Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Сергей Бобров, руководитель следственного управления СКП России по Астраханской области: «Борьба с коррупцией — наш конёк»

25.01.2013, 09:51

 

На днях Дмитрий Медведев подписал указ о создании нового самостоятельного ведомства - Следственного комитета. Это один из важных шагов на пути к реформированию системы внутренних органов государства. За три года существования Следственный комитет при прокуратуре не просто сумел оправдать свое создание, доказав профессиональную состоятельность, но и стать одним из авторитетных силовых ведомств в современной России. Астраханское следственное управление всегда было на особом счету. О перспективах развития регионального ведомства корреспондент «ИЗВЕСТИЯ. Волга-Каспий» за чашкой чая побеседовал с его руководителем Сергеем БОБРОВЫМ.

Вопрос: Сергей Иванович, три года назад при создании Следственного комитета прокурорские работники поговаривали, что подобное разделение ослабит контроль за следствием. Но время доказало, что СКП вырос до того уровня, когда назрела необходимость в современной системе правоохранительных органов стать самостоятельным ведомством. Готовы к столь глобальным переменам?

Ответ: Трехлетним периодом нашу работу исчислять конечно же нельзя -- мы являемся преемниками прокурорского следствия. Но именно эти три года доказали необходимость разграничения функций надзора и следствия. Сейчас же, уверен, наше ведомство созрело для большого самостоятельного плавания. Подписанный президентом указ о создании отдельного органа – Следственного комитета Российской Федерации -- расширит наши полномочия и специфику подследственных дел. Реформа – еще только впереди, но

уже сегодня к этому необходимо быть готовыми. Будущему ведомству планируют передать все следственные полномочия, которые сейчас имеются в УВД, УФСБ и наркоконтроле, оставив в их ведении лишь оперативное направление и функции дознания. На переходном этапе, возможно, следствие в некоторых структурах останется. Думаю, что это временно. Это мое личное мнение. Окончательное решение за президентом и Государственной думой.

Я же, как практик, считаю, что будет правильно, если все следствие будет собрано в один кулак.

В: Вы цените своих сотрудников. Примечательно, что некоторые высокие посты в управлении занимают с виду хрупкие женщины, но очень сильные духом. Можете составить коллективный портрет вашего управления?

О: Это единый целеустремленный молодой организм. В основном у нас работают ребята в возрасте до 30 лет, стаж работы небольшой – чуть более трех лет, в армии, как правило, не служившие, но имеющие такие перспективы, если будут плохо трудиться. А если серьезно, все сотрудники образованные, интеллектуальные. Большое внимание мы уделяем именно личностным качествам. Сотрудников Следственного комитета называют элитой правоохранительных органов, и мы должны быть нечто большим, чем человек при погонах и должности.

В: Про таких, как вы, говорят – «прожженный», опытный следователь. С высоты профессионального стажа (знаю, в марте 2011 года отметите 20 лет с момента поступления на службу в органы) наверняка вы видите людей насквозь. Можете ли сегодня с уверенностью сказать, что в вашем управлении нет лишних людей?

О: Те, кто трудится в аппарате, находятся «под лупой». Я ежедневно на совещаниях и личных приемах вижу глаза своих сотрудников и могу с уверенностью сказать: все, кто уже мог, отсеялся. Некоторые преследовали меркантильные цели при поступлении на работу – уклонение от армии, погоны, «корочки». Многих испугали ежедневные рабочие трудности. Рассказываю это впервые: когда стреляли в нашего следователя Евгения Ковалева, один из его молодых коллег, услышав, что было такое происшествие, ночью упаковал чемоданы и уехал. А рапорт об увольнении прислал по факсу. Было и такое.

В: Вы большое внимание в своей работе уделяете открытости перед населением. Сами для себя подмечали, какова степень доверия людей к астраханскому следственному управлению?

О: Я анализирую не только состояние преступности, но и все поступающие к нам жалобы, заявления. Ведь именно они являются индикатором состояния криминогенной обстановки. Если сосед годами угрожает другому соседу убийством, он его совершает. Наша задача – не только оперативно раскрывать преступления, но и реагировать на сигналы и предотвращать подобные деяния. Я всегда говорю своим сотрудникам, и это посыл - основной в моей работе: ближе нужно быть к людям. На нашем официальном сайте работает интернет-приемная, в начале лета при управлении создан общественный совет, куда вошли независимые, авторитетные и достойные представители общественности, в том числе и журналисты. Уверен, что именно при участии совета мы будем развивать работу с населением. Это необходимо, ведь к нам порой обращаются граждане, которым в других структурах помочь не смогли либо не захотели связываться. Помните случай, когда отец – уроженец Азербайджана - увез из Астрахани дочь к себе на родину, а мама-астраханка не могла вернуть ребенка домой. Фактически мужчина воспользовался добрыми отношениями с бывшей супругой и выкрал дочь. Но по закону – не придерешься, не было никаких оснований для возбуждения уголовного дела: родители развелись, женщина сама дала нотариальное разрешение для вывоза ребенка, но лишь на каникулы. Хотя это и не наша компетенция, но мы всеми силами хотели помочь. Была даже идея использовать возможности спецслужб, чтобы вернуть девочку отчаявшейся матери. В итоге подключили к переговорам авторитетного представителя азербайджанской диаспоры, который и привез ребенка в Астрахань.

В: Последние громкие события в Астрахани, связанные с нападениями на сотрудников милиции, еще раз доказали проблемное состояние правоохранительных органов. Можете дать свою оценку ситуации?

О: Начальник УВД уже дал профессиональную оценку своим подчиненным. Уверяю, им досталось прилично. Но уже второй случай должен был насторожить нашу милицию. Однако они действовали по сложившемуся стереотипу: одно ружье два раза не выстрелит. Не сомневаюсь, что коллеги из УВД сделали определенные выводы. Однако сейчас одно только переименование в полицию наши органы не спасет. Чтобы переломить это мнение, потребуется много сил. Необходима физическая подготовка нового состава, которой мы сейчас не видим, элементарно законы выучить стражам порядка стоит. Но главное – настало время ломать целую систему, которая при новом современном обществе и темпе жизни существовать не может. К примеру, в США никогда жители не спрячут того, кто покушался на жизнь сотрудника правоохранительных органов, для них будет долгом чести позвонить в полицию и сдать преступника. Не может только одно подразделение общественной безопасности охранять порядок, наши граждане должны проявлять бдительность, неравнодушие. А у нас за сообщение информации о том, где скрываются преступники (то есть за выполнение человеком своего гражданского долга), астраханские власти вынуждены были объявить вознаграждение в миллион рублей.

В: Сергей Иванович, за последнее время среди коррумпированных чиновников вы провели, можно так сказать, спецоперацию «Чистые руки»: регион то и дело гремел от коррупционных скандалов. Однако, как видим, эта чаша неисчерпаема: у глав муниципальных образований то и дело «летят головы», а недавно ваши следователи добрались еще до одного высокопоставленного министерского работника.

О: Действительно, борьба с коррупцией – одно из приоритетных направлений работы Следственного комитета. Применительно к астраханскому управлению скажу, что это наш конек. За три года существования ведомства мы расследовали 383 дела о преступлениях таковой направленности. Причем по некоторым фактам работать было нелегко: сначала нас просили, потом нам звонили, затем давили. Но в итоге все уголовные коррупционные дела мы доводили до суда. Среди «непростых» фигурантов были два бывших министра Астраханской области – имущественных и земельных отношений Нина Попова и здравоохранения Виктор Акишкин. Также среди «отметившихся» 31 представитель муниципальных органов (в том числе 12 депутатов и 12 глав муниципальных образований), более 180 сотрудников органов внутренних дел, 13 таможенников, по 11 сотрудников УФСИН и МЧС 9 судебных приставов, 5 должностных лиц наркоконтроля, 4 прокурорских и 3 следственных работника.

В: Масштабно. Но хоть кто-то в этих ведомствах на рабочих местах остался?

О: В ближайшее время эти ряды пополнятся вновь прибывшими. На днях мы направили в суд два громких уголовных дела: по «знаменитым» инспекторам ДПС, которые на протяжении длительного времени собирали взятки с водителей (на скамье подсудимых окажутся 16 человек), и дело о контрабанде товаров на территорию Казахстана в составе организованной преступной группы, куда входило 13 сотрудников Красноярского таможенного поста, два предпринимателя и четыре работника брокерской фирмы «Ростэк-Астрахань». Ущерб государству превысил 200 миллионов рублей, а доход членов ОПГ составил 38 миллионов за год! Кстати, Красноярский район у нас «урожайный»: направлено в суд дело по факту превышения должностных полномочий шестью сотрудниками районного ОВД, из которых четверо – руководители подразделений местной милиции. Недавно отличился и руководитель отряда противопожарной службы в Красном Яре, который обложил данью подчиненных. Скоро будет рассматриваться судом уголовное дело и в отношении сотрудника управления по налоговым преступлениям регионального УВД Павла Гусева, который в составе преступной группировки обналичил через лжефирмы более 500 млн рублей. Такого прецедента в Астраханской области еще не было. Среди «свежих» фактов – уголовное дело в отношении бывшего заместителя министра ЖКХ региона Марианны Ступиной, врио руководителя управления Федеральной налоговой службы по Астраханской области Марины Чайкиной, уже под второе уголовное преследование попал бывший вице-мэр Астрахани по строительству Виктор Кузнецов.

В: У каждого следователя есть то значимое уголовное дело, которое становится определяющим в его профессиональной карьере. Этого дела он может ждать годами, десятилетиями. Можно ли сказать, что дело Салехова стало для вас таковым?

О: Дело Салехова принципиально не столько для меня, сколько для всей Астраханской области и ее жителей. Ведь от рук его людей страдали не только бандиты, но и совершенно мирные граждане, оказавшиеся случайно на улице во время перестрелок, предприниматели, с которых его хлопцы собирали дань, семьи, чьи родные погибли под колесами салеховского джипа. А система МВД откровенно закрывала глаза на все его беззаконие. Но когда гордыня поглощает человека, очень легко упасть с той высоты, на которую ты сам себя вознес. Мог ли я, если был бы по натуре и принципам жизни иным человеком, дружить с Салеховым? Наверное, мог. Мы бы совместно раскрывали преступления с подставными задержанными и оба имели бы отличные показатели в работе. Но я другой, у меня здоровые жизненные принципы. Да и главным в своей карьере я дело Салехова бы не назвал. За свое следовательское прошлое я видел многое, чаще в душу западают случаи, когда видишь глаза родственников погибших людей. Помню, пропала молодая девушка, и мама ее тогда попросила: Сергей Иванович, сынок, найди мою девочку, мне хотя бы ее похоронить. Тело девушки мы нашли спустя несколько лет, погибла она от рук любимого мужчины. Для многих людей очень важно знать, что преступник, сломавший жизнь их близким, а значит и им, пойман и наказан. Для нас это не галочка в статистическом отчете, мы прекрасно понимаем, что за каждым таким фактом - судьбы безвинных граждан, на фоне которых Салехов – просто проходной этап моей работы. А насчет дела, определяющего мою профессиональную деятельность… Думаю, оно еще впереди. И пусть в нем не будет человеческих жертв. Например, хочется распутать весомое преступление экономической направленности.

В: Сергей Иванович, Вы намекаете на то, что конкретным чиновникам и «предприимчивым» руководителям предприятий уже можно начинать волноваться?

В ответ генерал Бобров лишь загадочно улыбнулся….

По показателям следственной работы астраханское управление ни разу не покидало пятерку лидеров в рейтинге аналогичных ведомств России. А с начала этого года маленькая Астрахань занимает второе место среди регионов с населением свыше миллиона человек и третье место – по всей России.

Ольга Постнова,

"Известия. Волга-Каспий"

comments powered by HyperComments