Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

КТО ОТВЕТИТ ЗА СМЕРТЬ ПОЭТА ВАГАНОВА?

27.01.2012, 13:40

 

Летит к Земле астральный свет

мильоны лет и миллиарды,

и что тут наш подлунный век? –

лишь миг в пространстве звёздной карты.

Но веком назван жизни срок

с ориентацией на вечность.

И трус ты, ежели обрёк

себя на жалкую поспешность.

Николай Ваганов

Ему было 76 лет… «Хорошо пожил!», - скажет кто-то. Да, но мог бы пожить ещё, кстати сказать, неплохо пожить, если бы не трагическая случайность, ставшая роковой.

Николай Васильевич Ваганов – астраханский поэт, член союза писателей, член союза журналистов – был активным человеком: ежедневные утренние пробежки в течение почти 40 лет, занятия физкультурой на территории Центрального стадиона, игра в шахматы, руководство литературной студией, творчество. Всё это закончилось в одно весеннее утро, 3 мая 2011г., примерно в 7 часов 15 минут, на пешеходном переходе у столь любимого им стадиона. Там, на пешеходном переходе, случилось ДТП с участием маршрутного такси, в результате которого искалеченный человек был доставлен скорой помощью в МУЗ ГКБ № 3 им. Кирова.

Родные, убедившись в том, что дело находится у дознавателя ГИБДД и все участники ДТП известны, по совету того же дознавателя направили все свои силы на реабилитацию пострадавшего человека, которому предстояло перенести две операции и требовался постоянный ежедневный уход.

Казалось бы, дело в руках профессионалов, все участники в наличии, а торжество правосудия – лишь, дело времени. Именно так и говорил дознаватель ГИБДД родным при встрече. Но на деле всё вышло совсем иначе…

Итак, 20.07.2011г. в травматологическом отделении АМОКБ «гражданин Ваганов Н.В. скончался» (из постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении). И именно поэтому 25.07.2011г. ГИБДД направляет материалы по ДТП на проверку в СЧ СУ при УВД по г. Астрахани. Непостижимым образом именно с этого момента последующее расследование связывается со смертью пострадавшего в стенах АМОКБ. А как же быть с тяжким вредом здоровью в результате ДТП на пешеходном переходе? «Сочетанная травма: Открытый перелом обеих костей правой голени со смещением. Перелом 4,5,6,7 рёбер справа. ЗЧМТ, сотрясение головного мозга. Ушибленная рана головы. Шок 1 ст.» - таков диагноз в выписке из травматологического отделения МУЗ ГКБ № 3 им. Кирова.

В телефонном разговоре с потерпевшей стороной дознаватель, который занимался данным делом, обмолвился об отсутствии рентгеновских снимков в больнице и интересовался их наличием на руках у родственников. Наверное, именно потому, что снимки так и не нашлись, перелом 4-х рёбер впоследствии превращается в «тупую травму туловища – перелом 5-го правого ребра» (из Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 24.09.2011г.).

Проанализировав текст вышеупомянутого «Постановления», можно обнаружить, что в нём есть некоторые закономерности: например, предложение «автомобиль двигался со скоростью примерно 5-10 км в час» встречается 4 раза, а упоминание в той или иной форме о слабом зрении пешехода - «примерно 5-10» раз. Случайно это или нет, но это факты, на которые следствие опирается при вынесении решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Ну, а так как смерть наступила в травматологии АМОКБ «от острой коронарной недостаточности» (согласно акту судебно-медицинского исследования № 96, от 17.08.2011г.), то тут и думать следователю нечего – «между телесными повреждениями у гр. Ваганова и наступлением его смерти причинно-следственной связи не имеется».

Изучая «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела» от 24.09.2011г., не устаёшь удивляться способностям и фантазии его автора – ст. следователя СО СЧ СУ УМВД России по городу Астрахани, майора юстиции Хайбулаева М.М. Этот человек мог бы смело пополнить ряды сценаристов программ о паранормальных явлениях, если бы умел лучше излагать свои мысли на бумаге.

Так, из показаний водителя следует, что пешеход находился за 4 метра до края проезжей части, когда водитель стал проезжать пешеходный переход. Когда передняя часть автомобиля находилась за пешеходным переходом, водитель услышал глухой удар с задней левой части автомобиля.

Показания свидетеля подтверждают показания водителя, но только с разницей, что «перед пешеходным переходом водитель остановил автомобиль, чтобы пропустить данного пешехода». Дальше в показаниях свидетеля описывается в деталях как произошло столкновение: «Когда автомобиль проехал пешеходный переход, данный пешеход резко, в темпе быстрого бега побежал в пересекающем направлении и головой ударился об заднюю левую часть данного маршрутного автомобиля». И «всё это он разглядел очень отчётливо» с расстояния 40-50 метров. Самое интересное в этих показаниях то, что свидетель и пострадавший находились на противоположных концах одной прямой (перехода), а маршрутка двигалась в пересекающем переход направлении справа налево, да ещё и со скоростью 5-10 км в час. Трудно сказать, как свидетель, через возникшую перед ним преграду смог разглядеть внезапные действия пешехода на противоположной стороне улицы. Вот что значит обладать хорошим зрением!

А что же говорит пострадавший? С него вообще следствию и взять-то нечего: сослепу, разбежавшись, врезался головой в автомобиль, голова сильно болела, поэтому он ничего не помнит. Но, несмотря на боль и шок, пострадавший говорит, что «находился на пешеходном переходе и продолжал бег на месте» (из показаний пострадавшего).

Вообще-то, следователь уделяет голове пешехода слишком много внимания, а если бы он приложил чуть больше усилий, то узнал бы из первых уст, что спортивные брюки гр. Ваганова Н.В. были в крови и осколках костей, когда родным отдали его вещи в реанимации. Но ведь главное - правильно расставить акценты, дабы избежать таких страшных подробностей.

Здесь обнаруживается новая занимательная деталь: если врач указывает перелом голени первым пунктом выписки, т.к. он и есть основная причина болевого шока и тяжёлого последующего состояния больного, то пункт № 1 от следователя – лёгкое сотрясение мозга.

Во всей этой неразберихе в показаниях только майор Хайбулаев М.М. спокойно «анализирует и делает вывод»: в действиях водителя каких-либо несоответствий требованиям безопасности движения и нарушений ПДД он не усматривает, а следовательно, отсутствуют признаки состава преступления.

Сколько же вопросов накопилось в процессе знакомства с «Постановлением»!

Почему следствие из 3-х разных вариантов показаний предпочло именно вариант водителя? Может, потому что он самый фантастический? Часто ли в следственной практике встречались абсолютно трезвые люди, занимающиеся бегом, в целях укрепления здоровья, которые внезапно с бешеной скоростью кидались на транспорт, ломая себе ноги, рёбра, калечась? И возможно ли вообще так искалечиться об автотранспорт, который двигался со скоростью 5-10 км в час?

В очках, слепой, хромой, инвалид-колясочник, старик или ребёнок – какая разница, если следствие должно в данном случае ответить на главный вопрос: был ли человек на пешеходном переходе, когда маршрутка двигалась по нему, или не был? Читая текст постановления на 2,5 листах, не обнаруживаешь ответа на этот вопрос, и, кажется, следствие его тоже не ищет.

Наверное, родным пострадавшего следовало бы бросить заботы об искалеченном человеке и осуществлять контроль над следствием. Изучить УК, нанять адвоката, потратить время, деньги и силы на то, чтобы не позволить следователю скатиться в своих умозаключениях до таких алогичных и неадекватных выводов. «Вот, такая у нас справедливость!» и «Бесполезно, ты ничего не добьёшься!» - так реагировали простые люди на всю эту историю. Друзья, граждане, товарищи, господа, так нельзя! Сотрудники полиции должны заняться своим профессиональным уровнем всерьёз, законы должны работать. Нельзя смиряться с такими «расследованиями», ведь на месте потерпевшего может оказаться любой.

Инна Михайлова,

"Факт и компромат" № 33, 28.10.11.

Загрузка...