Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        

Астрахань-2011. Браконьерство "в законе"

12.03.2011, 02:55

 

Расшифровка программы телеканала "РЕН", которая по неизвестным причинам так и не появилась в эфире.

Современные браконьеры мало похожи на кинозлодеев с удочками и динамитом. Это профессиональные преступники на быстроходных судах. Они вооружены и используют самые высокие технологии. Для них рыбная ловля не развлечение, а доходный бизнес. Он сулит крупные барыши преступникам и огромные убытки государству. А вред, наносимый природе, смертоносен, как атомная бомба. После летнего рейдера браконьеров не остаётся ничего живого в радиусе десятков километров.

Мы в Астрахани – в самом рыбном месте в России. Здесь обитают осетровые породы рыб. А где осётр, там и чёрная икра, а значит и браконьеры. Нам предстоит своими глазами увидеть, кому браконьерство приносит многие миллионы долларов, и почему опасная для экологии и государства проблема до сих пор не решена.

Эти кадры сняты самими браконьерами на камеру мобильного телефона на память: – «Иди, давай лезгину на стол танцевать». Они ещё не знают, что патруль с нашей съёмочной группой находится прямо на хвосте у их судна. Браконьеры вооружены и готовы на всё, чтобы уйти с ценным грузом. Скоростная гонка рискует затянуться, но браконьеры неожиданно переходят к активным действиям, выбрасывая за борт добытую рыбу.

Геннадий Назаров, начальник отдела по охране биоресурсов Каспийского региона, рассказывает, что задержания вооружённых бандитов заканчиваются перестрелками. В них гибнут как нарушители, так и сами милиционеры. Не обошлось без стрельбы и на этот раз.

Г. Назаров, зам. начальника УМОРЗ Каспийского региона: «В ответ омоновцы открыли стрельбу с нашей стороны и в результате дагестанцы – один был убит, один ранен».

Каждое арестованное судно – удар по браконьерскому бизнесу и огромная финансовая потеря для преступников. Но меньше их не становится.

Казалось бы, чтобы обслуживать такие лодки, как у браконьеров, нужна целая пиратская база. Однако Геннадий Назаров уверяет – эти суда полностью автономны и всё время проводят в море.

Г. Назаров: «Они живут в них, там каюта есть. То есть это полностью, как стационарное судно, на котором они себе и кушать готовят, и по несколько дней бывают в море. Приходят с Дагестана, набирают рыбу и уходят».

Того же мнения придерживается и Андрей Дегтерев, бывший начальник отдела по расследованию преступлений в сфере экономики и коррупции при УВД Астраханской области: «Дагестанцы на территории Астраханской области действуют настолько нагло, особенно на море, что противостояние им порой является бессмысленным и бесполезным».

Дегтерев знает, о чём говорит, ведь он проработал в органах более десяти лет, однако ушёл в отставку, не дождавшись пенсии.

А. Дегтерев: «Поняв, что в этой системе мне делать нечего, доказать и найти правду здесь невозможно».

Сегодня Андрей преподаёт в Астраханском государственном университете юриспруденцию и пытается докопаться до правды. Он считает – рыба гниёт с головы, точнее с голов, имеющих доступ к бесценной рыбе, обладателей государственных чинов и высоких званий.

А. Дегтерев: «Коррупция в Астраханской области набрала настолько большие обороты, что остановить её практически невозможно».

Подтверждением этих слов стал в своё время громкий скандал. 8 марта 2006 года в Астрахани был задержан водитель астраханского межрайонного природоохранного прокурора некто Кузьмин. В автомобиле Кузьмина было обнаружено 300 килограммов чёрной икры и осетрины.

Михаил Овчинников, начальник отдела надзора за биоресурсами «Россельхознадзора» по Астраханской области (1998-2008 г.г.): «Задержали его на служебной машине астраханской природоохранной прокуратуры, с номерами прокуратуры».

Кому вёз нелегальный груз Кузьмин, так и осталось тайной. Михаил Овчинников, ещё будучи начальником управления «Россельхознадзора», отправил письмо руководителю природоохранной прокуратуры с просьбой разобраться. Вот тут незамедлительно последовал жёсткий ответ.

М. Овчинников: «Никто роль природоохранного прокурора здесь не исследовал, и я получил ответ в таком виде, я точно не помню, но у меня ответ этот есть, что меня это дело совершенно не касается и не надо об этом писать».

Более того, по документам, Кузьмин уже не являлся водителем прокурора. По стечению обстоятельств его уволили днём ранее, и наказание, которое понёс водитель-браконьер, было необычайно мягким. Андрея Дегтерева, как юриста, приговор удивляет до сих пор.

А. Дегтерев: «За это преступление водителю было назначено наказание 1 год условно. Для сравнения могу вам сказать, что за аналогичное преступление простого человека осудили ли бы к реальному сроку лишения свободы».

За четыре года никто так и не смог ответить на вопрос, как уволенный Кузьмин смог получить государственные номера прокурорской машины, и кому предназначался ценный груз?

Вообще, автомобили, доверху забитые осетриной и икрой, не редкость для Астрахани. Задержание фуры с нелегальным товаром в порядке вещей для местной милиции. Только за первое полугодие 2010 года раскрыто 905 преступлений в сфере оборота икры и осетрины, изъято свыше ста килограммов чёрной икры, задержано более пятисот браконьеров, пойманных с поличным.

Что интересно, один из подпольных цехов по производству чёрной икры располагался в доме по соседству с природоохранным прокурором Астрахани. Битва за икру и осетрину не прекращается ни на минуту. Подобных случаев не счесть, а огромные партии запрещенных товаров ещё недавно можно было обнаружить практически в каждом доме. Именно поэтому государство решило объявить настоящую войну икорной мафии. Можно ли победить браконьерство? Кто крышует икорный бизнес в Астрахани – преступные группировки или оборотни в погонах? И есть ли шанс спасти каспийского осетра или ему грозит полное уничтожение?

Чёрная икра – настоящий символ России. Те, кто постарше, помнят: если на столе икра, значит праздник удался. С приходом 9-х икра и вовсе пропала. Её и раньше было нелегко достать, а теперь лишь в дорогих ресторанах, валютных магазинах или у спекулянтов. Цена при этом была запредельная. Не изменилась ситуация и в 2000-е годы. Вся чёрная икра, добываемая законно, уходила на экспорт. Ведь стоимость килограмма деликатеса на западе достигала тридцати тысяч долларов. А та икра, что поставлялась в наши магазины, была браконьерской.

В Астрахани задержание браконьеров – не редкость. Они происходят каждый день. Но рисковых рыбаков меньше не становится. Для многих – это единственное ремесло, способ выжить, прокормить семью.

Василий, местный житель: «Удивительно, с набережной обыкновенной удочкой вообще нельзя ловить. Это гидросооружение. Круглосуточно ходят ППСники и рыбоохрана. Это непонятно, почему в Астрахани нельзя ловить рыбу».

Василий называет себя честным браконьером. Он жалуется на штрафы и придирки инспекторов рыбоохраны. Рассказывает, что местное население подвергается постоянным поборам.

Василий: «Если ты превысил норму вылова или удочка не той системы, то назначают административное взыскание. А приезжие, которые за деньги приезжают сюда, ловят спокойно. Нам, простым горожанам, нельзя».

По оперативным данным, нелегальный оборот рыбной продукции, в том числе икры, в Волго-Каспийском бассейне достигает миллиарда долларов в год. Неужели рыбаки с удочками – такая большая угроза для популяции каспийского осетра? Однако к ним у инспекторов максимальное внимание. Хотя в Астрахани до сих пор можно легко приобрести чёрную икру, добытую варварским способом. Говорят, достать икру сегодня не так просто как раньше, но по-прежнему возможно. Мы решили проверить, так ли это.

Инкогнито: «Вот шесть баночек ёмкостью по 250 грамм. Фирменная банка, которая раньше использовалась в расфасовке икорной продукции. Всё это браконьерская расфасовка, сейчас такая не производится».

Кто контролирует нелегальный рынок и какова цена обладанием чёрным золотом?

Андрей Дегтерев рассказывает, что хозяева преступного бизнеса хорошо известны в Астрахани каждому: «Как известно лидером местного криминала до последнего времени являлся начальник УБОП по Астраханской области Ринат Фяритович Салехов».

По версии следствия Ринат Салехов создал преступною группировку, занимавшуюся вымогательствами и заказными убийствами. Очень скоро банда контролировала весь регион. Мы обратились в Следственный комитет за официальным комментарием.

Владимир Маркин, официальный представитель СК России: «По данным следствия, бывший начальник управления по борьбе с организованной преступностью по УВД Астраханской области Ринат Салехов и девять членов созданной им банды с 2003 по 2007 годы совершили на территории Астраханской области серию тяжких и особо тяжких преступлений».

На счету группировки множество убийств, разбойных нападений, многочисленные мошенничества и отмывания денег.

В. Маркин: «Одним из наиболее громких преступлений Салехова было убийство в июне 2005 года атамана казачьей станицы. Потерпевший выжил, но был убит в больнице, куда ворвались бандиты, чтобы завершить запланированное преступление».

В течение всего расследования на работников СКП оказывалось сильнейшее давление, а следователя даже пытались застрелить у собственного дома. Но сегодня вина Салехова и остальных участников преступной группы доказана по многим эпизодам. Путём сложения наказаний Салехову назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности в органах внутренних дел сроком на три года с лишением специального звания полковника милиции.

Бывший работник РУБОП в тюрьме, хотя бизнес бывшего полковника процветает. Оказывается, в городе по-прежнему работает, принадлежащий Салехову ресторан «Дикая орхидея».

А. Дегтерев: «Как начальник УБОП получил разрешение на пристрой ресторана к жилому дому, в котором проживают дети, старики. То есть это всё куплено на честно заработанные деньги начальника УБОП. Каким образом - опять остаётся загадкой».

Местные жители рассказывают, что хозяин «Дикой орхидеи» создал такие условия для жильцов дома, что многие за бесценок продавали свои квартиры, лишь бы переехать подальше.

И это ещё не всё, по имеющим у нас данным ресторан «Атлантида», расположенный по ул. Б. Хмельницкого, тоже владение Салехова. Ему же принадлежит отель «Замок» на ул. Адм. Нахимова. В каждое из предприятий Салехова вложены большие, очень большие деньги.

М. Овчинников: «По словам промышленников практически все промышленные предприятия, которые занимаются рыбой, часть икорного бизнеса принадлежала Салехову».

Что изменилось в Астрахани после ареста Салехова? Существуют ли те, кто реально борется с браконьерством? Что делать с коррупцией и каково будущее российского икорного клондайка?

Конечно, не все сотрудники внутренних органов в Астрахани коррумпированы, - так считает Михаил Овчинников. Сегодня, как и многие другие, он в отставке. Причиной стало сфабрикованное, с его точки зрения, обвинение. Его подчинённые, лучшие инспекторы управления «Россельхознадзора», оказались тогда на скамье подсудимых.

М. Овчинников: «Мне до сих пор стыдно в лицо смотреть инспекторам, потому что я их послал работать. А они мне неоднократно сообщали, что к ним подъезжали браконьеры, которые говорили: вы получите неприятности, здесь люди природоохранной прокуратуры стоят».

И неприятности не заставили себя ждать. Как оказалось, инспекторы взяли с поличным необычных браконьеров.

Алексей Гусев, инспектор отдела надзора за водными биоресурсами «Россельхознадзора» по Астраханской области (2005-2008 гг.): «27 апреля 2007 года мы заметили две лодки «Амур» и «Сильвер». В тех лодках были сотрудники природоохранной прокуратуры и милиции УМОРЗ».

Алексей Гусев руководил задержанием, обернувшимся для инспекторов «Россельхознадзора» неожиданной развязкой.

А. Гусев: «Сотрудники природоохранной прокуратуры снимали на видео и фотоаппарат. Мы сначала не поняли, для чего это всё. И потом уже, 4 мая, нас вызвали в природоохранную прокуратуру».

Вызвали в прокуратуру, хотя изначально дело вёл следователь Володарского отделения милиции. Объясняется это очень просто.

М. Овчинников: «Ну, тут же из природоохранной прокуратуры пришёл запрос, насколько я помню, зам. начальника отдела Воробьёва, дело не расследовать, дело прекратить и отдать в природоохранную прокуратуру».

Быстрое следствие и суд обернулись для инспекторов реальными тюремными сроками. Каждый из них провёл в тюрьме не менее года. Главным доказательством в суде стала та самая видеоплёнка, которую, кстати сказать, так и не отправили на экспертизу.

А. Гусев: «Сотрудники УМОРЗа снимали нас на видео, повырезали какие-то ненужные им кадры, оставили только кадры, из которых можно нас скомпрометировать. Состряпали уловное дело на скорую руку. Всех нас осудили».

На получившейся записи инспекторы уже не извлекают запрещённые снасти из воды, а устанавливают их туда, то есть занимаются браконьерством. Однако Михаил Овчинников полностью верит своим бывшим сотрудникам. Он тоже считает, что запись смонтирована.

М. Овчинников: «Работники милиции заявляют, что инспектора тут же выдернули снасти и тут же поставили их в воду. Они просто не успели снять этот момент. Но я как объяснял до этого, что раньше, чем через три часа поставить снасть вновь просто невозможно».

Дело в том, что снасть состоит их сотен мелких крючков, которые быстро спутываются между собой и перед повторным забросом нужно разобрать снасть. На это уйдут часы. Но по версии следствия, инспекторам хватило трёх минут.

А. Гусев: «И вот мы попали в этот замес, как говорится, сунули нос не туда, куда надо и тем самым поплатились лишением свободы».

Михаил Овчинников так и не смог тогда доказать невиновность своих сотрудников и просто ушёл в отставку. И хотя следователь природоохранной прокуратуры Селезнёв, который вёл это дело, сегодня сам находится в тюрьме, судимость у инспекторов так и не была аннулирована. Но если уйдут все, кто будет бороться с браконьерством? Ведь масштабы катастрофы тяжело переоценить. Какая же судьба уготовлена каспийскому осетру?

Максим Терский, журналист газеты «Факт и компромат»:«Браконьерство приняло такие серьёзные масштабы, что это также как и воздействие нефте- и газодобывающих компаний и гидротехнических сооружений, влияет на сокращение рыбных запасов в Астраханской области».

Максим Терский, астраханский журналист, рассказывает, что популяция осетровых сегодня находится в смертельной опасности. Плотины и нефтедобывающие вышки не дают рыбе нормально размножаться. Но браконьеры безжалостно уничтожают даже то, что ещё осталось.

М. Терский: «На борьбу с браконьерством и контроль за водными биоресурсами ежегодно выделяются миллиарды денежных и иных материальных, физических средств. Это бессмысленная трата денег, так как у нас вся страна погрязла в коррупции, а браконьерство – это большой преступный бизнес, с которым бессмысленно бороться».

Максим уверен, бесконечные инспекции, различные надзоры и водоохраны не способны спасти ценную рыбу. Он предлагает альтернативные меры – увеличить воспроизводство осетра в искусственных условиях.

М. Терский: «Если разогнать все надзирающие, контролирующие, карающие органы, так или иначе связанные с рыбой, то многомиллиардные сэкономленные средства можно было бы направлять ежегодно на строительство новых и новых заводов по выращиванию рыбы. Таким образом, можно было бы не только всю Россию, но и другие страны завалить собственной рыбой хоть самых ценных пород. Тем более, опыт по выращиванию рыбы в искусственных условиях уже есть. А браконьерство, пущенное на самотёк, спустя годы самоликвидировалось бы из-за нерентабельности своего существования».

Пока всё это всего лишь прожекты. Кто-то пытается создавать осетровые фермы, кто-то просто в меру сил борется с браконьерами. Между тем, браконьеры и представители власти живут в Астрахани бок о бок. Живут так, что иногда нельзя понять, кто из них на стороне закона, а кто против.

ЗАО «Телекомпания РЕН ТВ».

"Факт и компромат" № 2, 21.01.11.

comments powered by HyperComments