Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        

Неизбежная экологическая катастрофа в Дельте Волги

16.03.2015, 11:51

 

Много столетий в дельте Волги и вдоль берегов самого Каспия лесосеки и камышовые заросли не расступались перед человеком. Только речные пути связывали между собой населённые пункты, давая возможность передвигаться рыбакам, осваивать новые места рыбного промысла.

Жизненный цикл осетровых и других видов рыбы, по сути, уникален – мальки рождаются на речных отмелях, в теплых полоях, в протоках, часто за десятки километров от естественного обитания, но всегда возвращаются в основные реки, часть которых уходит в море. 

Но каждый год в период астраханского паводка они возвращаются назад, именно в то самое место, где были произведены на свет. Одни и те же места дельты Волги служат для рыб из года в год на протяжении, по крайней мере, десяти тысяч лет – с тех пор, как отступил холод последнего ледникового периода, и реки с протоками сформировались примерно в том же виде, как они выглядят и сейчас. 

Но в последнее время на пути рыбы в период нереста возникают катастрофические изменения среды обитания. Это спровоцировано строительством автомобильных дорог (как, например, на базе отдыха зятя экс-министра обороны Сердюкова), множеством построенных туристических баз отдыха в предустьевом пространстве, каких-то непонятных рыболовецких участков и массовые поджоги сухой растительности в зимне-весенний период. Все эти видоизменения происходят явно с чьего-то ведома. Ведь кто-то стоит за этим варварским методом естественного уничтожения рыбы и растительности в период нерестилища. 

Почему правоохранительные органы Астраханской области не бьют тревогу, остаётся загадкой. В лихие 90-е уничтожили основные запасы осетровых, благодаря слаженной команде «государственного крышевания». В начале «нулевых» продолжили их истребление в борьбе криминальных кланов и авторитетов в области. Дошли до того, что президент России ввёл запрет на промышленный вылов осетровых. Слава Богу, что ещё в нашем регионе остались люди, которые смогли самостоятельно донести до высших руководителей страны нависшую угрозу для осетровых. И тогда, после решения президента страны, теневой экономике региона надо было как-то выживать, ведь пойти против воли чревато плачевными последствиями. 

Одним из вариантов переквалификации своего «чёрного дела» стала массовая добыча щучьей икры в промышленных объёмах, вопреки всем правилам рыболовства. И это легко проверить по появившимся объёмам готовой продукции на рынке России. Но здесь дельцы столкнулись с тем, что указанная рыба в разные периоды времени года на нерест идёт по-разному. Порой в декабре, порой в январе, а при сильных морозах бывало и в феврале, и в марте. 

Но, как говорится на Руси: «Без труда, не вытянешь и рыбку из пруда». И действительно, квоты на вылов щуки выдают начиная с середины марта, когда нет льда. Вылов же во время ледостояния весьма затруднительный и хлопотный. Рубить лёд, ставить браконьерские орудия лова в ледяной воде - не сказка. Но дельцы нашли выход из этой ситуации. Они стали поджигать сухой камыш вдоль берегов рек, который, сгорая, выделяет огромное количества тепла, освобождает мелкие протоки и речушки ото льда, тем самым, давая возможность уже в начале февраля (а порой и в январе) добраться до водоёмов и расставить в них браконьерские орудия лова. 

Большая концентрация рыбы в камышовых зарослях неизбежно влечёт к себе нарушителей закона, промышленных браконьеров с варварскими сетями. Браконьеров-«любителей» всячески пытаются извести. На реке все друг друга знают. Знают, как живут, кто «крышует». Семьи теряют отцов – сколько трупов и без вести пропавших браконьеров на Каспии? Сколько лиц, привлечённых и отбывающих наказание? Статистика такая не ведётся. А жаль. Вот она - цена русского осетра, чёрной и щучьей икры и промышленного браконьерства в целом.

Человеческая жизнь и судьба упала для браконьерства в любых формах его проявления к нулю. 

На сегодняшний день практически вся Дельта Волги заставлена секретами и вертелями. На всём протяжении северного Каспия сейчас идёт массовое уничтожение щуки, только с одной целью – добыча икры. На всех рынках города торгуют потрошеной щукой. Но никто в Астраханской области и в России в целом не задался мыслью – откуда она в таких масштабах взялась, если нет ещё официальной добычи.

В городской черте ещё до сих пор стоит лед, а дельта уже освободилась от ледового панциря. По протокам беспрепятственно орудуют браконьерские бригады, занимаясь заготовкой щучьей икры. 

Правоохранительная система региона молчит, в официальных сводках нет ни одного задержания с щучьей икрой, а на теневых предприятиях идет её массовая заготовка и производство.

Цена на Селенских Исадах, Татар-Базаре, в районе рынка на ул.Маркина, Больших Исад и других стихийных местах продажи браконьерского сырца щучьей икры достигла 1000 рублей за 1 кг. И этот факт ни для кого не секрет, как и места свободной реализации браконьерской продукции. 

Почему правоохранительные органы региона молчат? На это легко дать ответ. 

По каждому продавцу можно возбудить уголовное дело по ст. 175 УК РФ, но всё упирается, как правило, в приостановление уголовного преследования из-за не установления лица, совершившего преступление. А это уже статистика и показатели раскрываемости преступлений в регионе. Такое стечение событий никому не выгодно. Поэтому все молчат, а коренные жители окрестных деревень и сёл охотно торгуют браконьерской продукцией, откупаясь мелкими взятками от «государственных охотников».

И никто из правоохранительных органов региона не задумался, откуда берётся эта икра, каким способом добывается, почему в магазинах города и в России продают немыслимые объёмы готовой продукции под брендами астраханских производителей. Это именно та рыба и икра на рынках, которая добыта преступным путем, под видом промышленного браконьерства на глазах природоохранной прокуратуры и полиции региона. 

Никто в Астраханской области не контролирует реальные объёмы вылова. Никто не отслеживает объёмы выпущенной и реализуемой готовой продукции. Никто не борется за вылов рыбы в объёмах квот Росрыболовства. Из-за варварских методов борьбы с браконьерством и бандитских разборок уникальная природа Астраханского края несёт огромные потери во время пожаров.

Необходимо создать выездную государственную комиссию, чтобы зафиксировать пожары, массовое промышленное браконьерство, имеющиеся пепелища от сгоревшего камыша. Это необходимо сделать до паводка, ведь вода смоет все следы. При подтверждении фактов необходимо их зафиксировать, выявив нарушения. А потом поставить вопрос: кто за это будет отвечать? Но отвечать должны не только за пожары, но и за вред природе, рыбным запасам: зола от пожаров, попадая в воду, образует щелочную среду, которая пагубно влияет на икринки в период нереста всех видов рыб.

Ущерб для природы от пожаров и промышленного браконьерства в Астраханской области неизгладимый. Область стоит на грани исчезновения дикой природы. Грядущая катастрофа и обеспокоенность возможными отрицательными последствиями в Дельте Волги очень большая. Самое отрицательное воздействие на животный мир оказывает человеческое браконьерство, особенно промышленное, которое нагло и варварски осуществляет лов в запретных местах, грубейшим образом нарушая правила рыболовства Волжского-Каспийского рыбохозяйственного бассейна, уничтожая всё живое.

После поджогов образуется чёрная пустыня, покрытая пеплом, клубы которого время от времени поднимаются маленькими торнадо в небо. Облака чёрной пыли, словно дым, долго висят в воздухе астраханских степей за проезжающей по безжизненному пространству машиной, где буквально неделю-другую назад кипела настоящая дикая жизнь. В камышовых зарослях раздавались крики фазанов, мелких птиц. Ночами камыши наполнялись звуками снующей туда-сюда мелкой живности, с треском ломающихся стеблей под лапами енотов, лис, волков и кабанов.

В последние годы камыши и сухая растительность стали гореть всё больше, начиная уже не весной, а с середины зимы. Многие считают, что это сухая погода и человеческий фактор, который развязал руки отморозкам, бросающим спичку в камыши. Как правило, для того, чтобы весной быстрее зазеленела трава для любимых коров, кое-кто из местных жителей наивно полагает, что не будет камышей, не будет волков, совершающих набеги на домашнюю живность. Но так могут рассуждать только дилетанты, так как для волка степь - дом родной, даже если это пожарище, пройти за ночь 50 км для стаи не проблема. А вот промышленным браконьерам это только на руку. 

В этом году в Астраханской области из-за поджогов травы начался пожар не только в местах массовой добычи рыбных биоресурсов, но и в заповедной дельте Волги. 

Государственное бюджетное учреждение «Астраханский ордена Трудового Красного Знамени государственный природный биосферный заповедник» существует уже почти сто лет. 

Астраханский биосферный заповедник состоит из трёх участков - Дамчикского, Трехизбинского и Обжоровского. Их территория расположена в границах Камызякского, Икрянинского и Володарского районов. Общая площадь заповедника - 67917 га. Морская акватория - 12212 га. Охранная зона – 31000 га. Огнём уничтожены тростники Астраханского биосферного заповедника на площади примерно 8,3 тысячи гектаров. От огня пострадал практически весь Трехизбинский участок (осталось несколько несгоревших кусков по берегам рек), примерно 8 300 га. Со времён существования это один из самых больших пожаров на территории Астраханского заповедника. 

Обычно сотрудники своими силами справлялись с огнём, несмотря на очень сложные порой в этих краях условия тушения. Но как справиться им, если поджигают массово, преследуя корыстные цели? В таких условиях, естественно, нужна помощь государства. 

Браконьеры ни перед чем не стоят. Нажива затмила разум. Никто не задумывается, что горит не только камыш и сухой тростник в Дельте, но существует серьёзная опасность и для сёл и деревень. Сегодняшние массовые поджоги охватили только четыре муниципальных района - Камызякский, Икрянинский, Володарский и Лиманский. И при всём при этом другие районные центры почему-то не горят. А не горят они потому, что они просто не рыбные в этот период времени.

Все оперативные подразделения правоохранительных органов в своих сводках за 23, 24 и 25 февраля 2015 года не указали ни одного пожара в дельте Волги, хотя вся Астрахань, празднуя День Защитников Отечества, наблюдала клубы чёрной гари в южной части области. Кроме того, ни слова о пожарах в заповеднике нет и в оперативной информации за выходные.

По сути, на всей территории дельты Волги, в том числе и на территории заповедника, необходимо ввести режим чрезвычайной ситуации (ЧС), опираясь на Федеральный закон от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», в котором указано, что к ЧС относится ущерб окружающей среде (тростниковым пожаром почти полностью пройден один из участков Астраханского заповедника) и угроза значительного увеличения этого ущерба; как максимум - ещё и ущерб здоровью людей (за счет воздействия дыма), угроза их жизням и имуществу.

Что оставят после себя массовые пожары, промышленные браконьеры и должностные лица - не трудно догадаться.

С.О. Свердлова, Астраханский общественно-политический еженедельник "Факт и компромат" № 8 (618), 06.03.2015 г.

comments powered by HyperComments