Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Наша Астрахань

06.11.2013, 20:44

 

“Я” каждого человека живёт не только в его теле, в его сознании. Оно живет в его доме, а еще больше вживается в его город, улицы, дома, маленькие и большие события, оставившие след в памяти. Память передаётся, как наследство. Память отца становится моей памятью.

Я как будто вижу, как отец, тогда ещё ребёнок, со своей бабушкой Анной Павловной ходили к обедне в храм Петра и Павла, что на Свободном поселке Астрахани. В храме всё сияет, звучит ангельское пение, а священник угощает его с длинной ложечки чем-то Святым и сладким. Это было ещё до его школы. В школе же царила серость и допотопность. В школе пахло керосином и звучали песни о коммунизме.

С керосином школьные уборщицы мыли некрашеные полы в коридорах, а коммунизм ожидался со дня на день.

С коммунизмом было связано всё вокруг. Отец рассказывал, что в детстве это досаждало, а теперь – через более полувека, это воспринимается одной из игр детства. Играли в маялку, альчики, в войнушку, а еще в коммунизм, когда на воскреснике, который всегда устраивался на Светлую Пасху, школьникам, мальчикам и девочкам, в школе выдавали большие лопаты. Им приказывали чистить от грязи обочины неширокого асфальтового шоссе, вьющегося мимо школы № 36, перед которой стоял на высоком постаменте гипсовый Ленин с протянутой рукой. Школу № 36 из детства моего отца сровняли с землёй, а на её месте построили другую школу № 36 с бассейном, но уже без памятника Ленину с протянутой рукой. Многое в моей Астрахани и Астрахани моего отца ушло, появилось много нового, но осталось моё «Я», влюблённое в этот город, в его бесшабашную ауру, в его совершенно немотивированный вызов всему остальному миру, в его трагедию и комедию.

Трагедия и комедия жизни всегда рядом. Конец шестидесятых годов. Мой отец – беззаботный юноша летним днём шёл по нечётной стороне улицы Богдана Хмельницкого. На углу улиц Б.Хмельницого и Семитпалатинской (ныне улица генерала Епишева) он увидел, как на противоположном углу, около столовой упала полная, бедно одетая женщина. Отец и ещё несколько прохожих подбежали к ней, чтобы помочь. Они увидели, что женщина уже умерла.. Отец забежал в столовую, попросил позвонить в милицию о случившемся.

Через некоторое время подъезжает грузовик. Из кабины выходит мужчина в цивильной одежде, убеждается в смерти женщины, ищет и не находит её документы. Он подзывает шофёра и ещё одного мужчину, находящегося в кузове. Они достают из кузова брезент, раскладывают его на асфальте и перекладывают умершую на брезент и загружают скорбный груз в кузов. Конец жизни. Когда-то это была романтичная девчонка, мечтающая о чём-то сказочно-чудесном. Вместо этого проклятая жизнь перемолола её и выплюнула ее постаревшее и обезображенное тело на пыльный астраханский тротуар. Можно ли после этого серьёзно относиться к этой жизни? Над такой жизнью можно только смеяться, потому что она не единственная.

Единственный ли Астрахань город, который я хорошо знаю? Нет, я подолгу жил в Пензе, Питере, Саратове, Волгограде… Это замечательные города с богатой историей. Может быть, Астрахань в чём-то уступает им, но это мало значит. Читатель, если у тебя есть любимая, то наберись смелости и сравни её с Клаудией Шиффер (только никогда не рассказывай об этом своей любимой). Сравнение наверняка будет не в пользу твоей любимой, мой читатель, по всем показателям, включая интеллектуальный, но вряд ли после этого ты разлюбишь. Город – не женщина, его тайны неизмеримо глубже и значимей тайн самой роковой женщины. Эти городские тайны подстерегают за каждым поворотом, в каждом тёмном дворе. Вот я иду по улице Свердлова, прохожу мимо Кировского райвоенкомата и мысленно содрогаясь, молюсь по невинно убиенным. Во дворе этого военкомата, в том самом дворе, где теперь строятся призывники для отправки в часть, в 1918-1919 годах расстреливали неугодных советской власти людей. Трупы сваливали в кучу в глубине двора, а ночью на подводах вывозили за город для захоронения в общих могилах. Это страшно? – Да, но и прекрасно, потому что учит стойкости в своих убеждениях, учит радоваться блаженству жизни.

Блаженство жизни – это понятие по достоинству ценят все дееспособные астраханцы. Резко континентальный климат даёт мало шансов для наслаждений. Жаркое лето, когда температура переваливает за 40 градусов по Цельсию, резко переходит в суровую зиму с морозами 20-30 градусов ниже нуля в сочетании с пронзительным ветром с востока. С наступлением тепла появляются комары, которые атакуют людей круглосуточно до глубокой осени, в июне налетают рои мошек, целящиеся в глаза, уши, а порой и жалящие открытые участки кожи, постоянный антураж астраханского лета – мухи, среди которых выделяется кровожадностью кусачий овод. Все эти неприятности климатического характера выковали особый тип людей, которым ничего не страшно. Астраханцы, как правило, спокойны, немногословны, имеют свои убеждения и не желают их менять ни в коем случае, они не расстраиваются из-за неудач, какими бы те тяжелыми ни были. Астраханца лучше не обижать, потому что он никогда не забывает обид и может вспомнить и отплатить в любой удобный для этого миг. Мужчины-астраханцы до того мужественны, что могут ночью спокойно пройти по темным улицам самого опасного астраханского района, носящего зловещее имя Ямгурчев.

Ямгурчев – это самый не изменяющийся район Астрахани. Здесь преобладают дома еще дореволюционной постройки. Имя района идёт от имени последнего астраханского хана Ямгурчея. Водопровод здесь провели только в начале 50-х годов прошлого века. До этого были немногочисленные водяные колонки с будкой. В будке сидел водолей, который отпускал воду по копейке за ведро. Не всем хотелось платить, и поэтому брали воду из Кутума, который тогда был проточным. Астрахань прежде действительно была рыбным городом. Многие приезжие прежде отмечали вездесущий рыбный запах. Это было неудивительно, ведь город расположен на 11 островах, соединяющихся 38 мостами. В прежние времена, когда все водные артерии Астрахани были проточными, можно было ловить рыбу, не выезжая из города. Ловили удочками и так называемыми «немецкими» сетками, которые тогда не были в запрете. Кроме обычной мелочи попадались и крупные сазаны. Ныне Ямгурчев обветшал. По не ухоженности Ямгурчев мог бы составить конкуренцию пресловутой улице Плещеева и левобережной части города.

Левобережная часть Астрахани, исключая микрорайон АЦКК, ныне находится вне зоны пристального внимания городских властей. На левом берегу Волги до революции располагался казачий Форпост. Уже при Советах на левобережной части Астрахани началось строительство промышленных предприятий (чего стоил один судостроительный завод III Интернационала), школ, больниц, Домов культуры. Последнее крупное строительство - это Астраханский целлюлозно-картонный комбинат и одноименный крупный микрорайон. В 1966 году, накануне строительства Астраханского целлюлозно-картонного комбината, были проведены первые серьёзные и масштабные археологические раскопки под руководством ленинградца А.М. Мандельштама и астраханца В.И. Филипченко. Северная часть Шареного Бугра - городища эпохи Золотой орды и Астраханского ханства - была уничтожена в результате строительных работ и вследствие размыва берега. В результате раскопок был обнаружен целый квартал жилищ – землянок, производственных сооружений – гончарных горнов и кладбище, которые находились на окраине золотоордынского города. Моему отцу повезло работать на этих раскопках. АЦКК ныне не функционирует, но микрорайон живет. Там построен православный храм, возведён торгово-развлекательный комплекс. Остальная левобережная часть Астрахани если и благоустраивается, то исключительно силами самих жителей. В поселке III Интенационала до сих пор «красуется» вполне целое, но заброшенное здание бывшего Дома культуры, - позор на весь Южный федеральный округ.

Южный федеральный округ имеет ныне столицу в городе Ростов-на-Дону. Это явная историческая несправедливость. Столицей ЮФО должна быть Астрахань, где проживают представители более 100 национальностей, функционируют 14 религиозных конфессий и 17 обществ национальных культур. Астрахань с её вековой культурой веротерпимости могла бы быть цементирующим фактором для регионов, входящих в ЮФО, оказать позитивное воздействие на национальную политику юга России. На протяжении веков Астрахань принимала торговых и деловых людей из Индии, Персии, государств Средней Азии и Западной Европы. В Астрахани совершались и совершаются богослужения в православных храмах и мечетях, католическом костеле и храме Армянской апостольской церкви, возносятся молитвы в синагоге. Только люди с тёмной душой могут говорить о каком-то антагонизме между народами, населяющими Астрахань, о негативном отношении к русским людям, русской культуре, русскому языку. Русский язык объединяет народы. Только посредством русского языка могут общаться даже народы населяющие Дагестан. Как бы общались даргинец и аварец, лезгин и кумык, если бы не было русского языка? Люди, приезжающие с Северного Кавказа, не могут негативно влиять на социально-экономическое положение в Астрахани, потому что здесь на протяжении веков жили и живут христиане и мусульмане, евреи и туркмены, русские и армяне, татары и казахи, калмыки и азербайджанцы, поляки и немцы. Не было специальных преподавателей, учивших представителей этих народов жить мирно рядом друг с другом. Этому учила сама жизнь, потому что только уважая обычаи своих соседей, можно спокойно и мирно жить рядом друг с другом. С надеждой взирая в даль будущего, народы, живущие в Астрахани бережно относятся к прошлому.

Бережное отношение к прошлому не означает, что астраханцы должны ютиться в деревянных развалюхах со всеми удобствами на дворе, не просыхая пить водку, запивая ее пивом и закуривая беломоринами. Долг перед предками – это моральное и физическое здоровье нации. Пьяницы и наркоманы никогда не создали бы великую Россию, не отстояли бы её от врагов. Национальная идея России – это создание единой нации. Развитие общества – весьма обратимый процесс. В Астрахани XVIII века начали производство шелка. В этом Астрахань была лидером. Коммунисты, придя к власти в Астрахани, прекратили «нерентабельное» производство. Остался только гренажный завод по выращиванию личинок тутового шелкопряда, но потом и это производство оказалось убыточным. Это яркая иллюстрация отсутствия патриотизма у советских руководителей, отсутствия в СССР национальной идеи, которой не было места в условиях повального интернационализма. Мы все, независимо от происхождения, должны быть прежде всего россиянами – единой нацией, сохраняя только в личной жизни национальные и религиозные традиции своих предков. Моё православное вероисповедание не должно мне мешать быть доблестным солдатом, законопослушным гражданином, служащим верой и правдой своей Родине России. Такое мировоззрение должно быть базовым для всех граждан России, независимо от их корней в прошлом.

Любое проявление шовинизма, неприязни по национальным и религиозным признакам должно считаться позором и преступлением. В этой связи можно считать ошибкой поддержку государством казачества в том виде, каким оно является на данном этапе. Казачество – это клин, который вбивается между русскими и остальными национальностями, населяющими Россию. Казачество служит интересам России, как и другие роды войск. Почему же в казачество не принимают татар, казахов, армян, которых призывают в Российские вооруженные силы на общей основе. Казачество не должно делить граждан России на русских и нерусских.

Юг, север, запад, восток – Россия не должна на них делиться. Россия должна быть единой. Это возможно, и Астрахань с ее гармоничной многонациональной культурой – лучший образец реальной возможности этого.

«Я» рано или поздно растворяется в вечности. Как православный христианин я верю в бессмертие души. и мечтаю заглянуть в будущее Астрахани. Хочется верить, что в будущем у нашего богоспасаемого города появится настоящий хозяин-мэр, который вернёт улицам и площадям Астрахани старые названия или присвоит им новые и гармоничные имена. Мне хочется верить, что Астрахань лишится уродливых коммунистических идолов. Пусть их соберут во дворе обкома КПРФ, где члены этой передовой организации будут поклоняться своим кумирам. Я уверен, что настоящий хозяин Астрахани добьётся, чтобы за коммунальные платежи астраханцев расплачивались толстосумы, наживающиеся на добыче сырья из-под ног моих земляков. Мне хочется увидеть, что в Астрахани будут снова производить шёлк, строить морские и речные суда, выращивать виноград и арбузы, что в Каспийское море из дельты Волги будут выходить флотилии рыболовных судов, а на электронном заводе будет производиться сборка и комплектация астраханских компьютеров с голографическими мониторами. Это не эгоизм, когда я хочу, чтобы мой любимый город был лучшим в стране и мире. Несбыточная мечта? Пусть. Лучше мечтать, чем погибать в болезненных судорогах несбывшегося прагматизма.

Г. Иванов,

Астраханский общественно-политический еженедельник "Факт и компромат" № 35 (544), 13.09.2013 г.

comments powered by HyperComments