Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

"Чёрная" чёрная икра

18.06.2009, 17:32

 

Если во всем мире черную (осетровую) икру называют русской икрой, то в России этот деликатесный продукт всегда ассоциировался с Астраханью. Ассоциации остались, а вот сама икра из Астрахани исчезла - ее трудно достать и на нелегальном рынке - пропала даже «черная» черная икра. Почему? На этот счет все компетентные лица дружно заявляют: сократилось стадо осетровых в Каспии. А вот о причинах и масштабах этого сокращения мнения расходятся.

Пальцев Валерий Николаевич, первый заместитель генерального директора Каспийского научно исследовательсткого института рыбного хозяйства:

- Я вижу здесь три причины. Первая: сокращение объемов естественного воспроизводства осетровых, прежде всего из-за того, что Волга перекрыта каскадом плотин. Производители не могут дойти до нерестилищ. Вторая причина заключается в том, что из-за сокращения численности стада осетровых количество половозрелых особей сократилось с 40-45% до 25%, в результате чего естественный нерест осетра снизился в 3-4 раза. Даже для искусственного воспроизводства не хватает половозрелых особей. Если раньше осетра отлавливали в нужном количестве и отправляли на рыборазводные заводы, то теперь с этим возникли большие трудности - на заводах содержатся производители, которые дают потомство несколько раз. Выпуск молоди осетровых на российских заводах сократился с 80-100 миллионов штук до сегодняшних чуть более 50 миллионов.

Наконец, главная причина сокращения осетровых - неконтролируемая добыча, или попросту говоря - браконьерство.

- Насколько сократилось стадо волжского осетра? Называется цифра сокращения в 20-25 раз.

- Официальных данных нет. Вряд ли сокращение достигает такой величины, но в разы - это точно.

- Разве браконьерство является настолько неразрешимой проблемой, чтобы невозможно было с ней справиться?

- Проблема в том, что если раньше Советский Союз контролировал практически всю акваторию Каспийского моря, то сейчас оно омывает берега пяти стран. А поскольку осетр нагуливается по всему Каспию, то и неконтролируемый вылов происходит повсеместно. Причем основные объемы браконьерского улова приходится не на российские воды. В этих условиях говорить об эффективном противодействии незаконному изъятию запасов не приходится.

вал практически всю акваторию Каспийского моря, то сейчас оно омывает берега пяти стран. А поскольку осетр нагуливается по всему Каспию, то и неконтролируемый вылов происходит повсеместно. Причем основные объемы браконьерского улова приходится не на российские воды. В этих условиях говорить об эсрфективном противодействии незаконному изъятию запасов не приходится.

- Насколько эффективно пресекается браконьерство в российской части Каспия?

- Об этом должны говорить не мы, а соответствующие органы, прежде всего территориальное управление «Росрыболовства» и пограничники. Я не могу дать оценку их работе.

- В советское время было всего два ведомства, защищающие рыбные ресурсы от браконьеров. Рыбоохрана ловила преступников на воде, милиция - на берегу. Часто приходится слышать, что они намного эффективнее пресекали браконьерство, нежели сегодня, когда наплодилось до двух десятков различных структур по охране биоресурсов.

- Да, есть такая проблема. У семи нянек дитя без глаза.

- Какова на сегодняшний день динамика - продолжает ли стадо осетровых сокращаться или наметился рост?

- Нет, о росте говорить не приходится, запасы осетровых находятся на низком, но стабильном уровне.

- Существуют ли сегодня на государственном или межгосударственном уровне программы по восстановлению биоресурсов Каспийского моря?

- В прошлом году завершила своё существование федеральная программа «Сохранение и восстановление водных биоресурсов», там был целый раздел, посвященный осетровым. С этого года действует целевая федеральная программа «Развитие ресурсного потенциала рыбной отрасли». Там тоже есть разделы, касающиеся осетровых.

Существует проект концепции, подготовленной работниками нашего института и региональным агентством по рыболовству по восстановлению запасов осетровых. Концепция одобрена на уровне правительства, но ее реализация на сегодняшний день сдерживается необходимостью законодательного закрепления тех предложений, которые мы высказали. Сейчас разрабатывается специальный федеральный закон о защите осетровых, в котором и будут учтены основные положения нашей концепции.

Редакция попросила прокомментировать слова Валерия Пальцева независимого специалиста Веру Евегеньевну Филатову, ихтиолога, доктора биологических наук, эксперта Государственной Думы РФ:

- К сожалению говорить о реализации каких-либо государственных программ по восстановлению биоресурсов Каспия не приходится. На бумаге-то их существует много, но реально никто работой в этом направлении не занимается. Почему в СССР так строго охраняли биоресурсы? Потому что после нефти и оружия экспорт рыбопродуктов был третьей по значению статьей валютных поступлений бюджета. После развала Союза браконьеры, причем зачастую иностранные, буквально вычерпали наши рыбные запасы. Прекратить этот беспредел способно только сильное государство, а Россия к таковым сегодня, увы, не относится.

Что касается сокращения запасов каспийского осетра, то оно достигает очень большой величины. Официальная статистика отсутствует (в ней никто не заинтересован), но судя по косвенным данным, сохранилось не более 10% того стада, что мы имели в начале 90-х. Это, замечу, еще очень оптимистическая точка зрения!

Браконьерство, конечно, наносит серьезный урон запасу осетровых, но гораздо более опасен развал единого рыбохозяйственного комплекса, некогда существовавшего на Каспии. Разваливаются научные, исследовательские структуры, сокращаются объемы практических исследований, падает качество прикладных разработок.

Государство сегодня не заинтересовано в финансировании программ по восстановлению биоресурсов, ведь они начнут окупаться лишь через 7-10 лет. Так далеко наше правительство даже не пытается заглядывать, сконцентрировавшись лишь на решении сиюминутных задач. Итог всего этого головотяпства в том, что Россия уже несколько лет не ведет промышленную добычу осетровых. Более-менее благоприятна ситуация в казахском секторе Каспийского моря, где больше внимания уделяют охране биоресурсов. Единственным экспортером «русской икры» на мировом рынке с 2006 г. является Иран (порядка 50 тонн) при том, что 30 лет назад СССР поставлял на экспорт более 2 тысяч тонн этого ценного продукта.

Алексей Урганов,

"Трибунал. Астрахань" №4, май 2009 года

comments powered by HyperComments