Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        

Два театра

13.11.2016, 17:12

 

Два театра Абсолютно всем здравомыслящим людям давно известно, что Астрахань не только каспийская столица, вторая Венеция, литературная столица, но и театральная столица – ведь сходив в местные театры, мотаться по другим театрам больше не хочется.

Особенно это касается двух государственных автономных учреждений культуры Астраханской области – астраханского драматического театра и театра юного зрителя.

Это два разных театра с отличными друг от друга репертуарами, разными людьми в труппах, но есть у них и много общего.

Это касается в первую очередь отношений с госучреждениями и судебными органами.

В 2014 году астраханское региональное отделение фонда социального страхования России обратилось в арбитражный суд Астраханской области с иском к ТЮЗу о взыскании задолженности, но до собственно судебного разбирательства дело не дошло – ТЮЗ задолженность быстренько погасил.

В том же году в арбитраж с иском к ТЮЗу о взыскании задолженности обратилась и инспекция федеральной налоговой службы по Кировскому району Астрахани. Получив исковое заявление, руководство ТЮЗа, не доводя дело до суда, незамедлительно погашает задолженность.

За второй квартал 2015 года у ТЮЗа образовалась задолженность перед управлением пенсионного фонда России в Кировском районе Астрахани, и платить ТЮЗ явно не собирался. УПФР подаёт иск в арбитраж, и, как только экземпляр этого иска приходит к руководству ТЮЗа, задолженность погашается, а иск отзывается.

Примерно такие же истории происходят и с драмтеатром: он отчего-то не платит вовремя положенные по закону страховые взносы в пенсионный фонд, после чего тот обращается в арбитраж. Получив иск, драмтеатр немедленно погашает задолженность перед государством и иск благополучно отзывается.

Мы привели далеко не все подобные случаи. При изучении этих странных взаимоотношений государственных театров с государственными же учреждениями и арбитражным судом возникает вполне резонный вопрос: а зачем драмтеатр и ТЮЗа постоянно доводят дело до подачи исков?

Никакой выгоды из затягивания погашения задолженности нет, а сумма задолженности прекрасно известна работникам театральных бухгалтерий.

В случае если театральные бухгалтера не могут точно определить задолженность, то учреждения-кредиторы перед подачей исков в суд обязательно присылали в театры требования с указанием суммы задолженности.

Объяснение может быть лишь одно: в драмтеатре и ТЮЗе могут работать излишне либерально настроенные граждане и все эти манипуляции с задолженностями, возможно, являются своеобразным протестом против якобы «антинародного режима».

Это предположение покажется не столь смехотворным, если знать, к примеру, что ТЮЗ планирует постановку пьесы «Гамлет» Бориса Акунина (Григорий Чхартишвили).

Писатель Акунин-Чхартишвили в 2012 году он связался с оппозицией, выступал на Болотной площади в Москве с оголтелой критикой российских порядков и властей. В 2014 году – аккурат после воссоединения Крыма с Россией – он из нашей страны уехал, объяснив это так: «С путинской же Россией у меня нет точек соприкосновения, мне чуждо в ней всё. И находиться здесь в период всеобщего помутнения рассудка мне стало тяжело. Трезвому с пьяными в одном доме неуютно».

Общение с оппозицией дурно повлияло на Акунина-писателя. Результат – пьеса «Гамлет». Это, если можно так выразиться, очень неудачный ремейк трагедии «Гамлет» Шекспира.

Надо сказать, что ни один писатель в здравом уме не стал бы переиначивать под своим именем гениальные произведения Шекспира, не меняя времени событий, сюжетных ходов и общей канвы повествования. Ставить в театре «Гамлет» Акунина можно только из сомнительных политических соображений, потому что в художественном отношении «Гамлет» Шекспира неизмеримо выше и значительнее жалкой акунинской поделки.

Свою оппозиционность якобы «антинародному режиму» как бы выражает и драмтеатр. Эта непонятная оппозиционность заключается в том, что член обкома КПРФ и редактор партгазеты Токарев пишет рецензии на постановки драмтеатра, а в виде поощрения получает контрамарки на его представления.

По нашему мнению, Токарев – откровенно слабый журналист. К примеру, побывав в Пекине, где он принимал участие в научном семинаре по изучению наследия Ленина, Токарев поместил в партгазете путевые заметки, где неумело описывал, как в Пекине к нему среди бела дня якобы приставали китайские проститутки. Хорош же коммунист, которого пригласили в коммунистическую страну на научный семинар, а он эту коммунистическую страну хает и позорит!

Так что Токарева привлекают, видимо, к написанию рецензий не из-за его профессиональных достоинств как журналиста, а только потому, что он коммунист и оппозиционен к российским порядкам и властям.

Да что говорить, драмтеатр не размещал на входных билетах и приглашениях положенного согласно федеральному закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» знак информационной продукции – до тех пор, пока прокурор Кировского района Астрахани не обратился по этому поводу в Кировский райсуд Астрахани. И только после судебного решения театральные деятели соизволили соблюсти закон.

Руководство драмтеатра вообще трудно понять умом. С одной стороны оно как бы тянется к оппозиции коммунистической ориентации, а с другой поражает ни с чем не сравнимая низкопробность в стремлении заработать на всём, на чём только можно, не задумываясь об этической стороне вопроса.

И вот перед нами инновационный проект: автосалон.

В театральном автосалоне можно произвести компьютерную диагностику электронного оборудования автомобилей, диагностику и ремонт АКПП, кузовные работы и техническое обслуживание.

Автосалон можно понять, если бы драмтеатр был в свободном финансовом плавании, обходясь без поддержки из областного бюджета.
Что будет в дальнейшем превалировать в драмтеатре? Театральная деятельность или техническое обслуживание авто? А если автосалон будет приносить баснословные прибыли, то может быть, он вытеснит, наконец, драмтеатр из здания начала XIX века?

Но деловая фантазия руководства драматического не имеет границ. Обычно в театре работает буфет, ориентированный на зрителей. Драмтеатр пошёл дальше: при нём открылось кафе «Эзоп», которое позиционируется театром как «идеальное место для романтических свиданий, отдыха с друзьями, деловых встреч»… А бар кофейни предлагает огромный выбор алкогольных и безалкогольных напитков! Так вот об алкогольных напитках: лицензия на оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции №30РПО0000338, выданная Астраханскому драматическому театру региональным министерством экономического развития, была действительна до 29 декабря 2015 года. Получается, сейчас драмтеатр отпускает алкоголь в буфете без лицензии, что является правонарушением.

Исходя из всей этой кипучей и совсем не театральной деятельности, сама театральная деятельность носит сугубо формальный характер. Артисты разучивают роли, потом озвучивают их во время представлений – и всё. Искусство придирчивые зрители пусть ищут в Саратове, Москве или Питере. В Астрахани сойдёт и так.

Неудивительно, что директором драмтеатра работает сейчас бывшая чиновница регионального правительства Татьяна Бондарева, курировавшая местное отделение союза писателей, известное публицистикой, критикующей российские порядки и действия российских властей. Как руководитель Бондарева совсем не требовательна к людям искусства, она, видимо, не против, если таковых и не будет в учреждении культуры, возглавляемом ею. Достаточно хороших автослесарей, поваров и барменов.

Кстати, руководство ТЮЗа тоже отличилось: профессионализм там понимают по-своему. А как может быть иначе, если заместителем директора театра по организации зрителя работает Екатерина Юрьевна Кочеткова – дочь художественного руководителя ТЮЗа Юрия Владимировича Кочеткова.

В общем, так и служат два астраханских ведущих театра, не претендуя на лавры, а радуясь тому, что их пока не разгоняют.

Вальтер Кот, астраханский областной общественно-политический еженедельник «Факт и компромат» № 38 (697), 2016 г.

comments powered by HyperComments