Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        

Исправление судебных ошибок. Как благодаря профессионализму защитника удалось заставить астраханские суды Закон исполнять

14.08.2017, 21:50

 

Исправление судебных ошибок. Как благодаря профессионализму защитника удалось заставить астраханские суды Закон исполнять Всё меньше и меньше наших земляков и соотечественников верят в беспристрастность, объективность и профессионализм судебной системы. Единственная надежда у попавшего в эти жернова человека остаётся на грамотного защитника. История, о которой мы сегодня поведаем вам, ярко свидетельствует: такие защитники в Астрахани есть.

Случай, произошедший неспроста

Утром 21 ноября 2015 года водитель, не помышляя ни о чём плохом, вёл свой Mercedes-Benz, когда у поста ГИБДД под Астраханью его остановили.

При задержании никто из гаишников ничего противозаконного в автомобиле, имеющим не затемнённые стёкла, не заметил. А вот специально прибывшие из Астрахани по звонку с поста полицейские вдруг обнаружили в салоне иномарки не только шприцы со следами оставшихся в них инъекций наркотика, но и автомат Калашникова с боеприпасами к нему, лежащий на переднем сиденье и ничем не прикрытый.

Пресс-служба УМВД РФ по Астраханской области немедленно выпустила сообщение об этом донельзя странном происшествии. На его основании в газетах, в интернете и на телевидении появились громкие репортажи о задержании обнаглевшего наркомана с автоматом.


Фото с сайта 30.mvd.ru

По месту жительства водителя совершенно неожиданно для остальных проживающих в этом доме были найдены грязные шприцы. В доме женщины, от которой ехал в тот день неудачливый водитель, тоже не обошлось без сюрпризов – там были найдены боеприпасы к автомату Калашникова.

По итогу этих «оперативных» действий УМВД РФ по Астраханской области рапортовало перед Москвой о задержании крупного преступника, и дело было передано следствию сразу по четырём статьям Уголовного кодекса. Ещё на следствии пришлось две статьи по требованию защиты исключать.

Автомат с мусорки

Павел, а именно так зовут нашего водителя, попал в нехорошую историю, а если точнее – в беду. Его родственники наняли адвоката О.В. Мукорина и он стал его защищать. Ведь после теленовостей о задержании опасного преступника, выпускать его без взятия под стражу астраханские правоохранители не желали. Их даже не смущало, что преступнику 51 год и он инвалид II группы.

В результате работы адвоката из предъявленного обвинения были устранены обвинения в перевозе наркотиков и патроны к автомату, якобы принадлежавших Павлу, который так и не смог объяснить появление найденных у него в машине этих вещей. Но так как этот «факт» был процессуально зафиксирован, то защита оспаривать его не смогла, и была вынуждена пойти на компромисс с обвинением. Вот так и появилось сюрреалистическое обвинение, перекочевавшее в приговор.

Оказывается, Павел, двигаясь на своём «мерседесе» по шоссе, остановился по надобности у мусорника, и, выйдя из авто, увидел брошенный автомат. Находясь в опьянении, он подобрал его и положил на переднее сиденье своей машины. А потом, по мнению обвинения, ничего не соображая, как ни в чём не бывало и вконец обнаглев, вспомнил лихие девяностые и поехал через пост Госавтоинспекции с неприкрытым автоматом на переднем сидении. В суд уголовное дело на Павла было передано по перевозке оружия и повторному управлению машиной в пьяном состоянии.

Хождение по мукам

Павлу по приговору судьи Наримановского райсуда дали 1 год 9 месяцев и он должен был 17 мая 2017 года выйти на свободу по отбытии срока. Но приговор был опротестован и судья Астраханского облсуда «гуманно» увеличила срок заключения на семь месяцев, установив окончательный срок в два с половиной года. Таким образом, на свободе «клиент астраханского правосудия» должен был оказаться 22 мая 2018 года. Можно с уверенностью заявить, что если бы не защита, Павел мог бы и не дожить до окончания срока своего заключения. Ведь никто из «законников» не озаботился тем, что «опасный преступник» Павел является пенсионером по инвалидности, инвалидом II группы, болен туберкулёзом лёгких и сахарным диабетом.

Астраханские судьи напрочь проигнорировали и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. В нём чёрным по белому сказано, что «…определяющее значение имеет установление судом наличия у осужденного тяжёлой болезни, препятствующей отбытию им назначенного наказания с учётом Перечня заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 06.02.2004 г. №54 “О медицинском освидетельствовании осужденных…”».

Адвокат О.В. Мукорин настаивал на применении этого Постановления для сохранения жизни своего подзащитного, поскольку состояние того было угрожающее. Его дважды из СИЗО помещали в Кировскую больницу, поскольку медики УФСИН не брали на себя ответственность за сохранение его жизни.

Мукорин обратился в Камызякский райсуд с ходатайством об освобождении от отбывания наказания Павла в связи с болезнями, указав, что тот страдает заболеваниями, входящими в перечень, утверждённый Постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. 31 августа 2016 г. Камызякский райсуд постановил освободить Павла от отбывания наказания. Однако, решение было опротестовано и его не освободили. Напрасно, поскольку, освобождая из мест заключения больных людей, страдающих в неволе, Закон проявляет не только гуманизм, который благотворно воздействует на общество – демонстрируя человечность, но и прагматизм, препятствуя распространению опасных заболеваний в среде заключённых.

Закон что дышло

Но астраханским «законникам» гуманизм и здравый смысл чужд.

Апелляционная инстанция Астраханского областного суда решила, что освобождать осуждённого Павла по требованию заключения медицинского освидетельствования нельзя. Ведь он, находясь в заключении, посмел закурить в неположенном месте, за что получил взыскание – устное замечание. Удобный способ навредить человеку под стражей: никак не обжалуешь, а ссылаться как на нарушение, при всякого рода отказах, можно. Суд не удосужился даже установить, в каком из мест содержания Павла под стражей – в двух СИЗО или в двух лагерях, и какой именно чиновник это замечание произнёс. Астраханским судейским и прокурорским работникам совершенно не интересно, что фатально больной человек в неволе не перевоспитывается, а невыносимо страдает. Они решили проигнорировать и правительственное постановление: хотя именно оно, а не надуманное «нарушение», имеет определяющее значение.
11 октября 2016 года облсуд, отвечая пожеланию прокурорских работников, отменил постановление Камызякского райсуда и направил материал на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
После такого «окрика» Камызякский райсуд 15 ноября 2016 г. принял прямо противоположное предыдущему постановление: им было отказано в удовлетворении ходатайства начальника филиала «Туберкулёзная больница №1» ФКУЗ МСЧ 30 ФСИН России и адвоката О.В. Мукорина об освобождении Павла от наказания в местах лишения свободы в связи с болезнью.

Ты виноват уж тем...

Так чем же, если не законом и здравым смыслом, руководствовались астраханские судьи, неоднократно отказывая в удовлетворении ходатайств об освобождении Павла из лагеря по заключению двух медицинских освидетельствований? Суды покорно шли на поводу прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Астраханской области.

Это уголовное дело носит специфический характер. Оно возбуждалось по четырем статьям, по двум из них прекращалось ещё до суда.
Астраханскими правоохранителями факт задержания машины с пьяным Павлом за рулем и с автоматом на переднем сиденье был использован как пропагандистский, рекламирующий отличную работу полиции.
Репортажи по телевидению и в прессе, многочисленные рапорты о задержании наркомана с автоматом имели свой эффект в виде премий и продвижения по службе. Однако это привело к тому, что пожилой, страдающий двумя тяжкими заболеваниями заключенный, вопреки законодательству, подвергался угрозе смерти при содержании в местах лишения свободы. Этот человек мог бы не дожить до окончания срока, потому что деньги на дорогие лекарства, необходимые при диабете в лагере отсутствуют, а у родственников могли закончиться раньше, и спасать его было бы нечем. Родственники были вынуждены в месяц тратить 50 000 тысяч рублей на покупку инсулина, который государство диабетчикам выдаёт бесплатно, однако, при личной явки больного в аптеку. Родственникам – только за деньги. Свою отрицательную роль сыграл и мерседес, на котором Павел ездит. Машину сразу изъяли, арестовали, поместили во двор Наримановского РОВД, а Павлу не раз намекали: отпиши машину и будешь свободен. Финал с мерседесом наступил 13 июля 2017г., когда Наримановский суд рассмотрел заявление представителя (свои полномочия адвоката он уже прекратил и действовал по доверенности как представитель Павла), снял арест с машины и Павел перегнал его домой.

Счастливый конец

7 апреля 2017 года Мукорин О.В., действуя уже по доверенности от Павла, обратился с кассационной жалобой на незаконные отказы астраханских судей об освобождении больного инвалида в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ. Наконец, постановление Верховного суда РФ от 20 апреля 2017 г. поставило точку в этом деле. Результатом вмешательства ВС РФ стало постановление кассационной инстанции Астраханского областного суда от 30 мая 2017 года. Президиум облсуда был вынужден выполнить указания вышестоящей судебной инстанции и постановил: «Кассационную жалобу адвоката Мукорина удовлетворить…» «Постановление Камызякского районного суда АО от 15 ноября 2016 г. и апелляционное постановление Астраханского областного суда от 29 декабря 2016 г. в отношении ... отменить…» «Освободить ... от отбывания наказания, назначенного ему приговором Наримановского районного суда от 17 мая 2016 г. в связи с болезнью и немедленно освободить из-под стражи». Иначе Павел должен был на основании отменённых постановлений находиться в местах лишения свободы до мая 2018 года. Благодаря работе защитника Мукорина он обрёл свободу на год раньше. Надо признать, что вынося по настоянию прокуратуры, судьи районного и областного судов Астраханской области получили громкую отмену своих постановлений Верховным Судом РФ, прозвучавшую на всю страну.

Всем этим судьям и прокурорам, затянувшим освобождение Павла с 31 августа 2016 года по 30 мая 2017 года, очень повезло в том, что за незаконно прибавленный ими срок Павел не отдал Богу душу в лагере. В этом случае на их совесть лег бы неискупаемый грех.

Эти сотрудники правоохранительных органов вопреки требованию закона взялись вмешиваться в чужие полномочия, не обладая медицинским образованием. По закону, в ситуации с Павлом только врачи могли решить вопрос о возможности пребывания осужденного в местах лишения свободы. Врачи выполнили свои обязанности, дважды заявив о невозможности пребывания больного человека в местах лишения свободы. И суд обязан был освободить человека. Две медицинские комиссии, состоящие каждая из девяти врачей, аппарат сотрудников - врачей МСЧ 30 ФСИН России по Астраханской области, который также как и адвокат, дважды ходатайствовал об освобождении, свои обязанности выполнили, однако, правоохранители взялись корректировать мнение врачей. Как тут не вспомнить слова великого баснописца И.А. Крылова «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник».

Виктор Зоркий, астраханский областной общественно-политический еженедельник «Факт и компромат», №31 (741), 2017 г.

comments powered by HyperComments