Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ПРОКУРОРСКАЯ ПРАВДА. Полная расшифровка пресс-конференции прокурора Астраханской области Олега Дупака

18.08.2015, 11:51

 

Как уже сообщал AST-NEWS.ru, 11 августа в здании прокуратуры Астраханской области состоялась пресс-конференция прокурора Астраханской области Олега Дупака. Полный текст расшифровки был опубликован в № 29 астраханского областного общественно-политического еженедельника «Факт и компромат». «Астраханские новости» дублируют эту публикацию.


О.В. Дупак: В этом году, как и в предыдущий период времени, перед органами прокуратуры стояло ряд задач, общей целью которых являлось укрепление законности, правопорядка на территории области в условиях осложнения экономической, внешнеполитической ситуации. Мы принимали реальные меры к восстановлению нарушенных прав граждан, особенно в социальной сфере, потому что это очень важно. Кроме того, мерами прокурорского реагирования содействовали развитию экономики региона. Ну, естественно, никто с нас не снимал координации действий по борьбе с преступностью всех правоохранительных органов, коррупции, экстремистскими проявлениями.


Сухой язык цифр


Немножко цифр, я вас не буду ими утомлять. С начала года мы выявили свыше 35 тысяч нарушений законодательства субъекта Федерации. В каждом случае мы старались последовательно добиваться устранения нарушений и их последствий. В интересах граждан, общества, государства мы предъявили более 3,5 тысяч исков на сумму более 30 млн руб. 4,5 тысячи должностных лиц – я подчеркиваю, должностных лиц – по инициативе прокурора понесли дисциплинарную и административную ответственность. И по результатам наших проверок (у нас есть такие полномочия, которые предоставлены нам законом) было возбуждено 67 уголовных дел.


Традиционно, одна из важнейших для нас сфер – для защиты прав граждан и обеспечения единого правового пространства, мы активно использовали все возможности участия в правотворческом, нормотворческом процессе. Областной думой одобрены внесённые прокуратурой области поправки, потому что у нас есть право законодательной инициативы, предотвратившие исключение нормы закона о принятии региональной программы по противодействию коррупции. Прокуроры районов также обладают законодательной инициативой, активно участвуют в этом нормотворческом процессе, и мы приняли там большую массу из 84 предложенных нормотворческих проектов решений. Мы изучили (это тоже входит в наши полномочия) более 2,5 тысяч проектов нормативно-правовых актов: на каждый десятый внесли замечания, разработали более 20 моделей нормативно-правовых актов. Что такое «модель»? Грубо говоря, сделали эту работу за юристов местных администраций. Тем не менее, при всём при этом, мы оспорили свыше 500 нормативно-правовых актов в целом по области, по всем муниципальным образованиям, потому как они были изданы с нарушением законов.




На страже бюджета


Одна из основных задач прокуратуры – обеспечение исполнения бюджетного законодательства. Мы особое внимание уделили правомерности расходования, выявлению хищений бюджетных средств. По результатам только наших прокурорских проверок следственными органами возбуждено восемь уголовных дел о преступлениях, причинивших бюджету ущерб на сумму более 13 млн руб. Для примера – случай достаточно нашумевший: возбуждено уголовное дело в отношении главы муниципального образования «Аксарайский сельсовет» Хадзиевой, которая получила из местного бюджета в виде материального поощрения свыше 1,5 млн руб.


В рамках исполнения государственного контракта выявлены хищения из областного бюджета путем составления фиктивного акта приёмки выполненных работ более шести млн руб., выделенных на строительство здания бизнесинкубатора.


В настоящее время материалы направлены в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного преследования.


На нашем постоянном контроле находятся вопросы и наполняемости бюджетов, в первую очередь за счет поступления налоговых платежей. В связи с этим значительное внимание уделено активизации работы налоговых органов, службы судебных приставов. В результате в четыре раза увеличен объём направленных требований об оплате налогов, в два раза – документов о принудительном исполнении для взыскания задолженности. Не хочу все лавры приписывать нам, но по итогам полугодия у нас отмечено (я имею в виду в целом по области) тенденция роста на 6 млрд руб. собираемости налогов при одновременном сокращении суммы задолженности по обязательным платежам. Ещё раз хочу подчеркнуть, что лавры все себе не хочу приписывать, но, тем не менее, это благодаря нашей последовательной работе, она, в общем-то, не кампанейская была, а шла и в предыдущие годы.



«Око государево» – на защите предпринимателей


Значительное внимание, естественно, мы уделяли и защите прав субъектов предпринимательства о предупреждении неправомерного давления на бизнес и, прежде всего, при реализации контролирующими органами своих полномочий. Ну, вы, наверное, помните знаменитую фразу «не кошмарить бизнес», в общем-то, мы последовательно из года в год этот тезис проводим. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что желание проводить внеплановые проверки и прочее, не уменьшается. Что связано с предпринимательской деятельностью, мы в этом полугодии в 2,5 раза больше выявили количество нарушений. 156 должностных лиц привлекли к дисциплинарной ответственности, 20 лиц – к административной ответственности, это в виде штрафов. В т.ч. и министра сельского хозяйства (Алексея Галкина – прим. ред.), который допустил участие в проверке предпринимателя лиц, которые не имели соответствующей аккредитации. Вопрос не в том, что мы цеплялись к формальностям, а вопрос в том, для чего публикуются списки проверок, которые в т.ч. согласуются с прокуратурой? Для того чтобы любой предприниматель знал, когда к нему придет проверка, по каким направлениям его будут проверять и прочее. Это и есть степень доверия к бизнесу. Мы теперь говорим, что мы не будем приходить внезапно, мы говорим, что «родной, вот раз в три года по плану придёт к тебе тот-то, у тебя есть время подготовиться, есть время привести все свои дела в порядок». Т.е. никто не хочет выявлять и искать то, чего нет. И вот нарушения возросли, но объём проверок несколько уменьшился, двукратно увеличилось количество заявлений, поступивших в прокуратуру, о согласовании внеплановых выездных проверок – с 96 до 218. Мы только половину таких заявлений согласовали. Внеплановые проверки – они только с нашего разрешения проводятся. Я могу объяснить, почему их количество увеличилось: потому что в ряде случаев внеплановые проверки вызываются такими обстоятельствами, как существенные нарушения, которые могут повлечь существенные нарушения прав граждан. Это и в сфере транспорта, и в сфере общественного питания, и прочее. Каждый раз мы смотрим, действительно ли это так. И вот в половине случаев мы признали, что это не так, что таких нарушений, дающих право на внеплановые выездные проверки, опять же внезапных, по сути дела, не имелось.


Вместе с тем, я считаю, мы отработали достаточно эффективный механизм взаимодействия с контролирующими органами: мы из всех сил стараемся не брать на себя всё, потому что это, во-первых, просто невозможно, а во-вторых, у нас существует масса контролирующих органов, которые обязаны выполнять свои функции. Именно этого мы пытались в предшествующие годы добиться. Я считаю, нам многое удалось в этом плане. Мы отправили для принятия мер реагирования в соответствии с компетенцией в их адрес более 400 информаций, по результатам рассмотрения которых они сами без нас 1200 лиц привлекли к административной ответственности, выдали 429 предписаний, и в итоге было возбуждено восемь уголовных дел.




«Коммуналка» – наше всё


Мы достаточно активно взаимодействуем с органами контроля в сфере ЖКХ. Мы выявили в течение года свыше 800 нарушений закона, в т.ч. связанных с хищением денежных средств и материальных ценностей. По материалам прокурорских проверок возбудили четыре уголовных дела. Для примера: мы выявили хищение более 80 тонн топочного мазута, предоставленного администрацией муниципального образования «Посёлок Нижний Баскунчак» в период отопительного сезона. В результате местному бюджету причинен был ущерб в размере 1 млн 300 тыс. руб. Уголовное дело сейчас находится в стадии расследования.


Безусловно, на контроле оставался у нас и вопрос погашения задолженности за поставленные коммунальные ресурсы. Проверки наши показывают, что причинами формирования задолженностей в ряде случаев являлись злоупотребления со стороны руководства предприятий ЖКХ. В ряде случаев получаются такие интересные картины, когда… Ну, мы же все с вами платим за наши квартиры, за поставляемые нам услуги, а получается, что задолженность растёт у предприятий. Начинаешь выяснять, из-за чего она растет, и в ряде случаев это открытые махинации с нашими и вашими платежами. Вот по результатам одной из таких проверок было возбуждено уголовное дело в отношении директора ООО «Остров», которым не были перечислены средства снабжающей организации в размере 2,5 млн руб., собранные с населения за услуги отопления. Мы-то думаем, что мы за всё рассчитались и вправе рассчитывать на то, что у нас и вода будет, и батареи тёплые, а в результате получается несколько по-другому.



Облпрокурор читает комментарии в интернете


Безусловно, актуален по-прежнему надзор за исполнением трудового законодательства. У нас с начала года задолженность по заработной плате сократилась на 1 млн 800 тыс. руб. По данным «Астраханьстат», по состоянию на 1 июля она сохранялась на двух предприятиях и составляла 7,5 млн руб., но это совершенно не означает то, что мы зацикливаемся только на показателях статистики. Статистика здесь очень важна, но, тем не менее, вы, наверное, знаете, что целый ряд предприятий просто не обязаны отчитываться о своей задолженности в силу закона, а некоторые предприятия – они изо всех сил умалчивают, за что мы применяем при выявлении таких фактов меры ответственности к ним в виде достаточно серьёзных административных наказаний. У нас продолжают работу межведомственные мобильные рабочие группы, в.т.ч. как раз направленные, нацеленные на выявление вот такой скрытой задолженности. И благодаря проведённой работе, мы смогли ликвидировать текущую задолженность по заработной плате по различным предприятиям различных форм собственности с начала года в размере 33 млн руб. Много это или мало? Каждый из вас должен понимать, что за этими рублями стоят люди, которые не получили свою заработную плату.




Три месяца люди не получали зарплату (на предприятии «Астрахань Эко Сервис», – прим. ред.) – теперь мы, так сказать, имеет определённое амбре, исходящее от мусорных баков. С этим мы тоже разбираемся. Хотя видел в комментариях в интернете: «Куда смотрела прокуратура?». Я хочу сказать, что смотрели-то мы в правильном направлении. Но вопрос в том, что ни одного обращения по этому поводу в органы прокуратуры не поступало. И спасибо вам: как только мы увидели эти сообщения в средствах массовой информации, мы, естественно, тут же пошли туда с проверкой. Пока она не закончилась, но, тем не менее, она проводится. И «каждой сестре по серьге» в случае выявления нарушений раздадим. А вообще мы работаем по обращениям граждан, организаций и прочее. У нас должны быть законные поводы и основания для проверки. Это предусмотрено законом о прокуратуре.



«Губернатор делает очень много»


Безусловно, остаётся в числе первоочередных задач социально-экономического развития региона ликвидация аварийного жилищного фонда. Мы, естественно, в стороне от этой проблемы не стоим. Выявили более 700 нарушений закона, приняли меры к обеспечению органами государственной власти надлежащего контроля за реализацией региональных программ переселения граждан из аварийного жилищного фонда. Конечно, мы не боги. И в этом отношении, опять же, действуем в рамках закона. Обеспечить всех жильём – не наша функция. Но, тем не менее, навести порядок в этой сфере мы постарались. И естественно, будем продолжать стараться и дальше. Главное, чтобы те деньги, которые выделяются государством на эти цели, на эти программы, реализовывались в установленном законом порядке.


Животрепещущий вопрос для города и области: обеспечение жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Мы эту работу продолжаем целенаправленно. Она многим не нравится, кроме самих детей-сирот. Мы только в текущем году предъявили в интересах этой категории граждан 180 исков о предоставлении жилых помещений. Представим себе, что это 180 хотя бы однокомнатных квартир. Посчитаем их стоимость. Это серьёзная цифра. Губернатор нас понял в этом отношении и делает очень много. И правительство области делает много. Уже строятся более 600 квартир, как в городе, так и в различных муниципальных образованиях. Вы знаете, что некоторые представители органов местного самоуправления, органов власти говорят о том, что предоставляют по нашим искам эти квартиры, потом дети-сироты в них не живут либо не так живут и прочее, прочее. Но по закону, этой категории граждан положены эти жилые помещения. Почему? По одной простой причине. Когда они помещались в детские дома, они все помещались из жилья. Почему мы забываем, что эти люди где-то жили, у этих людей была своя жилая площадь? В ряде случаев она ушла в доход государству, стала социальным жильём и прочее. Поэтому государство обязано вернуть тот долг. Это в ряде случаев.



Квартирный вопрос


Говорят о том, что предоставляют жильё, а они за него не платят и прочее. На самом деле, это очень сложная комплексная проблема. Проблема адаптации социальной, реабилитации тех лиц, которые приходят после таких учреждений. Это раз. Второе: это вообще-то проблема, в том числе, и работы социальных служб, это проблема вообще контроля. Обращайтесь в суды в конечном итоге, если не платят за жильё. В ряде случаев предоставляются квартиры действительно людям, которые… им по 30, по 40 лет. Но это не говорит о том, что они не имеют права на эти квартиры. Если ему не предоставили её в 18, почему мы говорим о том, что ему не должны предоставлять квартиру сейчас? Поэтому есть здесь определённая сложность. Ещё раз я хочу подчеркнуть, что независимо от всего, мы нашли, консенсус, определённый с губернатором и администрацией. Это проблема решается. И пусть не так, как хотелось бы, может быть, всем: раз и сразу, – но, тем не менее, она решается.



О тактике охранников в супермаркетах


Одна из проблем, которая у нас была в текущем полугодии – это рост преступности среди несовершеннолетних. Он обозначил проблемы исполнения законодательства о профилактике такой преступности. Мы по итогам полугодия получили рост подростковой преступности 44,6 процента. Это, если в абсолютных цифрах, вроде как и не очень много, но тем не менее, с 240 до 347 преступлений. А что особенно удручающе: по Астрахани мы получили этот рост более 80 процентов: со 111 до 200. В ряде случаев всплеск преступности произошёл из-за краж в супермаркетах. Почему он произошёл из-за краж в супермаркетах? Потому что охранник, видя, как тот же подросток, в силу различных причин (даже не потому, что ему кушать, бедному, нечего, а в силу «спортивного интереса») берёт какой-то продукт – он не пресекает эти нарушения, а ждёт, когда тот вынесет его за пределы кассы. Потому что охраннику зарплата идёт за то, что он пресёк преступление. Вот они и ждут, пока это подросток выйдет – тут же останавливают и начинают с ним проводить профилактическую работу путём вызова полиции. А для полиции что? Для полиции – это зафиксированный состав даже уже не административного, в зависимости от суммы, а уголовного правонарушения. И получается: охранники пресекли – получили своё; полиция получила раскрытое преступление; а мы, в конечном итоге, все мы, я имею в виду: не прокуратура, а общество – получили ещё одного несовершеннолетнего, у которого есть судимость. Это не значит, что он пойдёт сразу в тюрьму. Но мы с вами прекрасно понимаем, что наши грехи молодости могут потом аукнуться.


Не случайно председатель Верховного суда пошёл к президенту и сам стал вносить предложение о том, чтобы повысить стоимость украденного для уголовной ответственности по таким делам. Ведь в силу возраста, гормоны играют, а потом, когда эти гормоны играть перестанут и войдут в нормальное русло, окажется, что у тебя там уже судимость есть. А это в дальнейшем накладывает в ряде случаев достаточно серьёзное ограничение, прежде всего, при приёме на государственную и муниципальную службу.



«ИГИЛ» не спит


С начала года мы уже зарегистрировали и расследуем 10 преступлений экстремистской, террористической направленности. Только в этом месяце мы возбудили дело об участии в незаконном вооружённом формировании террористической организации «Исламское государство», запрещённой судом на территории России за экстремизм. Все эти преступления выявляются в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Что лишний раз подчёркивает необходимость своевременного пресечения экстремистских и террористических проявлений и их профилактику. Именно поэтому мы не снижаем своей активности и уделяем много проблеме противодействию пропаганде радикальный идей в сети интернет. Причём речь здесь не идёт только о радикальных идеях ислама, а вообще в целом о противодействии экстремизму с любой стороны. По результатам мониторинга сети интернет мы направили в суд более 50 исков об ограничении доступа к материалам, размещённым в сети. Большая часть этих исков уже рассмотрена. И все иски судом удовлетворены. У нас не было отказов ни по одному из исков.


Я совершенно согласен, даже не по-прокурорски, наверное, не по-государственному, а по-человечески с президентом, что интернет не закрыть. И это, по-моему, одна из глупейших будет идей: пытаться его ограничить. Но нужно активно противодействовать тому беззаконию, что распространяется в интернете. Мы все с вами являемся пользователями и видим, чего только не найдёшь там, в том числе, инструкции как стать экстремистом и даже больше – террористом. С этим мы будем бороться.



Честная статистика


Мы, наверное, плавно подошли, в общем-то, к состоянию преступности в регионе. Общий уровень преступности у нас продолжает снижаться. Это определённая победа, что у нас сократилось соотношение преступности к численности населения. Это впервые лет за 10. То есть на 100 тысяч населения у нас приходится 744 преступления, что соответствует среднему уровню преступности. На протяжении многих лет мы занимали сомнительную пальму первенства в этом направлении. Уровень преступность на 100 тысяч населения всегда в Астраханской области был самым высоким по сравнению с субъектами Южного федерального округа, а в ряде случаев он был самым высоким в стране. Раскрываемость при этом преступлений поднялась до 74,7 процентов. Несмотря на сокращение общего уровня преступности, с 31 до 41 возросло количество умышленных убийств. Все они совершены на бытовой почве, не по найму, не по заказу, не носят террористического и экстремистского характера. Но это говорит о том, что вопросы профилактики, вопросы насилия в быту – они, в общем-то, своей актуальности у нас в Астрахани не теряют. И будем, естественно, что-то с этим делать.


По-прежнему значительную часть в структуре преступности занимают преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиком и посягающие на экономическую безопасность. Мы уже наметили для себя пути решения этих проблем. Понятно, что преступность мы не искореним. Но речь идёт о том, чтобы купировать её всплески и прочее.



Борьба с коррупцией идёт успешно


Особое внимание уделялось задаче борьбы с коррупцией. Мы проводили ряд обобщений, анализ ситуации, которая у нас происходит, вырабатывались дополнительные меры, направленные на оптимизацию этой работы. И они, в общем-то, принесли определённые плоды, потому что в течение полугодия правоохранительными органами было выявлено 173 коррупционных преступления. Несколько структура поменялась, потому что основная часть из этих 173 коррупционных преступлений, а именно 70 – это мошенничество, присвоение и растраты – 35. Ну и преступления, связные со взяточничеством – 36. Пресекаются факты получения взяток и как на высоком уровне, например, со стороны начальника управления МВД по городу Астрахани Васина, министра социального развития и труда Лукьяненко, других статусных лиц, так и на бытовом уровне.


Бытовой коррупцией можно назвать взятки учителям, врачам, преподавателям в университетах, работникам. Причём знаете, такая неоднозначная оценка в обществе. Что взять с того преподавателя, у него и так маленькая зарплата. Я так посмотрел: с одного студента – пять тысяч. Таких студентов пятеро. Давайте посчитаем. Это к вопросу о маленькой зарплате. То есть получается: «От сессии до сессии студенты живут весело». И преподаватели уже тоже стали жить в ряде случаев, по крайней мере, если не весело, но со вкусом.



Улучшая качество расследования


Мы проводим работу, направленную на улучшение качества предварительного расследования. Прежде всего, в части соблюдения конституционных прав граждан. Мы более трёх тысяч незаконных процессуальных решений отменили, сами внесли 2,5 тысячи требований к органам, осуществляющим расследования, дознания по уголовным делам. Отменили 100 незаконных решений о возбуждении уголовного дела. Около 100 человек мы спасли от неправосудных решений. Более взвешено мы стали подходить к оценке доказательств при направлении уголовных дел в суд. Это постоянная наша работа и она, в общем-то, никогда не забывается. То есть, если общество думает, что мы каждое дело, которое к нам поступает, направляем незамедлительно в суд, то это не так. Свыше 100 уголовных дел мы вернули для производства дополнительного расследования. Ну и реже, соответственно, отсюда стали допускаться случаи незаконного привлечения граждан к уголовной ответственности. И за прошедшее полугодие у нас отсутствуют оправдательные приговоры и решения суда о прекращении производства по реабилитирующим основаниям.



«Оправдательных приговоров быть не должно»


Много было дискуссий на тему о том, что оправдательных приговоров нет, потому что бьются за них, борются и прочее, и прочее. Я ещё раз повторю свою позицию. Я полагаю, что при нашей системе (я имею в виду правосудие) оправдательные приговоры – они действительно должны быть, наверное, не так часты, как кому-то хотелось бы. Они должны минимум определённый составлять. По одной простой составляющей. Законность возбуждения уголовного дела проверяет прокурор. Соглашается либо не соглашается. Не соглашается – отменяет постановление о возбуждении уголовного дела. Если соглашается и говорит о том, что оно законно, дальше это дело приходит к нему. Он смотрит его и от имени государства утверждает обвинительное заключение. Дальше он идёт в суд поддерживать государственное обвинение. То есть несколько фильтров. Мало того, и суд ещё нам может вернуть уголовное дело в случае выявленных нарушений. Поэтому не то что чистое дело, но дело приходит уже обсмотренное, если так можно выразиться, целым рядом юристом, профессионалов. И в суде оно рассматривается.


Вы меня, конечно, можете спросить: «А почему же тогда бывают оправдательные приговоры?». По моей логике, их вообще быть не должно. Но вопрос в другом. Вопрос в том, что оценку доказательств всё-таки производит суд. И бывает, что доказательств, которых, как мы полагаем, хватает нам, – суду не достаточно. Поэтому я ещё раз повторюсь, что наличие большого количества оправдательных приговоров – на самом деле не говорит о том, что у нас хорошо с правосудием. Это значит, не разобравшись, дело отправлено в суд.



Контроль за ценами очень важен


Значительное количество времени мы уделяли, особенно в нынешних условиях, и защите социальных прав граждан. Вот у меня табличка: еженедельный сводный отчёт об уровне цен на фиксированный набор товаров. Вот этим мы тоже занимаемся, потому что это очень важно.




Есть план по реализации мероприятий по развитию аппаратно-программного комплекса «Безопасный город». Сейчас определённое сокращение пройдёт в органах внутренних дел. Поэтому стоит достаточно большая серьёзная задача координировать работу по привлечению народных дружин, казаков, ЧОПов к обеспечению порядка на улицах. Очень важно – обеспечение улиц камерами слежения. На сегодняшний день в Астрахани действуют 177 камер видеонаблюдения, и ещё 57 сторонних организаций. То есть где-то порядка 200 камер. На мой взгляд, это недостаточно. Надо бы их побольше. А в районах эта работа вообще практически застопорилась. Я полагаю, что мы способны справиться с теми задачами, которые на нас возлагаются.




Ответы облпрокурора на вопросы прессы


О.В. Дупак: Я готов выслушать вопросы.


Из зала: Вопрос такого рода, который волнует горожан, проживающих в многоквартирных домах. Без их ведома переводят квартиры, находящиеся на первом этаже, из жилого в нежилое помещение. В этих помещениях открывается не только офисы, но и столовые. Как в Жилгородке – там их уже несколько открылось. Жильцы возмущены и боятся, что их спокойной жизни, конечно же, придёт конец. В основном, у них вопрос такой: как получается, что без их согласия такое происходит?


О.В. Дупак: При ответе на этот вопрос я могу пойти по двум путям. По первому – это начать сейчас говорить, что предусмотрено по закону… Но я пойду по второму, для краткости. Давайте мы нашим гражданам объясним, что если они считают, что их права нарушены, то у них два пути: первое – жилинспекция, второе – прокуратура. Если есть обращения, то они разрешаются. Пусть обращаются. У нас достаточно активно работает система приёмов. То есть не обязательно думать, что можно только написать, по такой цепи пойти: прокурор района, потом только в областную прокуратуру и прочее, и прочее. У нас приёмы осуществляются во всех районах. И я лично их осуществляю. И мы об этом всё время размещаем информацию. Достучаться до нас элементарно. Причём, можно и по интернету, не выходя из дома. В каждой такой ситуации нужно разбираться. Чудеса там случаются большие. Начиная от того, что люди вдруг видят свои подписи в решении общего собрания, которое никто никогда не проводил.


Из зала: Что касается мошенничества. Этих случаев за прошедшее полугодие больше, чем в предыдущее?


О.В. Дупак: Не намного. Не намного, но побольше. И их не будет меньше, к сожалению, потому что крадут там, где есть деньги. Ведь не крадут там, где их нет. А это, во-первых, и бюджетные поступления различного уровня, и «живые» деньги, которые собираются с граждан. Даже, например, посмотрите, приходит домой квитанция. Вы в состоянии в ней разобраться? Когда формируется тариф, то в ряде случаев закладываются потери. А к потерям относятся, допустим, неплатежи, которые возникают якобы из-за того, что долги. Начинаешь разбираться в долгах – а люди платят. Вопрос: куда уходят деньги? Поэтому проблем, к сожалению, очень много.


Из зала: Вы озвучили статистику: что у нас растёт количество убийств на бытовой почве, детская преступность зашкаливает. Но ведь эта функция принадлежит в основном полиции: надзор и контроль. Как сегодня работают стражи порядка? Многие люди возмущаются, говорят, что они не знают в лицо своего участкового и, как правило, бытовые конфликты возникают, начиная с парковочного места во дворе. Как можно решить эти вопросы и заставить полицию работать в нужном ключе?


О.В. Дупак: То, что мы её заставляем – это однозначно. И достаточно много актов реагирования выносим. Очень плохо, что такой вопрос задаётся. Я уже думал, что вопрос насчёт «знать участкового в лицо» – уже должен быть решён, потому что участковые за это деньги получают в прямом и в переносном смысле. То есть за то, что они ходят, представляются и свои визитки раздают, и прочее. Но я, наверное, не соглашусь с вами в том, что это задача только правоохранительных органов и только полиции. Потому что у нас же целая система профилактики. Понимаете? Целая система профилактики, которая существует.


Возьмите любую районную администрацию. Ведь в ней если не какой-нибудь отдел, то обязательно будет специалист по делам молодёжи, несовершеннолетних и прочее, и прочее. Там работает комиссия по делам несовершеннолетних. У нас областная комиссия, которую не кто иной, как Маркелов возглавляет. Понимаете?


У нас целое агентство по делам молодёжи и прочее, и прочее. То есть невозможно правоохранителям – я сейчас специально говорю даже не полицейским, а правоохранителям – поддерживать порядок на территории без участия в этом власти.


На выборах – так не протолкнуться. После выборов сел, флаги, портреты повесил, зарплату себе и двум приближённым установил – а с такими цифрами только на неё денег и хватает, и говорит дальше: «Денег нет. Проблемы решить не могу ни с подростками, ни с пожарами – ни с чем. Денег нет». К сожалению, мы с этим сталкиваемся. Это, опять же, не совсем наша функция, потому что это немножко политическая составляющая. Но тем не менее.


Недавно в Икрянинском районе подводили итоги. Один из депутатов стал говорить: «А что вы хотите про пожары? Что вы хотите? Приходите и штрафуете глав местных образований за то, что они не борются с пожарами. А у них денег нет». Я говорю: «Вы знаете, есть вопросы, когда нет денег, а есть вопросы, когда не хочешь работать». Почему? Потому что когда глава поселковой администрации сидит и не удосуживается произвести подворный обход, чтобы своим собственным избирателям сказать: «Ребята, вы хоть траву не жгите там, где не надо…», – а ждёт, пока для этого места МЧС из района или вообще из области приедет и будет ходить по дворам, – вот вам и власть.


Вот точно также происходит, допустим, и с подростковой преступностью в ряде случаев. И даже в целом ряде других случаев… Например, парковочные места. Для того чтобы мордобоя не было, её не полицейский на парковке должен стоять и решать, а наличие этих парковок.


Из зала: Спасибо.


О.В. Дупак: Всего доброго вам, спасибо. Сегодня в интернете, так лирическое отступление, прочитал о том, что Украина запретила ряд российских книг на своей территории. А потом посмотрел одобрительную реакцию «Эхо Москвы», мол, всё нормально, как положено - эти книги надо было запретить. Но, самое интересное другое, представьте, что сегодня вы в новостях увидели бы, что Российская Федерация запретила 23 украинских авторов. Вы представляете, какая реакция была бы?


Из зала: У «Эха Москвы».


О.В. Дупак: У «Эха Москвы», кстати, да.


Опубликовано в астраханском областном общественно-политическом еженедельнике "Факт и компромат" (№ 29 от 15.08.2015 г.)

comments powered by HyperComments