Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Школы самых частных правил. К чему приведёт коммерциализация системы образования? Интервью В.А. Гутмана

01.06.2010, 12:30

 

До вступления в силу недавно одобренного президентом закона о государственных учреждениях еще год. Но он уже широко обсуждается, вызывая массу противоречивых мнений. Народ взбудоражен слухами о том, что образование скоро станет платным.

Основание для таких разговоров - новые возможности, которые предоставляет закон. Смысл их в том, что бюджетным организациям дается право вести независимую коммерческую деятельность. А это, в свою очередь, позволяет государству не нести материальной ответственности по обязательствам последних.

Сторонники закона видят в нем значительные преимущества, Например, плюсом реформы считают то, что наши бюджетные учреждения смогут хоть как-то зарабатывать, причем официально.

По сути ведь те же школы и раньше получали доход, только делали это либо полулегально, либо вообще вопреки закону. В будущем они смогут совершенно открыто брать деньги и тратить их по собственному усмотрению.

Между тем, у закона и масса противников. Их основной аргумент: согласно Конституции, все россияне должны иметь равные права на медицинский уход, образование, социальное обслуживание. Однако в результате реформы может оказаться, что выпускник, получивший лишь «бесплатные» знания, будет заметно уступать в подготовке сверстнику, чьи родители заплатили за углубленное изучение каких-либо предметов. То есть больше возможностей получить качественное образование у тех, кто будет платить. Чтобы прояснить перспективы реформы в системе образования, мы собрали разные мнения специалистов в этой области.

В следующем году вступит в силу скандальный закон о бюджетных организациях, который, по сути, поделит их на те, что могут, и те, что не могут оказывать платные услуги. Некоторые образовательные учреждения потеряют статус государственных и станут автономными, то есть получат право вести независимую коммерческую деятельность. Получат это право и школы, у которых, как известно, основной источник привлечения внебюджетных средств - карман родителей. Будут ли астраханцы платить больше и за что? Не приведет ли реформа к внедрению повсеместно платного образования? На эти и другие вопросы ответил министр образования и науки Астраханской области Виталий ГУТМАН.

— Виталий Александрович, в следующем году вступает в силу закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». Что он меняет в работе образовательных учреждений?

— Для тех, кто пользуется образовательными услугами, то есть учеников и их родителей, он не меняет ничего. Просто станет возможным другой способ организации деятельности образовательных учреждений. К потребителю это имеет опосредованное отношение. Например, вряд ли вас интересует, какой статус у магазина, в котором вы покупаете вещи - ОАО, ООО, ЧП или масса других вариантов. Вам что важно? Чтобы там качественный продукт продавали, были вежливы, и цены низкие установили.

— То есть вы считаете, что введение платных услуг не приведет к коммерциализации образовательных учреждений, главной задачей которых будет уже не преподавание, а зарабатывание денег?

— У меня такого мнения нет. Более того, я убежден, что введение этого закона опоздало лет на 10. К сожалению, не бывает островков социализма внутри капитализма. А если серьезно, то отсутствие разнообразия форм деятельности образовательных учреждений мешает их развитию, а следовательно не способствует качеству оказываемых услуг. Мы доводим деньги до учреждений по нормативу, выполняя закон в редакции 1991 года. А дальше учреждение действует в соответствии со сметным финансированием. Это как если бы мама с папой вам дали 100 тысяч рублей и велели потратить на собственное усмотрение. А когда вы пришли в магазин, вам бы там сказали: подождите, милая девушка, вы можете потратить на косметику и украшения только 800 рублей, а на 99 200 рублей вы обязаны купить картошку. Вы спросите, а зачем мне столько картошки? А вам в ответ: «Ничего не знаем, у вас лимит только на картошку».

В итоге вы картошку покупаете, на 200 рублей съедаете, а остальное пытаетесь перепродать. Но для этого вам надо получить санитарное заключение, разрешение на торговлю и многое другое, и в процессе вы обязательно чего-нибудь нарушите. Тогда за вами придут товарищи из органов. А кто виноват? Продавец в магазине? Нет, у него все по бумаге. Товарищи из органов? Нет, не они. И вы не виноваты. Зачем вам столько картошки!

— Вы хотите сказать, что руководство автономного образовательного учреждения получает полную свободу распоряжаться заработанными деньгами, полученными от государства и родителей?

— Да, полную свободу. Если мы назначили директора, то незачем превращать его в тупого исполнителя инструкций, с которого нельзя ничего требовать, потому что он действует исключительно по бумажке. Нам нужно, чтобы руководитель сам принимал решения.

— А директора наших школ готовы к тому, чтобы принимать такие решения, грамотно вести коммерческую деятельность, вести бизнес?

— А никогда никто не бывает готов. Вы плавать умеете? Да? Но ведь когда-то не умели и учились этому. Компетентность появляется, когда появляются потребности. Для этого дается переходный период. Более того, чем этот закон еще хорош? Есть право выбора. Можешь быть автономным, можешь остаться бюджетным, можешь быть казенным. Если ты боишься ответственности, то оставайся на сметном финансировании. Хочешь свободы? Тогда крутись, работай!

— То есть в ближайшее время директора школ будут оттачивать свои предпринимательские способности на нас, родителях?

— Они будут учиться работать в новых условиях. Сейчас школа, которой муниципалитет дает недостаточно (денег всегда недостаточно), берет деньги с кого? С родителей. Потому что это самый простой способ. Да, есть механизмы контролировать расход этих средств. Все поступления школа обязана правильно оформить, но на практике часто чего-нибудь нарушают. А новый закон дает право официально брать деньги, которые и так родители платят.

— Иными словами, закон легализует традиционные школьные поборы?

— Не поборы, а пожертвования. Поборы, это когда директор школы вызывает вас и говорит: «Хотите, чтобы ваш ребенок имел красивый аттестат, платите мне деньги». В мире только две страны, где не берут деньги с родителей: Куба и Северная Корея. Думаю, большинство читателей газеты «Хронометр» не хотели бы жить в этих странах.

— Кто будет решать, сколько и за что брать, а за что брать деньги не должны?

— Деньги не будут брать за то, что входит в госстандарт. Совсем недавно ввели стандарт по начальной школе, а к осени будут стандарты по средней. Там прописано, что государство обязано профинансировать — конкретно предметы, количество часов. А все разговоры о том, что стандарт будет сокращен, не имеют под собой основания.

— Кто будет решать, бюджетным, автономном или казенным станет учреждение?

— Учредитель. Например, муниципалитет.

— А кто будет решать, как потратить деньги, которые заработают автономные образовательные учреждения?

— Решать будет руководство, учредитель. Я считаю, в это никто не должен вмешиваться. Государство должно лишь следить, чтобы то, что положено, отдавалось бесплатно, и все.

— А что с кружками? За дополнительные занятия вне основного расписания придется платить?

— Не обязательно. Например, в стандарте по начальной школе кроме учебной программы предусмотрены еженедельно 10 часов на развитие личности. То есть на то, чтобы с детьми после уроков занимались.

— По вашим словам, платить придется за углубленное изучение предмета? Кто будет решать, сколько?

— Решит руководство школы. Но есть еще и служба по тарифам, которая наверняка вмешается в процесс. Например, говорят: «Все будет платное, и занятие с педагогом будет стоить 500 рублей». Давайте считать. 25 человек в классе. Каждый платит по 500 рублей за час занятий. Получаем 12500. Допустим, в неделю занятия четыре раза. Получаем 50 тысяч рублей в неделю. В месяц - 200 тысяч рублей. Я первый брошу свою кресло и пойду в учителя при такой зарплате.

— Подытожим: вы одобряете предстоящие реформы и не видите никаких сложностей с их реализацией?

— Я сложности вижу. Первое — российское разгильдяйство. Второе — российское отношение к закону, как к'чему-то, что выполнять совершенно необязательно. Третье — излишнее рвение некоторых моих коллег, которые, желая отличиться перед высоким руководством, побегут под барабанный бой загонять учреждения в какую-то определенную форму. Если же подойти к реформе с позиций здравого смысла, особых проблем я не вижу.

Беседовала Анастасия ДМИТРИЕВА

"ЗАДАЧА ШКОЛЫ УЧИТЬ, А НЕ ЗАРАБАТЫВАТЬ ДЕНЬГИ"

В отличие от чиновников, педагоги и родители говорят о предстоящей реформе с меньшим оптимизмом. А некоторых она просто пугает.

Николай ЛУКИН, директор лицея №2:

— Говорить о чем-то конкретном рано, пока вопросов больше, чем ответов. Планируется, что бесплатным останется определенный госстандарт — базис, а все дополнительные образовательные услуги сверх него будут за отдельную плату. Каким будет этот базис, пока неясно. Естественно, что задания ГИА и ЕГЭ будут соответствовать ему. А за дополнительные знания скорее всего придется платить.

Непонятно также про установление учебным учреждениям статуса автономных. Тут еще больше вопросов, чем по дополнительным образовательным услугам. Все школы находятся в разных условиях: к примеру, у кого-то есть дополнительные помещения, инфраструктура, у кого-то нет. На сегодняшний день все известные мне попытки школ заработать не дали ожидаемого результата: получаемые средства не могут перекрыть траты. Я не думаю, что за счет этого учебные учреждения смогут функционировать, развиваться. Все-таки функция школ — образовательная, а не коммерческая. С другой стороны, оставлять все как есть тоже нельзя, мы очень отстаем от других стран. В любом случае, школам обязательно нужна государственная поддержка.

Валентина БУДАРИНА, учитель-методист, проработавший в школе более 30 лет:

— Никакой ясности в том, что ждет школы, на сегодняшний день нет. Но то, что мы слышим, совсем не радует. У каждого учреждения свои задачи, которые нельзя подменять. Задача школы — учить, а не зарабатывать деньги. Да и как учебные учреждения смогут это сделать?! На чем? Большинство родителей бедны настолько, что не смогут купить детям дополнительное образование. И школы будут выращивать серость, которая не способна продолжить обучение дальше, потому что у ребят не будет н икакой платформы, багажа знаний. В целом же скажу, что никакие реформы не дадут результата без повышения зарплаты учителям.

Нина ГНЕВИНА, народный учитель России:

— Я вообще не приемлю платного образования в школе, поэтому не могу оценить грядущие изменения позитивно. Мы так долго шли к бесплатному образованию,так гордились им, и снова возвращаемся к тому, с чего начали. Многие умные и способные дети просто не смогут поступить в вуз, потому что за обучение в школе нужно будет платить. Я много лет проработала в обычной школе на Казачьем и знаю, что до сих пор некоторые детки идут на учебу голодные. Если ребята хотят поступить в вуз, им необходимо учиться в профильных классах, а они есть не в каждой школе. Ведь обычная общеобразовательная школа дает базовое образование, не достаточное для поступления в высшиеучебные заведения. Поэтому детям с окраины приходится выдерживать конкурсы,чтобы поступить в лицеи или гимназии, ездить в другие районы города, иногда с пересадками. Даже это не под силу многим семьям. Поэтому, я считаю, о платном образовании речи идти не должно!

Оксана, председатель родительского комитета одной из гимназий города:

— Пока о грядущих новшествах ничего конкретного не знаем. Дополнительные занятия за деньги есть и сейчас. В принципе, я не против, чтобы ребенок занимался при школе. Это даже лучше, чем водить его куда-то в другое место или нанимать репетитора. Но с другой стороны, сейчас мы бесплатно ходим на дополнительные уроки математики. Получается, что в дальнейшем за них придется платить. Главное, чтобы основные предметы были бесплатными, а за то, что выходит за рамки программы, можно и заплатить, в такое уж время мы живем. Лишь бы это стоило того -обучение было грамотным, а не просто «для галочки». Все упирается в то, сколько это будет стоить и не отразится ли на основной программе.

Наталья СМОЛИНА, мама восьмиклассника:

— Я против того, чтобы образование стало платным. У нас и так половина населения живет за чертой бедности, им реально не хватает денег. Мы уже сейчас платим каждый месяц по 250 рублей в школу, и попробуй не дай. А дальше что будет?! Нужно хоть школу закончить, ведь другой альтернативы у детей просто нет. Я бы сына, например, отдала в ученики на какую-нибудь рабочую профессию, как это делали раньше. Но ведь сейчас такого просто нет! На работу в 14 лет его не возьмут, в ПТУ тоже. А если родители не в состоянии будут платить за обучение, ребенка что, выгонят из школы?! В детские сады уже сейчас не пускают, если родители не внесли плату. А учащихся будут разворачивать на пороге школы?

Подготовила Ольга ШЕВЧЕНКО

"Хронометр-Астрахань" №22, 01.06.10.

comments powered by HyperComments