Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Без мата про военкомат

03.06.2016, 17:16

 

Без мата про военкомат

В Астраханской области есть областной военный комиссариат, расположенный в областном центре не на окраине, а во вполне благополучном и перспективном в плане застройке районе – на улице Джона Рида.


Старина Джон, будь он жив, наверняка бы при виде этого казённого учреждения, подумал бы, что это какая-то досадная случайность и недоразумение. Ну не может в центре немаленького, в общем, города в мирное время находиться такое.


Что новенького?

Я же проходил мимо и смотрел на этот комплекс сооружений за глухим забором и анализировал внешние изменения этого крайне важного заведения, через которое прошли все призывники региона.


Кроме глухого забора, ничего нового я не увидел. В бытность свою призывником, забор был вполне прозрачный, словно это не военкомат, а школа, детский сад, любое другое учреждение. Даже у госбезопасности в то время забора с парадной стороны не было, правда, чуть позже он появился, но как-то скромно и неприметно. Последним из ведомств силового блока забором обзавелась полиция, почему-то сделав его чёрным на белом фоне, хотя можно было бы сделать это более изящно, но тут уж дело вкуса. 


Только у тюремного ведомства забора нет – слишком маленькое пространство пришлось бы огораживать. Но из указанных структур никому бы и в голову не пришло, будучи сотрудником или соискателем на должность совершать рейды в продуктовые магазины или вовсе убегать домой. В военкомате подобные случаи были не редкостью.


В армию за взятку

Когда пришёл мой черёд пополнить стройные ряды российской армии, время было не очень простое для оборонительного ведомства. Денег, прямо скажем, выделяли не в должном объёме, а посему и солдатам было плохо, и тем, кто наживался на солдатах – тоже. Хорошо было только тем, кто наживался на призывниках, благо они в полуобморочном состоянии между военными и гражданскими.


Меня в военкоматах потеряли в связи с многочисленными сменами адреса проживания, фамилии. Однако на совете семьи было принято решение отправить меня от греха подальше в «товарищи солдаты», так я и попал в армию. Сам пришёл с повесткой, которую мне вручила мама, которую купила за взятку в том самом военкомате.


Приехали мы с ней и сестрой в закрома родины, на контрольно-пропускном пункте нас пропустили, а всех родственников оставили поодаль, за вертикальным забором из обычной арматуры. Тогда ещё была в разгаре контртеррористическая операция, но никаких мер по защите мобилизации не было. Нас завели внутрь и усадили в актовый зал, предварительно проведя медицинские исследования. В военкомате было холодно, врачи под белыми халатами носили свитеры и прочие тёплые вещи, а мы стояли в одном нижнем и мёрзли, как рыба об лёд. После всех мучений, нас покормили, причём очень даже вкусно, что очень удивило, а после отправили в актовый зал, где стали показывать патриотическое кино.


Выбор в пользу «Белого лебедя»

Прямо во время сеанса по одному призывников начали отводить солдаты, уже проходящие службу в самом военкомате. Давали в руки куски шинели и говорили натирать полы, потому что полы должны быть чистыми, хотя и без того чистота там была запредельной.


Один парень у нас был явно из видавших виды и просто послал их лесом, взял вещи и вышел, перемахнув через забор домой – кто присягу не принимал военнослужащим не считался. Конечно, это было очень деморализующе, и пока все обсуждали эти странные вещи со стороны солдат и того парня, я быстренько собрал с нормальных ребят купюры и окольными путями махнул через забор в магазин за тем, чтобы отметить расставание с мирной жизнью. Набрались мы очень сильно тогда, а ночевали словно не в армии, а в КПЗ под неусыпным оком служивых, более напоминавших заградотряд, чем армию. Убыли мы из этого дурдома на следующий день на автобусах прямиком на вокзал и о военкомате с его кошмарным просто туалетом на улице и общим видом, внешним и внутреннем впечатлением остались самые негативные воспоминания.


Если посмотреть на облвоенком непредвзято, то мы обнаружим обычную комендатуру полуразбитую и ощетинившуюся против внешнего мира. Тюрьма «Белый лебедь» выглядит куда более презентабельно и позитивно, нежели военкомат. Если бы я сегодня вдруг сошёл с ума и превратился в молодого человека 18 лет, которому абсолютно всё равно, а в мире есть выбор только между тюряжкой на улице Шаумяна и военкоматиком на Джона Рида, я бы выбрал, конечно, Шаумяна. В том плане, что куда интереснее работать вертухаем хотя бы внешне в чистом здании, нежели в каком-то убогом месте, словно оно пережило процесс бомбардировки.


90 процентов – норма

Судя по внешнему виду, внутри всё осталось на своих местах. Недостроенное крыло так и стоит, гниёт под открытым небом. Хотя в нём можно было бы обустроить какие-то кружки что ли, музей, вот эту всё скоморошенность для привлечения туристов в виде школьников, студентов и потенциальных соискателей армейских погон. Даже тех же отслуживших можно было бы привлекать вновь по контракту. А как меня туда можно привлечь?


Я в развалинах республиканского военкомата в Чечне раз искал дезертира в составе поисковой группы – там и то веселее было, светлее и просторнее. А тут прямо какой-то кошмар-кошмар. Если даже меня всё же накроет тоска по армейской службе, то вид облвоенкомата на Джона Рида быстро стряхнёт этот навет, и пойду своей дорогой дальше, раздумывая над тем, что 90% моих знакомых в армии не служили по разным причинам, коррупции у нас нет, а если есть какие-то факты, то о них лучше молчать.


Обрасти забором

Одно время у меня даже было желание продолжить службу в качестве офицера. Может из меня бы даже вышла знатная тыловая крыса, но я уж точно с продажи билетов военных всяко привёл бы свой офис в порядок, баб бы на стены наклеил в форме, чтобы привлекательно было. И внутри бы работали девушки из модельных агентств. А так – скукота, серость, тлен. Но это просто если не видеть пышущие жаром, здоровым румянцем, коньячком-с, икорочкой лица тыловичков. Они такие милые. Не берегут себя совсем.


А самым эпичным случаем в облвоенкоме был однажды: служивший там напоил милицейских ребят, после чего вытащил у одного пистолет из кобуры. Покинув территорию депрессии (иначе этот кошмар не назовёшь), он отправился к своей возлюбленной, но не смог с ней договориться о любовных отношениях и застрелился прямо перед её окнами. Скандал замяли. Военкомат оброс забором.


Чулпан Хаматов, астраханский областной общественно-политический еженедельник «Факт и компромат», № 11 (669)

comments powered by HyperComments