Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Под маркой закрытия. Рынок на перекрестке Маркина и Яблочкова должны ликвидировать

05.09.2013, 12:06

 

Здесь всё тихо, спокойно. Две из трёх металлических из каждых трёх однотипных палаток закрыты. Метр аренды, со слов одной из продавщиц, работающих на себя — 17 рублей за квадратный метр в день.

Итого в месяц набегает приличная сумма, а сами торговцы, как могут, так и убегают от участи этой. Не все, конечно, но куда деваться той же бабушке, торгующей семечками? Большинство же торгует со всеми причитающимися к такому занятию документами.

Цены — где-то чуть выше, местами ниже среднегородских по рынкам. В плане чистоты — не идеально, однако на подобных рынках в других районах зачастую гораздо хуже санитарная обстановка. Обычный хороший рынок, коих не счесть на земле астраханской.

И это тихое место вдруг всколыхнул слух о грядущем закрытии — земля под рынком уж очень плодородная. А где такое замечено, там обычно в Астрахани сразу появляются загоревшие люди, исчезают деревья, вырастают торговые центры.

Против ковша не поспоришь

Вот только нашла коса на камень у дельцов от торговых центров: не может ковш бульдозера опуститься под землю, благо под ней газ. А где газ, там и разговора идти не может ни о чём — газ же! Магистральный газопровод проходит ровно посередине рынка, и переносить его под даже предлогом безопасности вряд ли станут. Придётся строить с таким расчётом, чтобы не задеть коммуникации: помимо газа там же проходят трубы водопроводной сети, канализация…

Расчёты считающих себя будущими владельцами торгового центра могут и вовсе не оправдаться: в течение последних пятнадцати (!) лет этот рынок только и делают, что закрывают. Хотя само сочетание рынка и закрытия звучит глуповато на Шёлковом пути — как торговали, так и будут торговать. И этому есть вполне осязаемое доказательство, здание рынка советских времён. Тогда под типично-образцовом советском минимальном ампире был сооружён просторный корпус для торговли самыми разными продуктами. Постепенно продавцы выходили из-под крыши государства в буквальном смысле под небо, предпочитая ту же незаконную торговлю семечками торговле под неусыпным оком горпромторга. А бабушек с семечками даже во времена дикого социализма не трогали. Так и обживались потихоньку.

Прошло каких-то несколько лет, и здание советской торговли оказалось на задворках базара, окружённое магазинами, кафе и теми же раскидистыми торговыми рядами. Внутри этого бывшего блистательного магазина сейчас такая советская пустота. Смесь библиотеки чайханы.

Биржа зовёт

Некоторые из разговаривающих со мной торговцев были скептически настроены к грядущим переменам: работать простым людям не дадут, аренду мы сами не потянем. Придётся снова возвращаться к началу дела: устанавливать в новом месте свои нехитрые приспособления, напоминающие не то шалаши, не то шикарные ярмарочные развалы. Торговый центр, если таковому суждено появиться на месте нынешнего базарчика, обречён уже сегодня быть окружённым таким плотным кольом продавцов и товаров, что до него покупатели не доберутся. Верят торговцы в переселение или нет, с юмором относятся к этому конфузу или с негодованием, все сходятся во мнении, что это будет очередной аналог кучи других подобных мест, и поэтому смысла открывать в нём свою торговую точку продавцы не видят. Говорят, не потянет по соседству с такими китами астраханского рынка торговых центров.

За разговорами о рынке явно чувствовалась некоторая нервозность, с которой в голосе и говорили торговцы. Так или иначе, две трети из них не смогут переориентироваться с торговли продуктами на вещевой сегмент. Их уже заждались на площади Ленина, на нелегальной бирже разнорабочих, готовых работать за хлеб и воду, лишь бы не умереть с голоду и прокормить семьи. Малый бизнес — основа основ. Из него растёт средний класс, расширение которого является чуть ли не священным долгом государства перед гражданами. Это как деревья, производящие кислород; то есть разговор с ними, сами понимаете, короткий, глухой, блестящий забор, никаких данных о строящемся объекте, заказчике, субподрядчике, сплошные вольные каменщики.

Кто подумает о жителях?

Версий о закрытии рынка несколько. Первая и основная: слухи распространяются, чтобы привлечь внимание к рынку, набить цену на землю, а заодно и прощупать почву — готовы ли люди распрощаться со свежими продуктами, променяв их на пластмассовые блестящие штуки из других стран, которые овощами-фруктами назвать нельзя. Ну, если считать за таковое вату и бумагу, то да — овощи что надо! У продавцов психика крепкая, они не такое переживали, чего не скажешь о покупателях, в основном жителях окрестных домов. Этим, в массе своей пожилым, людям рынок нравится, хотя и они что-то такое слышали, но ничего конкретного. Одна женщина сразу решила раскрыть все тайны рынка на Маркина. Приготовившись внимательно её слушать, сам не заметил, как понял: передо мной обыкновенная городская сумасшедшая. Пришлось ретироваться. Тут же наткнулся на местную бригаду уничтожителей суррогатного алкоголя. Студёнистые лица просили огня. Один тут же исчез с моими тремя червонцами, его благородные спутники оказались куда более разговорчивыми. Уже по их мнению диспозиция такова: руководство рынка прокручивает свои дела и очень переживает о возможном тотальном просмотре всех их документов. Именно при странном попустительстве администрации рынка там в начале года шло разграбление людей с помощью игровых автоматов.

О жителях местных домов думают как всегда в последнюю очередь. У нас ведь как в городе теперь делается: взять хорошее место, придумать сомнительную затею, всё поломать, долго строить, сдать объект в эксплуатацию в чёрти каком состоянии, а потом сидеть и думать: почему это торговые места пустуют, а вместо запланированной баснословной прибыли предприятие приносит одни колоссальные убытки. А то обстоятельство, что людям придётся добираться за привычным ассортиментом товаров не пешком за две минуты в тапочках и халате, а на транспорте по пробкам до других рынков, никого не волнует.

***

Что ж, судьба астраханцев незавидна — терпеть и молча смотреть. Выходить бороться за рынок из покупателей явно никто не собирается. Они помнят ещё девяностые годы, когда рынок сотрясали волны переделов и был частенько закрыт — следственной группе приходилось искать улики, свидетелей многочисленных преступлений. Рынок будет некоторое время лихорадить, потом вокруг возможного нового торгового центра снова начнётся неспешная, душевная торговля с обязательным торгом. И никто не пытается продать тебе карту покупателя, не улыбается фальшиво, не стремится бежать впереди поезда и просто ждёт своего покупателя.

У бабушки купил стакан семечек.

Ильдар Каратагандаев,

Астраханский общественно-политический еженедельник "Факт и компромат" № 25 (534), 05.07.2013 г.

comments powered by HyperComments