Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Почтовый голубь идёт пешком. О работе Управления федеральной почтовой службы Астраханской области

14.01.2015, 01:13

 

В Афинах до сих пор вспоминают гонца, отправленного с поля боя в столицу возвестить о великой победе. Имя бегуна не сохранилось, но подвиг его остался в веках: пробежав сорок два километра без остановки, он вручил старшему чину городской стражи свиток с блистательным известием и упал навзничь. Вот это была почта! Да, военная, да, событие имело знаковое значение, а имеет ли это какое-то значение по отношению к почте гражданской? 

Астраханская недопочта

Сколько порой от почты зависит судеб людей, проектов, кампаний! За столом сидят несколько человек в ожидании пакета документов. И никак не дождутся. Время идёт, деньги уходят; выплата зарплат персоналу, подписание контракта, планы на квартал – всё срывается, никак не дождутся почтальона. А в это время сам почтальон пьёт чай с коллегами из бокала с щербинкой в ожидании грузовика с корреспонденцией. Ох, не дождутся вовремя пакета с документами…

«Руководить многими, как руководить немногими – все дело в организации» - это изречение также из древних времен, но оно как нельзя кстати подходит к теме данной публикации, касающейся… работой это назвать пальцы на клавиатуру не падают, назовём это деятельностью астраханской почты. 

Сломанные часы

Так тонко настроить механизм боли, подчинить себе волю масс, заставить их работать в комбинате мучений – это редкий дар, который дан очень и очень немногим, как то: руководители концентрационных лагерей, тюрем, командиров расстрельных расчетов в Китае и другим жизнеутверждающим профессиям. В Астрахани – центр боли, в области она распространяется повсеместно и доходит до каждого населенного пункта, где есть филиал почты. 

Почта начинается с главпочтамта. В Астрахани он имеет свои характерные особенности. Первое, что бросается в глаза – сломанные часы. Они идут на несколько минут назад, при этом положено отбивая количество часов точно по времени. Слышишь звон часиков, вроде как два часа пробили, поднимаешь голову – без пяти два. Это удобно, конечно, ведь пять минут есть в запасе, но странность эта очень и очень характерная: почта пытается жить будущим, по факту находится в прошлом, а частично находится в настоящем.

Некоторое время назад премьер-министр России выступил с целым посылом к работникам почты и её клиентам, дав задание почте стать современным эффективным и удобным механизмом, работающим, прежде всего, для людей и ради, во благо них. Была произведена масштабная реформа внешнего вида почты и её сотрудников, изменён подход к самой работе структуры, многие отделения оснастили компьютерами с интернетом, чтобы люди могли воспользоваться почтой, в том числе и как интернет-кафе. Писать обо всех положительных сдвигах в работе этой государственной структуры нет смысла, так как в Астрахани эти свершения большей частью не повлияли на почтовую картину в целом. Как была эта почта на «тягловых лошадях», так и осталась. Чтобы понять весь провал организационной работы, мы пройдемся по почте от, что называется, и до.

Кто крайний?

Окраина города, одно из почтовых отделений, сохранившихся ещё с брежневских времен. До начала работы отделения после обеда остаётся каких-то десять минут. Солнце печёт нещадно, скрыться в тени где-то неподалеку невозможно – займут очередь, а ведь я пришёл сюда перед обедом, но меня не обслужили: «вы не успели». Ха! Это я-то не успел, простояв 35 минут в ожидании получения заказного письма, да так и не дождавшись – очень долго обслуживали клиентов, стоявших передо мной. Слишком долго ходили, искали какие-то квитки. 

Оператор может обслуживать вас, при этом, если кто-то подошёл и запросто задал ему вопрос («пришло ли на моё имя письмо?»), он просто встанет и пойдёт без лишних разговоров искать письмо вклинившегося человека, как если бы он имел некий приоритет передо мной. Стоишь в недоумении, ждёшь возвращения человека с встревоженным лицом. Возвращается, в руке держит письмо, требует с клиента паспорт и готовится отдать ему письмо. Делаю замечание оператору, на что в ответ она смотрит на меня удивленными глазами, полными недоумения: мол, чего ты, здесь же две минуты «делов» и дальше продолжим с тобой заниматься твоими письменами. 

Обрываю этот ход вещей, достаю документ, по которому меня должны обслужить без очереди вовсе, но я терпеливо стою и жду, потому что впереди меня стоят люди старше меня возрастом, мамы с детьми, просто пожилые люди без права к льготному обслуживанию. И почему я стою спокойно, а абсолютно из ниоткуда явившийся человек получает право на обслуживание здесь и сейчас, не предъявляя никаких документов? 

Утренник в дурдоме

В такие моменты я начинаю потихоньку закипать и останавливать утренник в дурдоме всеми доступными способами. Показываю удостоверение, объясняю, что согласно нему, меня должны обслужить вне очереди, а поскольку очередь неожиданно зашла с тылу, то и в этом случае я имею приоритет. О, надо было видеть лица клиента и оператора, они явно думали обо мне что-то отрицательное, почём зря – злиться на недалеких маленьких людей, живущих в условиях отсутствия культуры, вежливости и элементарного уважения к чужому труду не стоит. Попросил книгу жалоб и предложений. Предложения там в основном касались пути движения почты в целом и конкретного отделения в длительное эротическое пешее путешествий, а жалобы просто были написаны с таким нажимом, что отпечатывались на пару страниц. Листая эти страницы, я листал архив боли Астрахани. В руках у меня была книга со злобой, проклятьями. 

Пока длилась эта экзекуция, очередь подросла, меня стали обслуживать плохо-бедно. Смотрел по сторонам, изучал ассортимент почтовых товаров (ну коли они на почте продаются): подушки, консервы, сборники песен в стиле шансон. Позади меня весь подоконник занимали цветы. В закрытом и непроветриваемом помещении они получались в парнике и эффект получался соответствующим – дышать было тяжело. 

В самом углу отделения сиротливо чернели мониторами три компьютера, изображающих доступ к интернету. Получить доступ этот никому не предлагали, зато охотно старались на сдачу дать какие-то совершенно ненужные товары, как лотерейные билеты, например. Таки зачем мне официальный лохотрон, если на самой почте безо всяких билетов к тебе относятся так, словно ты уже все проиграл и встал из-за стола в одних трусах?.. 

Почта на ул.Ширяева – как пример

Бирки и форма у работников почты новые, прошедшие рестайлинг, а вот в голове как щёлкали деревянные счеты, так и продолжают, ничего не поменялось. Молодые последователи могли бы изменить все кардинально в лучшую сторону сообразно современному отношению к организации работы крупной сетевой, федеральной компании, но молодое вино бесполезно лить в старые меха. 

Казалось бы, более крупные постовые центры должны быть на голову выше отделений с окраин. Не тут-то было. Возьмем перевалочный центр на улице Ширяева – музей Советского союза под открытым небом с учетом прошедших лет. Лампочки над входом нет, зато есть фирменно оформленное расписание работы отделения почты для обычных клиентов там же. На двери при этом висит объявление, гласящее о том, что в связи с отсутствием операторов обслуживания клиентов, часы работы отделения сокращены. Да-да, а в интернете об этом отделении сказано тоже самое, что и на табличке с часами работы! Какого же было моё удивление, когда я пришёл получить в нём письмо до востребования – отделение было закрыто на час раньше указанного времени. Досада, потерянное время, непонимание и мысли о коммерческих курьерских службах – вот что я испытал. 

Почтовая грубость

За прошедшие годы постовые услуги выросли кратно, а качество только ухудшилось, обслуживание осталось таким же хамским, как и много лет назад. 

На той же Ширяева в ожидании открытия отделения на следующий день встретил несколько человек. Ни лавочек вам, ни какой-то цивилизованно устроенной площадки – просто земля под ногами, солнцепёк и разбитые окна на втором этаже, чтобы посылки и письма лучше проветривались, не иначе. Две минуты прошло с момента окончания обеда, а почта всё закрыта. Пока не постучишься, не откроют. Начнёшь нервничать и стучать чуть  сильнее, ошибочно считая, что тебя не слышат – нарвёшься на грубости: слышны приближающиеся шаги за дверью, мат и пожелания третьим лицам… сдохнуть. Открывается дверь, на меня смотрит лицо, будто по нему ударили топором, молотом даже гнева. Обращение на «чо» и прочие подъездные мотивы преобладают, настроение падает, ощущаю себя рабом, пришедшим к барину просить пятак к празднику, даром, что не на коленях.

Книга жалоб… и жалоб

Выхожу на улицу, мимо выезжает старючий (не старенький, а именно старючий) грузовичок фирменного синего цвета. Чих-пых, бах – заглох. Заводит пожилой и худой мужчина ровесника своего транспорта, и уезжают они, нещадно чадя, обдавая проходящих на почту или из почты людей. Чуть дальше здание заканчивается, и тротуар перегорожен бордюром – положили бордюр просто поперек тротуара и всё. Чтобы не бегали, наверное, мимо почты или не рассекали на велосипедах да скутерах – логики на почте не найти.

Вопиющие случаи отвратительного обращения к людям на почте содержат в себе книги жалоб. В трёх отделениях я просил книгу эту, чтобы  сделать предложение, сам же просто пробегался глазами по нервным почеркам клиентов. Читает ли их кто-то из астраханского руководства? Скорее всего, нет. Если бы читали, ушли бы в монастыри, лишились бы рассудка или ещё чего в этом духе. У подъездов домов можно встретить одну лавочку на несколько квартир, а у почты на сотни человек, у отделения не встретишь ты лавочку нигде.

Если в некоторых регионах почту удалось подтянуть и вывести «на уровень», то в Астрахани реформа почты провалена более, чем полностью. 

Почта получила массу нововведений, о них бы рассказывать людям. Не секрет, что большая часть посетителей почты люди в возрасте, приходящие чаще за пенсией, нежели за письмами или отправкой оных. Объяснили бы уже им, что гораздо проще получить пластиковую карту и пользоваться ей, чем ходить раз в месяц и сидеть два часа в душных помещениях. Никаких буклетов на почте клиентам не дают, не информируют астраханцев о новых возможностях старого слона в посудной лавке. 

Даёшь новое почтовое начальство!

Кто пойдёт работать на почту, когда сами почтовики своим видом показывают: сюда лучше и не ходи!?

Неудивительно, что в Астрахани почте перманентно не хватает денег на оборудование почтовых отделений современными условиями обслуживания клиентов, а деньги, тем временем, проходят через почту немалые: одних переводов там на многие миллионы, не считая доходов от продажи тушёнки, подушек, соли для ванн и чего угодно, не имеющего никакого отношения к самой почте. 

Астраханский почтовый голубь был загнан до невозможности подняться в небо. Теперь он бредёт по обочине современной жизни и с закатывающимися глазами несёт письма астраханцам. Контракты горят, не хватает почтальонов, операторов, да и чай в бокале с щербинкой стынет. 

Астраханской почте требуется не реформатор даже, а талантливый исполнитель, способный довести общероссийскую почтовую реформу до ума в отдельно взятом регионе. И пока в городе происходит такой кошмар, то в области почта работает, сами понимаете, гораздо «веселее».

Интересным остается следующий факт: на реформу были выделены немалые средства, а что с ними стало в Астрахани? Потратили себе втихомолчку или попытались всё же сделать почту лучше, но не получилось?

Ариэль Птицеслович, Астраханский общественно-политический еженедельник "Факт и компромат" № 35 (595), 12.09.2014 г.

comments powered by HyperComments