Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

МИХАИЛ ПУЧКОВ: Перспективы отрасли зависят от селекции

03.07.2012, 19:56

 

Интервью директора астраханского ВНИИ орошаемого овощеводства и бахчеводства.

В Астрахани проводит научную работу Всероссийский научно-исследовательский институт орошаемого овощеводства и бахчеводства. С Михаилом Пучковым (на фото), директором института, доктором сельскохозяйственных наук беседовал редактор журнала «Агромир XXI»

– В каких регионах России развито бахчеводство?

– Главными критериями распространения бахчеводства являются климатические факторы, в первую очередь – температура. Бахчевые культуры выращиваются практически по всей территории юга России и во всех республиках Северного Кавказа. Основные производители бахчевых культур – Краснодар, Ставрополь, Ростов, Волгоград, Астрахань и Оренбург. Именно они поставляют на российский рынок основную продукцию. Сроки поставок постоянно расширяются. Скажем, в Астрахани благодаря разработкам нашего института сегодня-завтра уже пройдет первый сбор сверхраннего арбуза. Его собирает наше хозяйство в Астраханской области и отправляет в Москву и Санкт-Петербург.

– Бахчевые культуры производят в большей мере крупные агрохолдинги или фермеры?

– В основном дыни, тыквы и арбузы производятся крестьянско-фермерскими хозяйствами, и в незначительной степени – личными подворьями, подсобными хозяйствами – ЛПХ. Но личные подворья в основном производят мясо; бахчевые культуры – вотчина КФХ.

– Какие болезни, сорняки и вредители в этом сезоне атакуют бахчевые культуры?

– Они всегда классические. Во-первых, это растение-паразит заразиха египетская: для бахчевых ее присутствие губительно, и если вдруг поля засорены этим паразитом, то никакого урожая вы не получите. Единственный выход из положения – успеть собрать ранний урожай до того момента, когда заразиха начинает развиваться. Многие астраханские фермеры перешли на сверхраннюю продукцию по бахчевым культурам именно для того, чтобы уйти от этого паразита.

Далее, есть такое страшное заболевание, как бактериоз. Бактериоз поражает сосуды, они отмирают, и, следовательно, нарушается снабжение растения питательными веществами. В Астраханской области прошлая осень (август и сентябрь) была дождливой, а бактериоз как раз развивается при влажной погоде. В это время на одном из наших участков мы выращивали дыню «Лада» на разможение, и растения подверглись бактериозу. В итоге мы не получили ни одного семечка, так как данная болезнь передается по наследству, вместе с семенами, а распространять зараженные семена непозволительно. Помимо этого, бактериоз снижает выход товарного урожая с пятидесяти тонн с гектара до пяти – десяти.

Один из основных вредителей бахчевых культур – паутинистый клещ, особенно активный в условиях жаркого климата, в каких и вызревают эти культуры. Паутинистый клещ есть и в Средней полосе, например в Московской области, где сорта арбуза с ограниченным ростом побега выращивают в теплицах. Главное здесь – четко следить, чтобы не происходило развитие этого вредителя. Впрочем, в реестре существует достаточное количество инсектицидных препаратов, имеющих допуск и разрешение к применению, поэтому можно не бояться их использовать. В Астраханской области есть фермеры, которые испытывают препараты на разных делянках, чтобы определить, как действуют химикаты, какие из них лучше и как реагируют растения. Нужно отдать фермерам должное: таким путем они совершенствуются и повышают свою квалификацию. Меня это только радует, потому что сейчас существует большой спектр препаратов, особенно поступающих из-за рубежа, компании продают их с большими скидками, и даже предоставляют в долг. Фермеры изучают препараты очень тщательно, относятся к ним аккуратно и внимательно, потому что от этого зависит их благосостояние.

– Как происходит освобождение зараженных полей от болезней, свойственных бахчевым?

– В случае заражения, как правило, поле перепахивается. Потом в рамках севооборота на этом поле выращивается другая культура, иногда этот участок бросают, а через некоторое время возвращаются на него и некоторое время на нем выращивают не тыквенные, а другие культуры. За счет этого вероятность заболевания на участке снижается.

– Насколько развита в России переработка этих культур?

– В Советском Союзе в той же самой Астрахани, в Оренбурге, – на юге России, – делали арбузный сок и цукаты. Эти продукты сейчас не производятся, но в личных подсобных хозяйствах занимаются переработкой – в основном, солят и маринуют арбузы. Наш институт разрабатывает рецептуру продуктов из бахчевых культур: цукаты, арбузный и дынный мед, дынное варенье, сушеная дыня, сушеный и маринованный арбуз. Это все производится без примения различных химикатов. Из дыни производят дынное масло, которое идет на разные препараты, кукурбин, например, препятствующий заболеваниям печени. Семена дыни и тыквы используют как семечки.

– Как у нас в стране воспринимают бахчевые культуры, что для рядового потребителя значат дыни, арбузы и тыквы?

– Бахчевые всегда воспринимались как лакомство. Арбуз покупают еще и как лекарственное средство, очищающее почки, а дыня воспринимается чисто как лакомство. Многие считают, что дыня обязательный атрибут лета, не говоря уже про богатый набор микроэлементов, из которых она состоит, уже ради него дыни необходимо потреблять. Рынок сбыта бахчевых – традиционый для нашей страны, он был всегда. Что касается тыквы, она опять возвращается в питание россиянина: вареная и пареная. А сейчас многие фирмы производят быстрорастворимые каши с сухой тыквой, и это очень радует.

– Какова ситуация с логистикой бахчевых в Вашем регионе?

– Мы несколько уступаем иностранным компаниям по сбыту, которые четко поставляют в супермаркеты, скажем, по тонне бахчевых в день. У нас такого нет, поскольку основная задача наших фермеров – произвести продукты и сбыть перекупщикам для перевозки в Москву и другие города. Как таковых логистических центров у нас, конечно, не хватает, но администрация Астраханской области принимает все меры, чтобы в этом году на севере региона запустить два логистических центра: в Черноярском и Ахтубинском районах. Дополнительные центры помогут справиться с этой ситуацией.

– Не могли бы Вы сформулировать основные проблемы отрасли?

– Существует две главные проблемы: первая – селекционная, вторая – реализация продукции.

Сорта российской селекции арбузов незначительно, но уступают сортам иностранной селекции: по срокам созревания, устойчивости к болезням, урожайности. Поэтому на полях на данный момент выращивается 80% арбузов иностранной селекции неизвестного производителя, и мы не можем ручаться, что они не генномодифицированные или не зараженные. По дыне на юге России другая ситуация: 80% этой культуры на полях принадлежит сортам российской селекции, причем 50-60% занято сортом нашего института «Лада»: красивым, классическим. В честь его автора, К.Е. Дютина, мы утвердили именную стипендию, чтобы поддержать молодых ученых, занятых селекцией бахчевых культур. Что касается тыквы, то здесь селекция нашей страны вне конкуренции.

Иностранным производителям мы уступаем прежде всего по арбузам. Мировая селекция этой культуры очень мощная, если брать бессемянные арбузы, то в этом году на наших рынках присутствует пятнадцать гибридов одной только голландской фирмы. Между прочим, некоторые российские сорта, случайно попавшие в ту же самую Голландию, были там запатентованы и вернулись к нам уже под голландским флагом.

Вторая проблема отрасли – сбыт. Ни москвичи, ни санкт-петербуржцы не увидят российских арбузов, если не будет малых рынков, которые в Москве закрыл Собянин. Основная масса арбузов, которые выращивались на полях, реализовывалась именно на таких небольших арбузных развалах. Когда был принят этот законопроект, резко сократились площади, занятые бахчевыми культурами в Астрахани, и это четко прослеживается в официальной статистике. Причина в том, что перекупщики, которые возили арбузы в Москву и реализовывали их на мелких рыночках, перестали покупать продукцию у фермеров. Если под арбузные развалы будут отведены специальные места, то цена на арбузы резко упадет и горожане смогут приобретать их в пределах шаговой доступности.

– Какие структуры у нас занимаются селекцией?

– Селекцию для полей, открытого грунта, ведут Быковская опытная станция (Волгоград) и Краснодарская опытная станция. В Москве есть другое направление селекции бахчевых для средней полосы и теплиц, им занимаются ВНИИССОК (институт селекции и семеноводства овощных культур) и ВНИИО (институт овощеводства).

– Вносит ли ваш институт в реестр новые сорта?

Лет пять назад мы запатентовали два новых сорта: «Лунный» – с желтой мякотью и классический арбуз, сорт «Фотон». Недавно сотрудники нашего института запатентовали сорт «Ильясовский», близится к выходу целая серия дынь, тыкв, и я уверен: будут даже гибриды арбуза F1, потому что они уже сейчас на подходе.

– Осваивают ли в России новые бахчевые культуры, новые направления бахчеводства?

– В основном мы придерживаемся традиционных культур. Однако тот же бессемянной арбуз в какой-то мере экзотический. К тому же он обладает рядом плюсов: за счет отсутствия семян срок хранения его плодов увеличивается в разы. Бессемянной арбуз можно хранить до полутора месяцев. Наш институт начал заниматься им в 70-х годах, потом в годы перестройки эта проблема ушла в сторону, как и многие другие, а больше года назад мы к ней вернулись. Надеюсь, что в недалеком будущем институт представит на рынок новые сорта арбузов – лучшие, чем голландские и американские.

Другое нетрадиционное направление для нашей страны – выращивание небольших «порционных» тыкв весом всего по 300-500 граммов. Сначала многие люди воспринимали эти тыковки недоразвитыми, какими-то не такими, привыкнув, что тыква должна быть большой. А сейчас уже многие понимают, что тыква на один раз – это очень удобно. Многие молодые мамы и бабушки хорошо приняли эту идею. Сейчас есть тенденция не запасать тыкву на зиму.

Из нетрадиционных бахчевых культур, освоенных в нашей стране в последнее время, можно назвать люффу, которую многие фермеры стали выращивать на мочалки.

Есть у нас и новое направление – прививки. Например, прививка арбуза на тыкву: у привитого растения мощная корневая система тыквы, от которой питается арбуз. За счет прививки сокращается химическая обработка, химическое воздействие, получается более экологически чистая продукция.

– Что вы можете сказать об экспорте продукции?

– Тыквенные культуры, арбуз и дыню мы на сегодняшний день не экспортируем – здесь нужно не столько наше желание, сколько государственная поддержка. В то же время многие волгоградские фирмы, производящие из семян тыквы масло, экспортируют его и другие препараты из этих семян в Европу и Китай.

– Как обеспечивается контроль качества продукции в регионе?

– Губернатор нашей области лично контролирует практически все поля. Он еженедельно объезжает районы, все крестьянско-фермерские хозяйства у него на учете, губернатор заезжает ко многим, и с ним ездит целая свита: представители санэпидстанций, саннадзора и агрохимслужбы. Они должны проверять, соответствует ли хозяйство и его методы существующим нормам. Берут пробы, делают экспертизу и предоставляют губернатору: он заинтересован в том, чтобы вся продукция, выходящая из Астрахани, была экологически чистой.

Превышений ПДК вредных химических веществ по тыкве и по дыне практически нет. Зачастую случается повышенное содержание нитратов в арбузах, однако, если они собраны созревшими, превышения ПДК нитратов не будет: в ходе созревания плода эти соединения разлагаются и переходят в неактивную форму. Напротив, в арбузах, которые убирают с полей недозревшими, концентрация нитратов будет очень высокой. Фермеры, отправляющие на продажу такие арбузы, шутят не только со своим здоровьем, но и с репутацией Астраханской области.

– Возможно ли контролировать продукцию, продаваемую вдоль трасс?

– Хотелось бы осуществлять контроль вдоль трасс, но сюда продукцию может вынести любой фермер. К тому же арбузы здесь продаются с тех же полей и те же самые, что отправляются в Москву. Другой разговор, что товар вдоль трассы не сопровождается никакими санитарными документами, никто, как правило, с этим даже не заморачивается.

Наш институт в свое время предлагал создать сертификат качества: наклеивать лейбл «Астраханский арбуз». Сейчас мы пытаемся сертифицировать продукцию, как в Европе: разработать нормативные документы, согласно которым любой фермер сможет получить у нас негосударственный сертификат «Зеленая марка». Этот проект находится на стадии разработки.

– Участвует ли институт в международных сельскохозяйственных выставках?

– Да, например, мы в прошлом году участвовали в выставке «Золотая осень» на ВВЦ: были в составе группы от сельхозакадемии. Наши экспонаты получили три медали: золотую, серебряную и бронзовую. Нам были вручены два диплома. На ближайшей «Золотой осени» мы тоже представим свою экспозицию: или в составе академии, или в числе представителей Астраханской области.

– Каковы ближайшие перспективы развития бахчеводства в России?

– Перспективы отрасли зависят от селекции. Наш институт разработал так называемый кластер семеноводства Юга России, в котором бахчеводству отводится одно из первых мест. Если правительство нашей страны поддержит нашу инициативу, институт смог бы представить нашим сельхозпроизводителям полный перечень сортов, начиная от небольших, порционных плодов, заканчивая розовыми, зелеными, желтыми арбузами и так далее. Но здесь, конечно, нужна система определенных льгот для нас, для создателей сортов и производителей семян. Сейчас принята государственная программа, согласно которой крестьянско-фермерские хозяйства, приобретающие элитные семена, получают дотации, но на нас, непосредственных производителей семян, это пока никак не отражается.

Беседу вела Людмила Старостина,

www.agroxxi.ru

comments powered by HyperComments