, для выделения бюджетных средств на расходы по страхованию нужны веские основания, например специальный закон либо правительственное решение, в котором должны быть указаны должностные лица федерального государственного контроля и надзора в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов. Собственно, раньше так и было, но впоследствии этот перечень убрали, заменив формулировкой, поскольку существует очень много структур, которые выполняют функции федерального государственного контроля и надзора в различных сферах.

При этом речь не идет о каких-то огромных средствах. Проведенные нами расчеты показали, что государственное страхование жизни и здоровья 2863 должностных лиц Росрыболовства, осуществляющих функции государственного контроля (надзора), при среднемесячной заработной плате 22,4 тыс. рублей потребует выделения дополнительных средств федерального бюджета в объеме 4,5 млн. рублей в год. Но в условиях жесткого дефицита финансирования деятельности наших теруправлений даже такую сравнительно небольшую сумму взять негде.

Если бы даже произошло чудо, и мы эти деньги каким-то образом смогли бы изыскать, то пустить их на страхование все равно нельзя, поскольку это будет нецелевым расходованием средств федерального бюджета. Ведь Минфин высказал позицию, что оснований для этого нет. По какой тогда расходной статье их проводить?

Каким образом Росрыболовство предлагает урегулировать эту проблему? Через внесение изменений в законодательство или есть более быстрый путь?

– Вначале мы шли по пути, который порекомендовал нам Минфин, то есть внесение изменений в законодательство, затем в подзаконные акты и т. д. Но коллеги из Минэкономразвития убедили нас в том, что на самом деле законодательная основа уже существует, поэтому нужно просто настойчиво добиваться своего. В этом нас поддерживают и МВД, и Минздравсоцразвития, и Роспотребнадзор, однако главный финансовый орган исполнительной власти пока не находит достаточных правовых оснований для выделения бюджетных ассигнований на страхование должностных лиц Росрыболовства.

Напомню, что с 2012 г. функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правового регулирования в области рыболовства, а также контроля и надзора за водными биологическими ресурсами и средой их обитания во внутренних водах Российской Федерации переданы Министерству сельского хозяйства. Мы доложили все доводы и соображения Минсельхозу. Самым быстрым решением могло бы стать доведение до Росрыболовства необходимых средств на страхование сотрудников рыбоохраны. В принципе нам без разницы каким путем идти, наши сотрудники ждут результата. Поэтому этот вопрос остается одним из приоритетов нашей работы.

Несмотря на эти шаги, как отмечалось на майском заседании правительственной комиссии, средства федерального бюджета на страхование инспекторов рыбоохраны не выделяются. Председатель правкомиссии Аркадий Дворкович поручил заинтересованным министерствам проработать вопрос. Известны ли уже результаты?

– Пока о результатах говорить нельзя, но мы рассчитываем, что они будут, потому что вопрос о страховании в принципе впервые был поднят на таком уровне. В 2012 году мы включали его в план работы прежней правительственной комиссии, которая занималась вопросами только рыбохозяйственного комплекса, но в силу определенных причин заседание комиссии не состоялось. В итоге мы потеряли практически год и вошли с этой проблемой в 2013 год.

28 мая на заседании отраслевой правительственной комиссии Аркадий Дворкович поручил Минсельхозу совместно с иными ведомствами проработать различные правовые конструкции для решения данной проблемы. Сейчас мы ведем сбор предложений по поручению вице-премьера и в августе, видимо, будем готовить новый доклад для представления на комиссии.

На ваш взгляд, положительное решение вопроса с государственным страхованием рыбинспекторов будет способствовать преодолению кадрового дефицита в теруправлениях?

– Безусловно. Мы понимаем, что государственная служба сама по себе тяжелая, поэтому для повышения мотивации сотрудников органов контроля (надзора) помимо заработной платы, то есть материального стимулирования, должен быть еще какой-то набор защитных мер. Гарантированная страховая защита, конечно, повысит привлекательность работы государственного инспектора.

Кроме того, в настоящее время мы практически вышли на финишную прямую по обеспечению инспекторов рыбоохраны служебным оружием. Стоит отметить, что это право было возвращено только в 2011 году после семилетнего перерыва.

В соответствии с постановлением Правительства РФ № 137 от 18 февраля 2013 года с 1 апреля предельный штат рыбоохраны должен был расшириться на 455 единиц (с 3635 до 4090 человек). Каковы дальнейшие планы по увеличению численности рыбинспекторов?

– Вы затронули больную для нас тему. Действительно, по итогам визита Президента России Дмитрия Медведева в Астрахань 2 сентября 2011 г. мы получили целый набор знаковых поручений, направленных на повышение эффективности государственного контроля и надзора. Среди них – доведение численности рыбинспекторов до обоснованной потребности.

Здесь надо учитывать то обстоятельство, что когда в 2004 году функции рыбоохраны были переданы в Россельхознадзор, мы лишились и сотрудников, необходимых для их выполнения, а это почти 6,5 тыс. человек. В 2007 г. эти функции нам вернули полностью, а вот штатных единиц обратно мы получили гораздо меньше – немногим более 4 тыс. человек. Отсюда потребность в увеличении штата рыбоохраны, хотя бы до прежнего уровня. К слову, в этом случае нас поддержал даже Минфин, предложив вернуться к численности обоих ведомств на момент передачи функций.

В итоге мы действительно получили в соответствии с постановлением Правительства 455 штатных единиц, и на сегодняшний день численность рыбинспекторов доведена до 4090 человек. Но на самом деле Росрыболовству всего лишь разрешили в 2013 году не сокращать на 10% штат госслужащих, а инспекторы рыбоохраны относятся к данной категории. С 2010 по 2012 годы мы поэтапно сокращали количество должностных лиц в территориальных органах на каждый год на 10%. Сейчас мы вышли на цифру 4090 человек, но ведь в 2010 году у нас было 4544 сотрудника. Поэтому фактически мы остались в минусе и все равно потеряли численность.

В Росрыболовстве нет ни одного штатного сотрудника обслуживающего персонала – нет водителей, уборщиц, слесарей, механиков и т. д. Но мы на это закрываем глаза и просим у Правительства выделения дополнительных ассигнований хотя бы на содержание плавсостава, потому что в теруправлениях появились новые лодки, катера, а обслуживать их некому.

На недавней встрече с президентом страны руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний вновь поднял вопрос об увеличении численности сотрудников рыбоохраны. Минсельхозом и Росрыболовством определена дополнительная потребность в 1373 единицах федеральных государственных гражданских служащих (инспекторы рыбоохраны) и 404 единицах вспомогательного персонала (капитаны, судомеханики, матросы).

Это не наша прихоть, а объективная необходимость. К нам регулярно приходят обращения глав субъектов Российской Федерации с просьбой добавить людей для охраны водных биоресурсов, которые являются федеральной собственностью. Рано или поздно будет принят закон о любительском рыболовстве, где прописано нормирование улова. Это снова увеличит нагрузку на инспекторов, которым придется следить за соблюдением этих норм.

Продолжится ли укрепление материально-технического обеспечения рыбоохраны?

– Это еще одна из наших болевых точек, которая также отражена в астраханских поручениях Президента, по причине изношенности транспортного парка и отсутствия финансирования на его замену. С сожалением приходится признать, что браконьеры нередко оснащены лучше, чем государственные инспекторы рыбоохраны. Однако было бы неправдой сказать, что ничего в этом направлении не делается.

В рамках выполнения поручений, в 2012 году Росрыболовству дополнительно целевым порядком было направлено 300 млн. рублей, за счет которых приобретено 579 автомобилей повышенной проходимости отечественного производства и бензин для их эксплуатации. Кроме того, по линии федеральной целевой программы по развитию рыбохозяйственного комплекса построено 39 рыбоохранных катеров, из них 37 скоростные, способные развить скорость до 100 км/ч. При всех недостатках исполнения ФЦП, за которые нас сильно критикуют, направление по строительству рыбоохранного флота мы отработали на 100%.

Новая техника сразу была направлена на места, в первую очередь в территориальные управления, где самая тяжелая обстановка. В этом плане мы очень хорошо поддержали одно из наших боевых в прямом смысле слова теруправлений – Волго-Каспийское, но не обидели и других.

В этом году, несмотря на все предложения и обоснования Росрыболовства, средств на материально-техническое оснащение наших территориальных органов в бюджете не нашлось. Более того, финансирование рыбоохранной деятельности снижено по сравнению с прошлым годом на 19,2%. Тем не менее работа в этом направлении продолжается, в том числе с Минфином в рамках подготовки проекта федерального бюджета на 2014 год. Будем доказывать и обосновывать необходимость увеличения финансирования рыбоохраны.

Анна ЛИМ, газета «Fishnews Дайджест»,

fishnews.ru

comments powered by HyperComments