Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        

Выхлест архитектурный

22.11.2013, 11:12

 

Есть у каждой власти одно общее свойство: пытается оставить после себя какое-нибудь грандиозное сооружение или памятник.

Самолюбие потешить кому же не хочется? Чтобы потомки, проходя мимо, говорили: это сооружение возвели при таком-то царе (президенте), губернаторе, градоначальнике. В истории Астрахани есть место, многажды становившееся центром пристального интереса власть имущих. Что ни смена эпох, что ни новый руководитель города, то очередная свежая идея. Называется это место — площадь имени Ленина.

Из болота в парк

Из истории Астрахани известно, что прежде, чем был построен в 1580-1620 годах кремль, на его месте, именуемом Заячий бугор, возвышался деревянный острог. Его главным укреплением была боевая проездная башня. Место выбрали неслучайно: с западной и северо-западной сторон главным препятствием на пути возможных врагов была широкая Волга, подступавшая к самым стенам острога, с юга – ильмени, которые в половодье превращались в непроходимое болото. Когда вода спадала, образовывались небольшие острова. На них жившие в остроге священнослужители и служилые люди разбивали огороды. С этого момента начинается история площади Ленина.

Так продолжалось бы много десятилетий, если бы не большой пожар, случившийся в 1623 году на светлой седмице в субботу. Огонь заполыхал в пекарне расположенного на территории кремля (он сменил деревянный острог) Троицкого монастыря. Храмы, кельи, службы и житницы были уничтожены. Игумен обители – архимандрит Рафаил обратился к воеводе князю Прозоровскому с просьбой возводить постройки на прежних местах. Сославшись на тесноту в кремле и близость к пороховой казне, тот отказал.

На этом монахи не успокоились. Направили прошение на высочайшее имя. Подействовало. По указу царя им выделили место за кремлем, на южной стороне. Там и был построен монастырь во имя Сретения Господня, называвшийся Долбиловым. Просуществовал около ста лет, пока не пришел в упадок: местные жители (посадские), строившие дома рядом с монастырем, понемногу прибирали к себе его земли, образовав Саянову слободу. Власти на вялотекущий процесс внимания не обращали. Не помогло и заступничество архиепископа Астраханского и Терского Рафаила. Постепенно монастырь опустел.

В 80-е годы XIX столетия случилась новая трансформация. Решив, что негоже возле кремля иметь такое неприглядное место, власти засыпали болота, слободу и остатки монастыря снесли и на этом месте разбили большой парк, позже названный Подкремлевским. Он тянулся от стен крепости почти до берега Волги. Она в тот период была значительно ближе к кремлю, чем сегодня.

4 сентября 1871 года в Астрахань пожаловал император Александр II. Готовясь, городские власти построили в саду бассейн с фонтаном, установили раковину для летнего оркестра, беседки и павильоны. Через дорогу разбили Александровский бульвар, названный в честь царя.

В 1908 году вышел указ Городской Думы объединить Подкремлевский парк и Александровский бульвар. Все вместе это было названо Александровским садом.

Советские вихри

Недолго Александровскому саду надлежало быть излюбленным местом отдыха астраханцев. В 1906 году стал местом политических манифестаций. После октябрьского переворота 1917-го года сад переименовали в «Олимп». Странноватое название для советских времен, если учесть богоборческую направленность власти и то, что древняя гора издавна считалась обителью богов.

В 1918-м новое имя – «Буровский сад». В честь похороненного здесь Сергея Бурова, командира Особого экспедиционного отряда, погибшего в Гражданскую войну под Петровском (ныне Махачкала).

В 1930-е годы местные власти решили, что пора совсем избавиться от «садового наследия» царского режима. Практически все деревья и кустарники вырубили, место разровняли и построили стадион «Трудовые резервы». На нем, кроме проведения спортивных мероприятий, проходили строевое обучение призванные в ряды Красной Армии.

В 1958 году Астрахань готовилась отмечать 400-летний юбилей. Городское руководство вновь озаботилось судьбой южной стороны Кремля. На этот раз изменения ей предстояли масштабные. Во-первых, прах С.П. Бурова и его бюст перенесли на городское кладбище. Во-вторых, сравняли с землей «Трудовые резервы». Вместо них разбили просторную площадь с клумбами и фонтанами. Над проектом трудился коллектив архитекторов: В.М. Ананьев (руководитель группы), Б.И. Нестеров, Е.Г. Егорова, И.Н. Третьяков, В.Г. Хорькова, Е.Ф. Жильцов.

Теперь у площади появилось сразу три достопримечательности. Первая — это большой фонтан на западной стороне. С красивыми бронзовыми барельефами по периметру круглой чаши. Вторая — 17-метровый памятник с постаментом из карельского гранита и 9-метровой бронзовой скульптурой В.И. Ленина, установленный в центре площади накануне годовщины революции. Третья — гранитно-мраморная трибуна напротив памятника вождю, куда советское и партийное руководство области и города взбиралось, дабы приветствовать участников праздничных демонстраций.

В первые годы после советской власти, т.е. в начале 1990-х годов, площадь стала приходить в запустение. Из-за отсутствия денег перестали работать фонтаны, у главного фонтана кто-то украл бронзовые плиты с барельефами, а трибуну разобрали, заменив на несколько убогих железобетонных плит, уложенных одна на другую и сверху заляпанных асфальтом (чтобы не сильно выделялись).

Единственное, что осталось от былой красоты — это памятник Ленину и шикарные розовые кусты, росшие вдоль всей площади. Однако и им недолго оставалось...

Юбилейные замашки

У властей родилась идея: преобразить Астрахань к 450-летнему юбилею. В Москве решили, что древний город достоин серьезного обновления к своему дню рождения.

Сначала местные власти решили, что для обновления городских улиц и площадей привлекут «старших товарищей». Улицу Казанскую — отметившей 1000-летний юбилей Казани, Московскую — отпраздновавшую 850-летие Москве, площадь Ленина — переживший 300-летие Санкт-Петербург.

Не случилось. Кроме руководства северной столицы, никто не откликнулся. Хотя и не сказали «нет», но и денег не дали. А вот тогдашняя губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко согласилась. Видимо, потому, что ей пообещали переименовать ул. Ленина, на которой расположена площадь, в Санкт-Петербургскую. Естественно, «с учетом мнения астраханцев».

Да и опыт помощи в юбилейной подготовке у питерцев был. К 100-летию Казани Санкт-Петербург обновил улицу Свердлова. Ее отделали в оригинальном стиле, в виде реки. Вымостили камнем, «берега» отделали светлым гранитом, установили два фонтана и три мостика. За это улица получила новое имя — Петербургская.

В августе 2006-го В. Матвиенко на несколько часов прилетела в Астрахань, на переговоры. Побывала на площади Ленина, посмотрела эскизы, разработанные питерскими архитекторами из НИИ «Севзапинжтехнологии». Сказала, что у Петербурга и Астрахани много общего: на севере Петр I прорубил «окно в Европу», на юге — в Азию.

Придуманное питерскими зодчими взбудоражило воображение областного начальства. Проект рисовался грандиозный. По углам площади — два фонтана, аллегорически олицетворяющие союз двух рек: Волги и Невы. Каждый должен был стать круглым зеркалом воды, в котором стоит встроенная колоннада с водопадами. Плюс две скульптурные группы - женские фигуры. На дне бассейнов мозаикой хотели выложить изображения дельты Невы и Волги.

По оси фонтанов «Нева-Волга» собирались расположить небольшие круглые бассейны с декоративными скульптурами львов и дельфинов, а также изделиями, найденными в сарматских кладах волжского Понизовья: чашами и монетами.

Вдоль кремлевской стены по участку парковой зоны планировалось проложить дорожки, между которыми установить фонтанчики «рыбки» – каменные стенки с бронзовыми масками рыб, из которых в полукруглые чаши бьют струи воды. Центр площади должны были украсить два симметричных квадратных фонтана «щеточка» с «лесом вертикальных струй». При этом все фонтаны должны быть с подсветкой. Саму площадь хотели замостить гранитом, решетки ограждений газонов, тротуарные светильники и скамьи сделать из металла.

Градостроительный совет Астрахани идею одобрил. Видимо, соблазнились уговорами архитекторов о том, что фонтаны «будут динамичными и управляемыми – петь, танцевать и светиться всеми цветами радуги».

Мечты, мечты, где ваша сладость...

К 450-летию Астрахани горожане обновленную площадь Ленина так и не увидели. То ли питерцы с деньгами пожадничали, то ли подрядчики неправильно ими распорядились... Словом, ничего не вышло. Последние красивые слова о том, что площадь успеют преобразить к октябрю 2008 года, были сказаны в сентябре.

Потом громких заявлений не стало. Про площадь словно забыли. Единственное, что успели сделать — поменять гранитную крошку на брусчатку. Это произошло, когда стало понятно, что по крошке прогуливаться невесело, наступая в лужи. Что хорошо для сада Лувра в Париже, для Астрахани означает болото.

Далее было вялотекущее открытие площади. Ограждение убрали, и астраханцы стали потихоньку привыкать к новому виду площади. Газеты и блоги запестрели фотографиями странных скульптур, на ней расположенных.

Две страшноватого вида бронзовые бабищи, олицетворяющие Неву и Волгу, в народе прозвали «Крупской» и «Арманд», между которыми примостился главный мужчина их жизни — Ленин. В фигурах мальчика рассмотрели жертв геноцида, а еще увидели верблюда-утопленника и прочие ужасы. При этом фонтаны не работали, «Волга с Невой» не соединялись. Никаких фонтанов-«рыбок» не было. Впрочем, их и теперь нет. Выкопанные под них ямы стыдливо прикрыли фанерными конструкциями.

Видимо, недостаток общей культуры не позволяет астраханцам наслаждаться творением питерских зодчих. Между тем, их полет мысли был оценен. В 2010 году «Всемирный клуб петербуржцев» наградил архитекторов проекта Е. Васильковскую, В. Спиридонова и скульптора Е. Ротанова дипломом «За верность классическим идеалам и творческий вклад в развитие петербургских традиций в области градостроительства, архитектуры и искусства».

Наверное, все-таки Астрахань не слишком похожа на Санкт-Петербург. Не могут здесь люди воспринять всю красоту архитектурного замысла. Образования и образности мышления не хватает. Куда нам, провинциалам, осознать, как, по словам народного художника РФ А. Чаркина, «фактура белого сверкающего на солнце камня, динамика водяных струй фонтанов, игра света и тени на скульптуре и архитектурных деталях создает на большом пространстве площади и сквера целостный ансамбль». Какие красивые сны снятся художнику! Позавидовать можно.

Площадь Ленина в Астрахани — это символ. Символ того, что бывает, когда решения о реконструкции памятников принимаются единолично, без учета мнения большинства граждан, основываясь на собственных предпочтениях и политических интересах.

Да, мы, астраханцы, не искушены новыми «рекреационными пространствами, едиными ансамблями современной ландшафтной архитектуры, где царят покой и вдохновение». Да, мы не умеем «любоваться игрой света и тени на ступенях бассейнов, слушать мелодию водяных струй, отдыхать и предаваться поэтическим мечтаниям, подобно бронзовым юношам».

Но это не значит, что мы ничего не понимаем в красоте и изяществе, в архитектуре и искусстве. Только у нас, здесь живущих, свое представление о том, как должен выглядеть любимый город. Пусть оно в чем-то провинциальное, не столичное. Но тем и ценна для нас Астрахань, что она, существуя пятое столетие, сохраняет в себе элементы прошлого, без выхлестов модернизма.

Сергей Редькин,

Астраханский общественно-политический еженедельник "Факт и компромат" № 39 (549), 11.10.2013 г.

comments powered by HyperComments