Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

«Все астраханцы прекрасно знают, что я не ухожу от решения проблем города». Онлайн-интервью с Александром Жилкиным

24.11.2012, 22:39

 

В редакции «Газеты.Ru» завершилось онлайн-интервью с губернатором Астраханской области Александром Жилкиным.

Он рассказал о весеннем кризисе вокруг выборов мэра Астрахани, своей встрече с радикальными оппозиционерами, об отношениях, которые его связывали с нынешним волгоградским губернатором Сергеем Боженовым.

Здравствуйте, Александр Александрович! ("Газета.Ru")

— Добрый день.

Как вы относитесь к тому, что мэрией Астрахани в настоящее время руководит, если можно это так назвать, гражданин Столяров, которого на самом деле не выбрали мэром Астрахани? (Виталий)

— Во-первых, я хочу вас поблагодарить. Вы пригласили, дали возможность ответить на вопросы. Хотя я вчера почитал вечером, вопросы больше такого утвердительного характера и связаны с коммунальными проблемами, инфраструктурными проблемами, если не касаться вопросов, которые, как вы сказали, касаются городского управляющего. Ну, в принципе, я думаю, что здесь ничего страшного нет. Потому что каждый оценивает уровень жизни именно по тем проблемам, с которыми он сталкивается каждый день. Это и коммунальные, и инфраструктурные проблемы. И, конечно, каждый определяет свои приоритеты, как бы он видел их решение.

Прежде я хотел бы сказать, что весь блок этот проблем присутствует в Астраханской области, и было бы, конечно, смешно мне говорить, что их там нет и люди неправильно задают вопросы. Другое дело, для того чтобы решить все эти инфраструктурные проблемы, у меня в первую очередь была задача сформировать хорошую, правильную программу развития региона, насытить его финансовыми ресурсами, для того чтобы увеличить экономический потенциал, взрастить его, наполнять бюджет и снимать эти ограничения.

Тем более что данная ветхость вся досталась региону не десять и не двадцать лет назад, — она уходит глубоко. Двести лет назад, еще Александр II принимал решение о сносе аварийного жилья в городе Астрахани с такой формулировкой: "Абы не позорить город в лице заезжих купцов". Прошло сто лет, это решение царя было не исполнено. Действующий генерал-губернатор обратился к новому царю с такой же просьбой, на что министерство внутренних дел (оно тогда ведало финансами) ответило лаконично: за счет внутренних ресурсов решайте эту проблему.

Буквально еще сто лет прошло, и в 2007 году приступили благодаря поддержке федерального центра к началу реализации масштабного проекта сноса ветхого жилья 250-летней давности. Это не хрущевки, это дома, которые стоят 250—300 лет, которые вросли в землю. Их очень много, 2,7 млн кв.м жилья, — даже снести это определенная проблема. А чтобы построить что-то — для этого нужны большие деньги, десятки миллиардов рублей. Но движение пошло.

Что касается вопроса, допустим, неприязни определенной группы населения, оппозиционных сил по отношению к Столярову, — это понятно. Я могу лишь констатировать, что оппоненты, которые были не согласны с результатами выборов, подавали заявления в суды, они выбирали — это право каждого — достаточно крайние формы протеста, голодовку. Но суд не подержал их заявления. И поэтому я сейчас считаю, что Столяров — законно избранный мэр, и он приступил к своей деятельности. Конечно, требовать с него сразу же достаточно серьезных результатов я бы тоже очень хотел и каждый день фактически его гоняю в этом направлении. Но он сегодня разгребает в том числе и наследство, которое ему досталось от бывшей уже управленческой команды, хотя я не собираюсь никого критиковать. Он выполнит свою миссию. Я просто уверен, что он введет работу мэрии Астрахани в системную форму, что всегда нужно при управлении очень сложными участками, коим и является город Астрахань со всеми застаревшими проблемами, которые там есть. Поэтому все горожане знают прекрасно, что я не ухожу от решения проблем города, я этим занимаюсь, с тех пор как был избран губернатором. И бóльшую часть своего времени посвящаю именно городу.

Но ворох проблем, которые есть по городу, не позволяет в течение короткого времени, я даже один вопрос читал: "Вы объявили, что в 2008 году закончите переселение из ветхого аварийного жилья". Но, понимаете, даже при всей моей холеричности я не мог так сказать, я говорил, что мы начинаем только в 2007 году. Начали, нужно построить дома. Конечно, сегодня, может, результат был бы больше. Но я хочу сказать, что мы за этот период переселили 11 тысяч семей из ветхого аварийного жилья, нужно переселить еще 24 тысячи. И в этом плане все те, кто ждет переселения, они же в силу определенных обстоятельств ждут, когда я найду эти деньги, когда мы построим и переселим.

Конечно, нас здесь "подорвал" несколько международный финансовый кризис, потому что мы наращивали, наращивали возможности бюджета и, в общем-то, выстроили достаточно понятную для меня на тот период такую парадигму наших действий и возможностей бюджета регионального. Но 2008—2009 годы нас отбросили и 38% бюджета потеряли. В это время федеральный бюджет не мог компенсировать вдруг ни с того ни с сего наши потери, и продолжать в отдельно взятом субъекте именно накачивать туда деньги, для того чтобы решать эту проблему. Но сегодня мы уже, как в докризисный период, вернулись на него, и по налогам в этом году достаточно неплохо мы идем. Но решить эту проблему в одночасье, в один год — это просто не реально. И вот я вам говорил, что главная задача моя была — это поднять экономический потенциал.

Когда я возглавил область, 2005 год был, максимально уделяли формированию программы, подключению специалистов, изучению всего ресурса, которым мы обладаем, в том числе, кстати, человеческого. Потому что можно, конечно, поставить себе задачу построить космодром, но нужно понимать, есть ли под это люди, которые бы его эксплуатировали. Поэтому мы программу сформировали. Я считаю, нам здорово повезло, что удалось ее зафиксировать на одном из заседаний правительства в 2006 году. И правительство своим протокольным решением поддержало ее, что дало возможность включиться в общие программы развития отраслей Российской Федерации. И работа пошла.

Тогда меня еще бывший министр экономического развития Герман Греф очень сильно критиковал, в том числе в средствах массовой информации, за то, что я за три года удвою валовый региональный продукт. Он говорил, что это достаточно непрофессионально, это нереально. Но я могу сказать, что мы не только удвоили, мы за период пятилетний его утроили. Когда я возглавил регион, бюджет был 5 млрд, сегодня он 35. Но нам все равно этого не хватает. Поэтому, я считаю, первый этап развития региона завершен, и мы сегодня сформировали программу, или, как я ее называю, второй этап стратегии развития региона. Он рассчитан также на пятилетку ближайшую, в течение которой в Астраханскую область будет привлечено 1 трлн рублей инвестиций, что даст возможность в два с половиной раза увеличить региональный продукт и выйти на бюджет региона в 100 млрд, который дает возможность всем органам власти, независимо в каком они подчинении, пусть муниципальном, помочь всем снимать коммунальные в первую очередь проблемы, решать все то, что накопилось, и достаточно быстро и эффективно. Но при этом, и это достаточно просто доказывается, я понимал, что нужно начинать, не ждать, когда будут эти деньги, когда мы поднимем секторы экономики.

Поэтому, параллельно работая на финансовом рынке, с банками, с крупными финансовыми компаниями, с нашими стратегическими партнерами по крупному бизнесу, газовому и нефтяному, мы уже и инфраструктурные проекты поправляли.

Я был поражен одним вопросом: девушка приехала в Астрахань и обвиняет в том, что разрушены каналы, нет ни одной набережной. Друзья, я за этот период построил лучшую набережную в стране. Улучшили все каналы, обустроили. Или человек не видит, или специально задал вопрос. Меня как-то это не очень обижает.

Все объекты культуры областного, регионального уровня — они все сегодня имеют состояние, ну, выше просто невозможно себе представить. Все театры, пять театров, и плюс новый построен театр. Круглогодично работает цирк, который был летний, который разрушили, а затем заново построили. Этот кардиоцентр, про который никто не написал. Мне было принципиально необходимо этот центр построить, найти финансирование, убедить Министерство здравоохранения Российской Федерации, что он именно нужен в Астрахани. Потому что из всего общего количества умирающих людей 56% это в Астраханской области умирало от сердечно-сосудистых заболеваний. И за период 3,5 года проведено 20 тыс. операций высокотехнологичных. И это 20 тыс. спасенных жизней. И тот же самый кардиоцентр, потом хирургический комплекс, который сейчас уже построен, диагностический центр завершается в нашей областной Александро-Мариинской больнице.

Это дает уже сегодня результат: за последние шесть лет продолжительность жизни в Астрахани увеличилась на 4,5 года. Конечно, это не предел, нам нужно выходить на те параметры, которые поставлены руководством страны. Но это уже сегодня весьма реалистично, и я думаю, что это будет исполняться.

Все сложности с программой, которую я сам для себя определил и которую мы разработали и приняли, заключаются в том, чтобы фронтально идти на все проблемы. Можно было сконцентрировать внимание на одном-двух объектах, их сделать и сказать: вот это я сделал, остальное не могу, потому что нет денег. Мы пошли фронтально, это сложнейшая задача. И, может быть, в некоторой степени я понимал, что тяжело будет команде это делать. Но мы пошли. И по социальной сфере, по культуре, спорту, и по образованию, и по экономике, и по обустройству. И результаты есть. Конечно, мне бы хотелось все сделать очень быстро, в один год, или в один присест. Но, к сожалению, даже при наличии денежных ресурсов объект можно сделать только в тот нормативный срок, который определен по проекту.

Поэтому мне, например, очень понятны вопросы, которые заданы через ваш сайт, они мне понятны и близки. Но есть реальные возможности для их выполнения. Во-вторых, нужно понимать: мы, астраханцы, должны в первую очередь заработать деньги. Бюджет нужен для того, чтобы снять инфраструктурные ограничения. Мы не можем быть иждивенцами. Да это просто нереально — надеяться, что в отдельно взятый город или на территорию вдруг ни с того ни с сего придут огромные деньги. Поддержка по всем направлениям, участие во всех федеральных программах — она присутствует, она существует. В этом плане идем.

Александр Александрович, да, такой долгий монолог. Тем не менее, мы сейчас будем уточнять многое из того, что вы сказали — читатели задают вопросы отдельно. Хотелось бы сначала вопрос о той ситуации, о которой вы говорили. А именно о политическом кризисе, который был в городе при выборах мэра, голодовке Шеина и ситуации, когда в город приехали множество оппозиционеров, целый десант. Вы, конечно, видели их. Хочется узнать ваше отношение к этой ситуации, как вы общались с оппозиционерами, в частности, встречались ли вы с Алексеем Навальным. ("Газета.Ru")

— Я могу сказать, что это, конечно, была достаточно неприятная ситуация. Я уверен, что для любого руководителя неприятно, когда есть какие-то волнения, дестабилизирующие факторы. Для меня, конечно, в том числе. Конечно, крайняя форма протеста была выбрана Олегом Васильевичем Шеиным. Я ее не понимал, в первую очередь, не знал, какая цель достигается — что, просто административно, без решения судов, ни с того ни с сего будут отменены результаты голосования? Конечно, огромный десант приехал. Ну я, как губернатор, как просто человек, который управляет сегодня процессами в области, конечно, считал целесообразным встретиться со всеми, особенно с лидерами оппозиционного движения. Поэтому встречался со всеми, в том числе и с Алексеем Навальным.

О чем речь шла?

— Достаточно продолжительный диалог. Мне понятны цели и задачи, которые ставит Навальный. Но я свою точку зрения высказывал и свою позицию занимал по результатам выборов. И говорил, что это максимально возможный процент, который Олег Васильевич мог набрать на выборах в мэры города Астрахани. Потому что как депутата астраханцы его все знают. Но статус депутата и статус мэра города — это две большие разницы. Это исполнительный орган, в котором нужно не просто декларировать какие-то проблемы, выходить с флагом, митинговать, а нужно решать проблемы. А чтобы решать — нужно иметь ресурс. А если ресурса финансового нет — нужно, обладая коммуникабельностью, находить этот ресурс, привлекать инвестиции. И народ это понимал, что Олег Васильевич этого не может сделать.

Ну и, пожалуй, я всем, и Гудкову, и Парфенову, с которым также встречались, и Собчак Ксении говорил:, понимаете, мне единственно неприятно, что здесь не астраханцы ходят по Астрахани, бузят через мегафоны, усиливающую аппаратуру, пытаются какие-то матрасы положить, и т. д., — астраханцев вы не раскачаете, я в этом был уверен. Две недели работы, которую они проводили, не привели к тем результатам, которые они хотели. Потому что я просто знаю, что при всех проблемах, которые существуют в Астрахани, большинство населения знает, что мы работаем в этом плане, и достаточно напряженно работаем.

Там один вопрос был, что у меня загар с Сейшел. Я даже такого слова-то не знаю. Могу вам сказать, что в этом плане я достаточно скромен, поверили бы в это или не поверили. За все свои семь с половиной лет работы я четыре раза был в отпуске, и то в Кисловодске. Есть такая у меня традиция — за рубеж я не езжу из принципиальных соображений. Только Казахстан, Иран, Азербайджан и Туркменистан. Потому что мы свой вектор развития видим через интеграционные процессы в активно развивающиеся экономики этих стран. И тем приносим свои дивиденды своим предприятиям. Авторы вопроса поэтому ошиблись. У нас очень хороший загар в Астрахани можно получить. Тем более что у нас смешанные крови. Поэтому я такой сам по себе смуглый. Даже зимой.

Хорошо. Тем не менее, последний митинг собрал пять тысяч человек. Для Астрахани это значительная цифра. ("Газета.Ru")

— Пять тысяч человек я не наблюдал, я был рядом. Столько не было. Понимаете, можно съемки делать, можно в интернет выкладывать, можно... две группы соединились — и выдавать это за своих. Достаточно напряженно, конечно, волнительно было эти две недели. Но я отдаю себе отчет, сколько людей там было. Пять тысяч все равно не было.

Из года в год вы рассказываете сказки про многомиллиардные инвестиционные проекты в Астраханской области. Хоть один из проектов, кроме добычи углеводородов, был реализован? Вы сами верите в миллион тонн овощей, выращенных в области, что превзошло показатели СССР? (Валерий)

— Нормальный вопрос. Ну, вы знаете, я как человек, который по первому образованию изучал физику и математику, просто цифры назову. Верю я, или не верю, или какие-то прожекты делаю — я прожектами не занимаюсь. Я прогнозирую, а потом планирую и потом мужественно бегаю, ищу средства и партнеров, для того чтобы реализовать то, что запланировал. Кто-то участвует в этих процессах, кто-то не участвует. Я думаю, что те, кто не участвуют, задают вот такие вопросы. Потому что не владеют информацией.

Так вот, реализован или не реализован мой план. Региональный продукт в 2005 году составлял всего 50 млрд рублей. С учетом кризиса, прошедшего в 2008—2009 годах, региональный продукт в прошлом году составлял 187 млрд. В этом году он будет 220 млрд. Это показатель, который является как бы таким... является аксиомой, то есть его обойти никак нельзя, это невозможно надуть. Во-вторых, по бюджету я вам сказал: 7 млрд и 35 — это большая разница. Это просто тоже с воздуха не взято, это, в общем-то, развитие производств.

А уж раз коснулись углеводоров... обычно критикуют, что все сидят на игле. Я вам тоже две интересные вещи скажу. Возможно, в некоторых регионах, где добыча нефти идет достаточно давно, они действительно добывают и доминируют на рынке, реализуют и в региональной экономике, в бюджете занимают достаточно большую нишу. Это действительно игла. Я не скрою, в 2005 году, когда у нас главным поставщиком бюджета и в объемах промышленного производства был только "Газпром добыча Астрахань", газпромовское предприятие, то 54% объема промышленного производства занимала газовая отрасль, "Газпром" один.

Когда мы начали заниматься проектами компании "ЛУКойл", главным было это все-таки дать такие условия и представить область так, чтобы "ЛУКойл" разместил все свое внимание, офисы, центры управления процессами на Каспии, именно в Астраханской области. Это было сделано. Но так как мы территория развивающаяся, так как "ЛУКойл" эти годы ничего не добывал, а только разрабатывал свое месторождение, то те деньги, которые он вкладывает в это дело, он направлял куда — он направлял в отрасли смежные. Сразу стало подниматься судостроение, и сегодня они имеют достаточно просто большие значимые заказы, они стали иметь возможность под заказы модернизировать свое производство, увеличивать количество работающих у них.

Также программа развития лукойловских месторождений повлекла за собой развитие портов и транспортных коридоров, которых у нас, кстати, два проходящих через область, и они являются тоже стратегическими секторами экономики. Это коридор Е40, соединяющий страны Запада и страны Востока, так назову их, страны ШОС. Это коридор Север — Юг, который идет до Бомбея в Индии. И они очень активно работают. Даже во время кризиса мы не падали, а росли в этом направлении. Плюс и "пищевка" пошла, потому что сегодня "ЛУКойл" уже зафиксировал, мы неделю назад отметили это событие, как первый миллион тонн нефти. Там будет потом два, три, пять, шесть. Но первый миллион — это есть первый миллион, это успех всех.

"ЛУКойл" построил центр подготовки специалистов, работающих не только на Каспийском море. Этот центр будет для подготовки специалистов всех компаний, которые только пожелают. И он сегодня уже заполнен. На других морях, и Черном, и Азовском, и на северных морях. Потому что это уникальный центр для страны. "ЛУКойл" завершает строительство новой верфи, для того чтобы обслуживать потом буровые, обслуживать свои суда, которые будут работать на Каспии. Под лукойловские проекты Московский трубный завод построил у нас завод по бетонированию труб. "Шлюмберже" сегодня строит свою производственно-технологическую базу. И на трубном заводе будет 300 человек, и уже работает сейчас. И на "Шлюмберже" — 500, но, правда, очень высокообразованных 500 рабочих мест, это не просто там подметать ходить. Поэтому говорить о том, что какие еще проекты не реализовались, — они вот идут. Выбирается локомотив, который не просто добывает нефть, он сегодня развивает нам очень многие и многие направления экономические, которых у нас не было.

Параллельно с этим сразу же разработка показала наличие в подземных водах у нас достаточного содержания йода. И вот в мае следующего года, ну, может быть (опять погрешность возьму на строителей, потому что они всегда затягивают), в июне мы запустим первую очередь завода по добыче и производству йода в стране. А в стране йода не производится. Было в Краснодаре небольшое предприятие, еще при советской власти оно действовало. И сегодня это очень хороший рынок, мы туда входим.

Что касается 1 млн тонн, верю ли я — почему не верить. Надо просто спросить людей, которые работают сегодня в аграрном секторе, которые это сделали. Сделали это не просто так, почему именно в советский период не взяли этот уровень — потому что сегодня применены новые технологии. Я горжусь, что нам это удалось, понимая, что Астрахань это не центральный регион России, не Чернозем, у нас нет ни одного грамма гумуса, у нас без полива ничего не растет, причем, без круглосуточного полива. Мелиоративная система, которую построили в 60-е годы, в 70-е годы, требует полива сплошного. То есть, когда идет поливалка, она поливает все подряд, в том числе и траву, и культурные растения — огромное количество использованной воды, которое ложится на себестоимость выращенной продукции. Конечно, такая продукция конкурентоспособной никогда не будет.

Поэтому мы изучили рынок, посмотрели. Тем более все люди, которые ездят за рубеж, они видят: везде капельное орошение. Мы связались с самыми передовыми компаниями Израиля, внедрили технологию капельного орошения, даже построили уже завод по производству самой трубки-капельки. И сегодня у нас под капельным орошением 25 тысяч гектаров открытых грунтов.

Что дает капля? Использование или применение капельного орошения в целях полива культурных растений в десять раз снижает издержки по воде. Людям и фермерам-сельхозникам за это платить не надо. И в пять раз увеличивает урожайность. Поэтому сегодня с меньших объемов полей, там тоже вопрос был, — нам больше полей просто не надо.

Тем более что та система мелиорирования, которая была применена в 60-е годы, в советский период управления, она засолила всю территорию, особенно дельту. И эти поля брались откуда — из нерестилищ, из естественных нерестилищ. Поэтому и рыбы-то снижалось количество, а не из-за того только, что ее браконьеры всю взяли. И теперь перед нами стоит задача — как вернуть в природу теперь поля, которые засолены. Это значит, огромные деньги надо потратить, чтобы это все развалить, потом убрать каким-то образом соль и вернуть ее просто в природу. Потому что они не нужны. Мы сегодня на 30% пашни, применяя капельное орошение, делаем урожай действительно 1,2 миллиона тонн, в прошлом году и в этом году. И это уже реальность.

Другое дело, что сегодня мы выходим на решение более сложных, финансовоемких, но других уже этапов развития сельского хозяйства. Потому что наращивать сезонное выращивание овощей больше невозможно. Потому что рынок есть рынок и есть большая конкуренция. Тем более даже не внутри страны, а с иностранными производителями такой продукции — томатов, огурцов. Не важно, что они не имеют запаха такого, как астраханские помидоры. Но они ее по другой цене продают, и мы должны с этим считаться. Поэтому сегодня стоит перед нами задача решить проблему круглогодичного выращивания плодоовощной продукции, именно качественной. Для этого нужно не просто маленькие какие-то теплицы делать, то, что у нас есть — весь город Астрахань опоясан селами, которые традиционно занимаются именно тепличным выращиванием ранней продукции. А нам нужно это круглогодично. Это дорого. Но сегодня мы как пилотный один проект очень серьезно двигаем.

Здесь и поддержка банков имеется, и правительства. Если он у нас будет реализован, то это будет очень хороший результат. Плюс ко всему мы понимали, что, чем больше выращиваем, возникает больше проблемы, как продукцию реализовать. Потому что умение продать — это одна из составляющих успеха бизнеса. Выращивать научились, продавать, возможно, еще есть проблемы. Поэтому была запущена программа при нашей государственной поддержке — это строительство современных овощехранилищ, по немецкой технологии, со всеми режимами. Я вам хочу сказать, что за четыре года построено уже 36 таких хранилищ. Плюс сегодня мы вышли на строительство (один уже запущен, в строительстве еще три) оптово-логистических центров. Где не только хранение обеспечивается, но и первоначальная обработка, придание товарного вида, упаковка по тем запросам, которой требует от нас сеть. Потому что без этого — с ящиками, контейнерами, как было при советской власти, — войти в сети невозможно. Слава богу, бизнес аграрный это в Астрахани хорошо понимает, идет на все эти новшества. Поэтому мы имеем 1,2 млн тонн, это неоспоримая цифра, которую обсуждать даже очень не хотелось.

Здравствуйте, господин губернатор, когда наконец прекратятся коммерческие поджоги домов в Астрахани, в которых горожане гибнут целыми семьями с маленькими детьми? (Елена)

— Вы знаете, это любимая тема, особенно — мы его в начале касались — политического кризиса в Астрахани, любимая тема Олега Васильевича Шеина. Я по этому поводу обращался в прокуратуру, настоятельно обращался, и к Федеральной службе безопасности, и к УВД, чтобы занялись этой темой и проверили досконально все то, что предполагается как коммерческий поджог.

Я хочу сказать, что, во-первых, ни одного факта не подтверждено, ни одного. Причем могу сказать, что для меня вообще не стояла проблема что-то скрыть, и так далее. Мне, честно сказать, до барабана. Если кого-то поймают — ну посадят, и очень здорово. Потому что в направлении управления территорией я абсолютный альтруист, мне, в принципе, ничего по жизни не надо. Я просто выполню свою миссию, насколько меня хватит и насколько позволяют сроки полномочий: в 2014 году — и все, пускай занимаются дальше другие. Я просто хочу немножко так спокойно пожить.

Не подтверждено то, что говорят.

А во-вторых, нужно понимать: Астрахань — это ветхость, это не хрущевки, которые в других городах являются ветхими, это древнее жилье, зачастую построено не знаю из чего, это какие-то деревянные изделия, пустотные, там часть существует сделанные из камыша. Даже каменные — но им уже по двести с лишним лет, они просто уже... износ у них конкретный.

Поэтому по Астрахани действительно частенько пожары жилых домов существуют. Но я еще не видел ни одного места, где сгорел дом, чтобы там кто-то занял и начал строить. Потому что есть обременение по собственности. Большинство населения участвовало в программе приватизации жилья, и, как бы ни поджигал кто-то, он не сможет взять земельный участок, пока не удовлетворит интересы тех, кто там проживал, эту собственность держал. Поэтому это подход такой для меня странный. Есть же юридическая наука, которая не позволяет это сделать. Поэтому я с этим не согласен, я просто это подтвердить не могу. Если такой факт обнаружен, то я вам просто гарантирую: это будет очень серьезное наказание, и достаточно высокая планка посадки этого человека.

Другое дело, что когда мы приступили к ликвидации ветхого аварийного жилья, то вначале мы вынуждены были револьверную так называемую застройку делать. То есть несколько семей отселить и строить дом, хотя бы начинать просто.

Я просто выбрал главное место, наверное, символизирующее ветхость Астрахани, и эту площадку комплексно мы будем застраивать. Да, я в этом году объявил, что мы приступаем к ней. Сложность заключается в том, что на этой площадке мы должны снести все дома, которые стоят. Даже если они все развалюхи, ну действительно просто в землю вросшие. Часть ее, очень незначительная, это муниципальное жилье, там достаточно просто решается. А бóльшая часть — принадлежит кому-то. И вот здесь мы столкнулись с проблемой, что комплексная зачистка площадки на 30—35% людей, которые держат там собственность в виде вот этих развалюх, они не нуждаются в жилье сегодня, но это их собственность, и мы обязаны выкупить ее. По-другому просто нереально стронуть. И вот здесь возникает как бы торг. То есть человек говорит: а я хочу, чтобы у меня выкупили вот за такую сумму. Поэтому это сдерживающие факторы.

Я неоднократно говорил нашим астраханцам: легче построить новый город на пустыре, просто построить город. И вот у нас известный район Бабаевское, это северная часть Астрахани, там достаточно просто, там очень много домов возводится, потому что там пустырь. Просто берут строители, начинают строить, никаких обременений тебе, не надо выкупать жилье, даже такое страшное. Но многие люди не хотят ехать, вроде далеко.

Хотя для этих целей был построен — и опять же в вопросах это не отразили — построен огромный мост через две реки, в прошлом году мы его запустили, через Кривую и Прямую Балду, у нас даже названия такие, они все полувосточные, персидские. Он стоит 7 млрд рублей. Но зато Татищева, которая, прямо как будто на ней свет клином сошелся, это улица, которая делает технологические проблемы, которые возникают, она не является определяющей. Там, кстати, кто живет вдоль этой улицы, привыкли, что она семь лет стояла, по ней трамваи ездили. Когда трамваи убрали, она просто стояла. Но я понимал, что для соединения севера и центральной части города нужно еще магистраль делать, поэтому и выделили городу денег на строительство этой улицы. Ну, там есть параллельно три улицы, которые сейчас нормально работают. Но это ладно. Так вот, сделали туда мост, чтобы это было как почти центральная часть. Потому что от Бабаевского до Кремля семь минут езды.

Но все люди хотели бы все равно жить в центре города, там, где как раз эта вся развалюха. Я их понимаю. Но это и сдерживает начало строительства. Потому что я не могу туда войти с бульдозером и с техникой. Потому что, пока последний сарай стоит, зайти нельзя. Поэтому для нас главная проблема города Астрахани — это действительно ветхое аварийное жилье. Я удивился, что мы на 7-м месте по рейтингу. Я вообще считал и везде говорю, что мы на 1-м месте по ветхости. И очень рад, что президентом принято решение продлить программу реформирования Фонда жилищно-коммунального хозяйства. С точки зрения и ремонта многоквартирных домов, и ликвидации ветхого аварийного жилья.

Но я еще раз говорю: мы, конечно, будем поддержку получать, но мы должны находить свои собственные источники, которые должны сначала заработать. Ну и население должно в этом плане тоже участвовать. Понимаете, 11 тысяч семей — все переселены бесплатно. И, возможно, я совершил глупость, когда этот этап программы сделал на безвозмездной основе.

Поэтому сегодня, когда предлагаешь соучаствовать в этом процессе, все, конечно, ссылаются на то, что у них нет денег, а такую махину средств найти сегодня, после выхода из кризиса, в период нестабильности мировых экономических процессов, мне просто тяжело сразу. Хотя этот микрорайон, безусловно, будет построен, и еще 12 тысяч семей готовы туда переехать, то есть мы предоставим условия. Тем более этот микрорайон я хочу сделать абсолютно совершенно, без всякой уплотненной постройки, с хорошей инфраструктурой, в том числе и спортивной. И даже предполагаю, что предложим (я не знаю, юридически как это решить), чтобы в этот район не заходил автомобильный транспорт. Чтобы там внутри ездили электрокары и обслуживали население. Окружить его многоярусными гаражами. Получится — значит, это будет очень хороший микрорайон.

Почему до сих пор не отправлен в отставку министр спорта Астраханской области, который уничтожил весь спорт? Это отлично видно по результатам последней Олимпиады в Лондоне. Ни одного участника-астраханца. Детский спорт платный. Высококвалифицированные спортсмены уезжают из Астрахани в другие регионы и страны. Уволены все олимпийские чемпионы и заслуженные тренеры. (Светлана)

— Я так и не понял, какое отношение Дементьев, министр спорта, имеет к Олимпиаде лондонской. Тем более что он работает чуть больше полутора лет. Не думаю, что он развалил в том числе и наше представительство. Да, мы прогнозировали, что у нас будет Калиновская представлять греблю. Кстати, это не проблема Калиновской, она была абсолютно готова, Федерация гребного спорта не смогла достойно выставиться, и вы эти проблемы тоже знаете. Сейчас разбирательства идут там. Вторая — это Эмилия Турей, которая представляет нашу астраханскую школу гандбола. Но, к сожалению, они не вышли туда, куда мы планировали. Конечно, сегодня я не хочу сказать, что мы готовы во всех видах спорта представлять интересы. Но, во-первых, мы базу развиваем. И это в первую очередь "Звездный" спорткомплекс построен. Для города Астрахани это огромная честь и гордость. Это самый современный, совершенный спортивный комплекс.

Сейчас завершаем вторую очередь, это водный комплекс, еще большего объема финансирование. И 50-метровый бассейн плавательный запустили, сегодня детская часть и прыжковые ямы, для занятия синхронным плаванием. Плюс при этом построили спортивный центр "Новые вершины", это абсолютно новый комплекс для занятия не традиционными у нас видами спорта. И в стадии строительства — это центр гребных видов спорта, недалеко от города, в сельской местности. Но это, в общем-то, как раз выбрано не случайно, потому что там есть река, прямая трасса 10 километров. Поэтому материальную базу мы продолжаем формировать. И по нашему соглашению с «Газпромом» на следующий год они начинают еще один крупный спортивно-оздоровительный комплекс делать, где будет также 50-метровый бассейн, многофункциональная площадка и даже ледовое поле, что для нас не традиционно. Но астраханцы еще не забыли коньки и хотели бы заниматься, ну, по крайней мере, ночным хоккеем. Мне ясно, что подготовка талантливой молодежи должна быть выведена на другой уровень. Мы создали даже школу олимпийского резерва. Для этого была выделено, отреконструировано общежитие при школе одаренных детей.

Сейчас там занимаются по трем направлениям: это гандбол, футбол и прыжки на батуте. За счет бюджета все содержится: и дети содержатся, и питание, и обучение их, и так далее. Если другие виды спорта будут показывать или давать нам каких-то звездочек, мы точно так же их будем принимать в эту школу. Другое дело, что вот тот разрыв, возможно, тут же еще и проблемы и тренерского состава возникают, и, скорее всего, пишут те, которых министр обижает, потому что в этом плане действительно достаточно жестко подходит к качеству самой работы со школьниками и с теми, кто хотел бы заниматься спортом. Ну а то, что везде платно, — это неправда. Допустим, в областном нашего уровня "Звездном" занимаются бесплатно, в том числе и старшее поколение, в том числе и дети. Все спортивные школы бесплатные.

А для малоимущих у нас там есть скидка 50-процентная. Это тоже решение принято. Единственное, что определены часы, когда ходить. Потому что так же не может быть: идет тренировка, и вдруг человек пришел и говорит: я хочу поплавать здесь. Поэтому это не соответствует действительности. То, что касается клуба "Волгаря"... Я не знаю, что еще сделать для клуба "Волгаря". По нашему соглашению с "Газпромом" выделено достаточное количество финансовых ресурсов для содержания команды первого дивизиона. Сегодня идет капитальная реконструкция центрального стадиона. Там будет поле с подогревом в следующем году. Все делаем, но играем что-то плоховато. Хотя мы тоже создали школу при нем, именно астраханского футбола. Сегодня рассматриваем вместе с Министерством спорта Российской Федерации создание академии футбола на основе тех наработок или как бы опыта Испании. Мы даже с испанцами связались, они готовы участвовать в этом проекте. И готов это дело поддержать и «Газпром», как центральный наш стратегический партнер. Кто-то обвиняет руководство футбольного клуба. Я больше считаю, что ошибка в том, что футбольный клуб на сто процентов состоит сегодня из пришлых футболистов. Наверное, кроме денег должен быть еще патриотический настрой, потому что ты защищаешь интересы области. И, конечно, меня беспокоит, что они никак никуда не вылезут, сейчас там в конце турнирной таблицы находятся. Все то, что необходимо для финансирования, сделали, осталось самому бежать и играть.

Александр Александрович, вот тут редактор отдела автомобилей нашего издания обращает внимание на то, что вы приехали на машине с мигалкой. При этом он спрашивает у вас, знаете ли вы о том, что Путин запретил губернаторам ездить с мигалками по Москве? ("Газета.Ru")

— Знаю, конечно. Мигалка стоит, она не включается, только когда необходимо, и на это есть разрешение. Не вижу в этом ничего такого.

Включаете?

— Я не включаю, когда езжу. Она мне в принципе не нужна. Я и в Астрахани езжу без мигалки, без охраны и так далее. Поэтому эта мигалка стоит здесь традиционно, пусть стоит, но она не моргает. Разрешение на нее есть.

Здравствуйте, Александр! Скажите, пожалуйста, были ли вы в курсе, что ГБУ АО "Транспортное управление правительства Астраханской области" закупает 3 люксовых автомобиля (два "Мерседеса" и "БМВ") на общую сумму свыше 16 млн рублей? Как вы к этому относитесь? (Дмитрий)

— Я это уже ответил в своем блоге достаточно четко и однозначно. Несмотря на то что это ГБУ, оно занимается кроме обслуживания правительства Астраханской области, губернатора еще коммерческими делами. То есть, обслуживает делегации многочисленные, которые приезжают, обслуживает организации, даже свадебные какие-то дела, и тогда зарабатывает деньги. И поэтому те средства, которые они предполагали на приобретение машин для более активной своей деятельности экономической, это были не бюджетные деньги. Я это сказал, это легко проверять. Если кто-то не верит — пожалуйста, обратитесь в Госдуму. Тем более что я достаточно жадный человек, учитывая, что я притаскиваю деньги в регион. И выделять на эти цели такие средства не собираюсь.

Поэтому, когда я увидел информацию о том, что действительно на «Госзакупках» выставлена наша компания, это даже я не в блогах видел, потому что я смотрю каждый день, смотрю, во-первых, какая цена, по каким позициям идет, в том числе при закупке оборудования для здравоохранения, я их пригласил и сказал, что зачем это нужно? Если у вас появились коммерческие деньги, то есть деньги не бюджетные, давно не обновлялся парк автомобильный правительства. Ну действительно, давно, где-то уже последние закупки были лет пять-шесть назад. Поэтому на это количество купить большее количество. Мне машин не надо, они у меня есть. Мне зачем нужны, что я, в них огурцы солить буду, что ли? Поэтому я им порекомендовал. Но тут это было подхвачено нашими активными, так сказать, лидерами, которые следят за всеми этими закупками. Ну и, в общем-то, я ответ дал. Они запоздало, но рекомендации мои исполнили. Они сняли это с торгов и будут покупать, в общем-то, те машины, которые порекомендовали. Ну, а с другой стороны, если бы я хотел купить машину, то я поступал бы не так.

А как?

— Да элементарно. Для этого только голову надо иметь, понимаете. Поэтому это было все официально. Даже предприятие выставило свои покупки, такие довольные были. Все в этом усмотрели что... Вообще диалог ведется всегда на доверии. Если ты задаешь вопрос — тебе отвечают. И если ты хочешь слышать ответ, то ты или воспринимаешь это, должен человек доверять, если он так говорит. А если ты ему отвечаешь, что это предприятие, это не бюджетные деньги, причем тут вообще как бы коррупционная составляющая, действия губернатора — это никому не нужно, ответ твой никому не нужен. Пишет оскорбления, и так далее. Ну, это их право, я как-то достаточно спокойно ответил, так, как я действую обычно.

Город опять трясет. Девятиэтажки в Астрахани скрипят по швам, сколько они еще протянут? Когда прекратят взрывать? Где объяснения администрации по этому поводу? Почему все молчат? А может, это и не взрывы вовсе? Тогда почему в одно и то же время? И что делать с афтершоками? Афтершоки могут быть только там, где в местах взрыва под землёй есть пустоты. Расскажите же народу об этих пустотах!!! И почему трясёт выборочно, один дом трясет, а рядом нет? Когда будут ясные объяснения всему ЭТОМУ??? (Татьяна)

Уважаемый Александр Александрович! Вам не безызвестны подземные толчки, происходящие по вине военных, а именно по причине утилизации боеприпасов на полигоне Ашулук. В течение двух лет жители г. Астрахани и астраханской области встречаются с каменной стеной непонимания со стороны военных. После вашего вмешательства в этот вопрос военное руководство пообещало снизить разовое кол-во утилизируемых боеприпасов. После более-менее спокойного периода (июль, август, сентябрь) 06.10.2012 г. толчки возобновились. Конкретные дни: 06.10, 10.11, 15.11 (особенно сильное в 17.52 по московскому времени), 19.11 . Должно обвалиться очередное общежитие по ул. Савушкина или рухнуть хрущевка, чтобы власть прислушалась к жалобам населения? Почему правительство Астраханской области перестало контролировать данный вопрос? Заранее спасибо за ответ. (Понкратов Артем, 25 лет)

— Это действительно беспокоящая постоянно проблема. Она такая, вы знаете, наверное, не технологичного характера, а чисто человеческого фактора. Но я не согласен с тем, что не дают пояснения и ответы. Я постоянно об этом говорю, везде выступаю. Если кто-то даже и твиттер не читает — у меня есть еще и блог, и твиттер, и почта, везде отвечаю. Да, это действительно Ашулук.

Это идет государственная программа утилизации. У нас в Астраханской области, ну, так расположены, так исторически пошло, что большое представительство военных. Тем более это полупустынная зона. И когда первый случай только воздействия именно волны просто взрыва на город Астрахань был отражен в виде шатания домов, конечно, это было страшно, это страшно было для всех, я тоже человек, я же не робот, который не воспринимает это и опасность не определяет. Поэтому у нас был на самом высоком уровне не просто консультация, а разговор с министром Сердюковым и с командующими Центрального и Южного округа, которые там работали. В принципе, и ученые, те, которые определяют, какая закладка должна быть и какая форма утилизации того или иного изделия или заряда, все было прописано, все пошло нормально. Дальше опять началось. И после каждого случая сегодня не только очень активно действует и военная прокуратура. И вот по последнему случаю, это было последнее критическое предупреждение, и, в принципе, возбуждение уголовного дела состоялось по этому поводу. Потому что все определено, командир все понимает, командир отдает команды, проходит несколько дней, те, кто непосредственно в процессинге участвуют, зачем им делить на сто зарядов — им надо побыстрей закончить и пораньше освободиться в этот день.

Но закладывают больше — результат сразу известен. Поэтому это вызывает уже у меня просто раздражение дикое в этом плане, и с новым министром, и с командующим мы договоримся так: или они вообще прекращают эту работу, хотя я понимаю, что это не совсем по-государственному мне так ставить, или они не допустят больше ни одного случая беспокойства населения. Ну, это так вот последнее, мы что договорились буквально вчера по этому поводу. Сегодня я возвращаюсь в Астрахань, завтра у меня все это руководство полигона с утра, и мы будем с ними опять иметь отношения с точки зрения выполнения того регламента, который был определен. Или тогда закрытие этой программы и перенос ее в другое место. Вы видите, что это по всем полигонам так возникает, и я могу вам гарантировать, что это по безалаберности самих исполнителей и не более.

Александр Александрович, вы упомянули 2014 год. Вы собираетесь участвовать в выборах 2014 года? Сейчас планы какие-то есть? ("Газета.Ru")

— Ну, до 2014 года надо, во-первых, дожить. Я вам уже вначале сказал, я для себя еще определил по жизни, во всех отношениях являюсь альтруистичным, в том числе и по отношению к занимаемой должности. Если бы я когда-то за нее держался, трясся и так далее — абсолютно нет. Просто тот, кто не был в этой шкуре, и когда ты отвечаешь за все, начиная от космических кораблей, взрывов, о которых вы говорили, до последней течи в подъезде какого-то дома, то это очень сложная работа. Поэтому я сейчас не скажу ни да, ни нет. Потому что я выполняю свои функции. И если я буду в состоянии выполнять их и дальше, тогда я приму решение в 2014 году. Сейчас еще надо пахать.

А как вы относитесь вообще к новой процедуре избрания?

— Вы знаете, у меня так получилось по жизни, что первый срок я избирался публично, на основе конкуренции, там у нас не помню сколько было — девять или восемь кандидатов. Второй срок я был через процедуру согласования с думой Астраханской области внесен президентом. Поэтому я и то проходил, и это. И если сегодня принято решение избираться — ничего страшного не вижу в этом.

В город переехал с семьей не так давно, но вопросы уже есть, т. к. лежат они на поверхности. Причём это не только моё мнение, но и многих моих также приезжих коллег. Во-первых, дороги — это просто ужас, ямы, кочки, отсутствие разметки и освещения. Во-вторых, почти полное отсутствие в городе культуры вождения: постоянные проезды на красный цвет, несоблюдение порядка движения по полосам (часто движутся прямо по полосе, которая предназначена лишь для поворота направо, и т. д.), превышение скорости. В-третьих, парковка!!! Улицы и так узкие, а их заставляют машинами с обеих сторон, что часто две машины не имеют возможности разъехаться. И в том числе в районе здания областного правительства. В-четвертых, правила поезда перекрёстков. Постоянно выезжают люди на перекресток, хотя за ним уже затор, в итоге блокируют движение автомобилей по перпендикулярным улицам! В городе и так пробки постоянные, так ещё они и возникают по вине таких горе-водителей. Ни разу не видел сотрудников ГИБДД за работой по предотвращению таких ситуаций. А ведь штрафы увеличены, надо просто их применять — глядишь, через какое-то время и перестанут люди в таком количестве нарушать ПДД. Сотрудников ГИБДД вообще в городе не видно! Поэтому нарушения и происходят, т. к. никто за них не наказывает! Вот такое возникло мнение о городе за короткое время проживания в нём. Было бы неплохо, если бы вы повлияли на областную ГИБДД, чтоб они начали наводить порядок в городе. (Алекс)

Вопрос состояния астраханских дорог животрепещущий... есть "великолепные" проекты развития ремонта, обустройства, развития транспортной составляющей города, но на деле все стоит. Вы можете назвать конкретные сроки, когда в городе будет завершен хотя бы текущий ремонт дорог, и как лично вы намерены привлекать к ответственности недобросовестных подрядчиков осуществивших фактически ремонт на бумаге??? (Сергей)

Здравствуйте, уважаемый Александр Александрович! Любое развитие города напрямую связано с развитием его инфраструктуры. А по инфраструктуре города Астрахани возникают конкретные вопросы. 1. Кто отвечает за состояние дорожного покрытия и в чем причина отвратительного состояния асфальта на городских улицах, ведь, сидя за рулем автомобиля, водитель вместо того, чтобы следить за дорожной обстановкой, постоянно отвлекается на объезд ям, что часто приводит к созданию аварийных ситуаций на дороге и незапланированному ремонту автомобиля ? Почему не производится ремонт дорожного полотна в нужные сроки и время (не при двух градусах тепла, как сейчас ремонтируется новый мост через Волгу) или у нас асфальт укладывается по новой технологии? Дорожной разметки или не видно, или её попросту нет. Безобразие. 2. Что происходит с освещением улиц в городе? Создается ощущение, что фонарные столбы установлены для красоты, а не для их прямого назначения. 3. Любой дождь средней интенсивности и длительностью 20—30 минут превращает улицы города в бесконечное море. Когда наконец-то появится дренажная система? 4. Обещания решить проблему с общественным транспортом своими корнями уходят уже в далекие нулевые. Езжу на автобусах большой вместимости с удовольствием, даже летом, но, к сожалению, добраться в нужное место на таких автобусах зачастую не представляется возможным. И возникает выбор — ехать на такси или на так называемой "Газели", водители которых в основном вне зависимости от национальности матерятся, курят, нарушают ПДД и не реагируют на замечания. Словом, они у себя в маршрутке цари и боги, к тому же безнаказанные. Состояние самих автомобилей вызывает недоумение: Ваз-2101 78-го года вызывает больше доверия, чем "это". Когда общественный транспорт станет цивилизованным?(Понкратов Артем, 25 лет)

Добрый день! Состояние дорог в Астрахани, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Состояние дорожного покрытия провоцирует массу аварий. Кроме того, количество автомобилей на улицах Астрахани постоянно увеличивается, а пропускная способность магистралей города как была, так и остается низкой. Новые здания возводятся в непосредственной близости от автодороги, совершенно не учитывая при этом возможность ее расширения. Практически отсутствует работа по поиску альтернативных путей проезда городского транспорта. Ну и, ко всему прочему, освещение многих улиц осуществляется со сбоями — водители часто вынуждены ехать практически в полной темноте. Следствие всех этих "недоработок" — пробки, аварии и т. п. Скажите, собираются ли власти принимать какие-либо действенные меры в этой сфере? Заранее благодарю за ответ. (Оксана Дроздова)

Уважаемый губернатор вопрос только один. После пересечения знака "Волгоградская область" стоит знак "Астраханская область", после этого дороги заканчиваются. В Астраханской области нет дорог вообще, одни направления. Нет разметки на дорогах. Нет обочины, вообще ничего нет!!! Вы когда вообще собираетесь заниматься дорогами!!!!???????? (Олег Анатольевич)

— Ну, я думаю, что товарищ, который это написал, он немножко ошибся. Все-таки вот здесь я не соглашусь с ним. Это, наверное, он наоборот хотел написать: когда выезжаешь из Астраханской области, дальше заканчивается. Ну, я не буду коллег своих из других регионов обижать. Волгоградская трасса, которая идет по Левобережью, в этом году полностью закончена. Она находится в абсолютно хорошем состоянии, твердого покрытия. У нас же две дороги, с левой и с правой стороны. Так вот, одну мы закончили, полностью завершен проект. И на следующий год мы выходим в капитальный ремонт, выделяем под это 800 миллионов рублей, для того чтобы завершить правую сторону. Так как она является связующей дорогой сегодня с Казахстаном. Поэтому вот с этим товарищем я согласиться не могу. Прямо такой вот предвзятый вопрос. Приглашаю вас просто проехаться по этой дороге.

А в самой Астрахани дороги?

— В самой Астрахани дороги, я уже вначале говорил, что я тут буду скрывать, это среднестатистический город, с теми же самыми ямами, колдобинами всякими и так далее, необустройствами. Я могу только одно сказать, что, друзья мои, более двадцати лет не существовало источника финансирования, по большому счету, ремонта и строительства дорог в Российской Федерации. Потому что в свое время Государственная дума России приняла решение о ликвидации региональных дорожных фондов. И то, что было принято в прошлом году воссоздание этих фондов, это правильно абсолютно. И хочу вам заметить, что источником региональных дорожных фондов являются чисто средства, взятые напрямую из областных бюджетов.

Поэтому в этом году впервые были сформированы, возможность начать крупномасштабную программу ликвидации этого необустройства на дорогах. Региональный бюджет дорожного фонда составляет 2,2 миллиарда рублей. Я понимал, что это мало, и с другой стороны понимал, что нет ни одного проекта мало-мальски, кроме там нескольких, которые мы сегодня реализуем, чтобы начинать крупные работы по строительству новых дорог, или, в общем-то, капитального передела тех, которые существуют, которые в убитом состоянии. Мы привлекли банковские структуры, и сегодня это нам позволило, в принципе, в обойме иметь не 2,2 миллиарда рублей, а 4 миллиарда. И мы строим очень большой объект — это мост, который просило, наверное, несколько поколений еще, в одном из сельских районов, конкретно Володаровский. И он будет завершен в следующем году.

По городу Астрахани мы могли выделить деньги только потому, что под проект, под две крупных улицы: одна из них — это Татищева, потом Магнитогорская улица. И больше пока проектов там не было. Но в то же время мы выделили деньги на ремонт внутридворовых территорий, и эта работа ведется. Но мы столкнулись с другой проблемой, что, в принципе, существует всего несколько в Астрахани компаний дорожных, которые могли бы выполнить работы и освоить даже те небольшие деньги, 2,2 миллиарда. Это и устаревшая техника, и малых компаний, с малой техникой, которая входила бы спокойно во дворы в том числе города Астрахани, — их просто не существовало. Поэтому параллельно была развернута нами работа, инициирование проведения всевозможных выставок, поддержка дорожного бизнеса, чтобы он закупал и обновлял технику.

Хочу доложить, что в этом году на три миллиарда они такие работы сделали, новая техника появилась. Поэтому сейчас активно все муниципалитеты готовят проекты, для того чтобы войти в дорожный фонд уже 2013 года, потому что сейчас работа заканчивается. Температурный режим, несмотря на то что мы на юге, он скоро не даст возможность класть асфальт. Я сам горожанин, сам езжу по дорогам, знаю, в каком они состоянии. Но хочу вам сказать, что они ничем не отличаются от дорог других городов и ни в коем случае не хуже, чем там. Потому что не было источника. Мы выделяли там крохи, 100 миллионов, 150 миллионов. Но это невозможно по всей области закрыть все дыры. Плюс параллельно в этом году мы пошли в муниципальные образования сельской местности. Точно так же там, где были готовы, где хотя бы сделали проекты, мы начали там также делать дороги с твердым покрытием. Но это начало. По нашим прогнозам, дорожный фонд будет расти. На следующий год он в чистом объеме будет составлять где-то 2,5 миллиарда. А учитывая те схемы, которые разработали, участие еще банковских структур, он будет в разы больше. Поэтому работа пошла. В один год это просто нереально было сделать. И можно было просто закопать деньги даже. И я понимаю, я даже догадываюсь, что по концу года я увижу неосвоение денег. Только по одной причине, что технически ни муниципалитеты, ни в том числе город не был готов их освоить. Он готов их был проглотить. Но это тогда бы было вообще неэффективно, отдавать просто так, чтобы остались те же самые ямы.

Почему притесняют казахов и адайцев в Астраханской области? Ведь ни одного во власти. Есть ли у вас планы установления пропорционального национального представительства в госорганах и полиции? Василий (Голутвин)

Здраствуйте. Скажите пожалуйста, что предпринимает руководство области в связи с притоком нелегальных мигрантов из кавказских республик и вытеснением коренных жителей? Будет ли благоустроен и приведен в порядок район Больших Исад — сейчас это крайне грязное и неприятное место? (Александр)

— Я отвечу. Это достаточно такая тонкая материя. Ну, во-первых, поражен, что мы прижимаем казахов и адайцев. У нас проживает 160 национальностей, и это реальные этносы, это не по одному-два человека. Это традиционно для нашей территории. Еще начиная когда там только зарождались какие-то общность, социум. Оппозиция не любит название, которое я говорю, хазаре. Но это история, до меня еще. Хазария была. Потом было Астраханско-Татарское ханство. Потом было Астраханское царство, сарматы, — кого только не было. И вот с тех веков идет достаточно серьезное плетение, причем, тех народов, которые живут на нашей территории, исторически. И вот то, что там у нас достаточно спокойно в межнациональном плане, я не хотел бы сглазить, это досталось по наследству от наших предков. И здесь рубить я ничего не собираюсь. Я должен это просто сохранить так, как уживались все нации.

Больше я вам скажу: в среднем 35 процентов населения у нас смешанное, это смешанные браки. Если брать по традиционным этносам, которые там всегда жили, казахи, татары и русские — то это до пятидесяти процентов доходит. И делить на то, что прижимают казахов, — для меня это вообще странно. У меня руководитель администрации казах, мой заместитель по экономике, вот только он сейчас перешел на другую работу, в банк, просто там много платят, — он казах, заместитель — татарин, у меня грузины, евреи в правительстве. Я думаю, что это так с кондачка задан вопрос, чтобы разогреть тему. Поэтому все — в равных правах. Никаких нелегальных мигрантов я не вижу с Кавказа. Это все люди, которые приезжают с Республики Дагестан, с Чечни, Ингушетии, Осетии. Это граждане Российской Федерации. Другое дело, что во время известных событий на Кавказе, конечно, простой народ бежал, прятался от войны, прятался от ненастий, которые там начались. Они ехали, исторически, генетически зная, что астраханский регион всегда гостеприимно воспринимал. Другое дело, что многие представители этносов, особенно молодые, здесь действительно есть проблема, они не умеют себя вести. Уровень культуры и образования не соответствует тем требования, которые сформировались в Астраханской области. Это требования терпимости — у нас никогда никого ни на кого не показывал пальцем, не оскорблял. Вот с этим мы работаем. Причем, работаем не просто административно, или как-то давайте всех выселим и выгоним их, откуда они приехали.

У нас очень хорошо работают этно-конфессиональные советы, в том числе молодежные советы, где сама молодежь разработала в том числе кодекс гостеприимства. Это как бы такой устав астраханцев, очень интересный, кстати. И они его сами же реализовали, этот проект, раздают во всех магазинах, во всех школах, институтах, вузах, и тому подобное. Совместные все эти общественные, или как их раньше называли отряды ДНД, добровольные дружинники ходят. Они ходят, контролируют, патрулируют. В каждом этносе, в каждом народе есть неприятные личности, которые хотели бы дестабилизировать. Поэтому я не вижу какого-то такого особого критического состояния. Я читал вопросы эти, читал. И читал, что на улицу выйти нельзя, и так далее. Это неправда. Что там лампы нигде не горят, что темнота. Ну, темнота — тогда не выходи. Предрекают там какой-то конец света, что нужно сидеть со свечкой. Ну, сиди тогда дома. Это накручено. Да, стычки бывают. Да, точно так же преступления совершаются, как на любой другой территории. Мы даже еще жестче контролируем эту ситуацию, и, возможно, у нас показатели выше, чем даже по соседним республикам кавказским. Но если мы за эти 5—6 лет задавали фактически криминальное уничтожение осетровых, в первую очередь, то есть, браконьерство, конкретно, то, например, на соседних территориях этим не очень занимаются. У меня показатель: все сети поднимают, каждая сеть — уголовное дело. А куда, я уже не остановлюсь, или мы зачистим территорию, дадим возможность сохранить поголовье, чем и занимаемся практически, в том числе финансируем это дело, для будущих наших внуков, правнуков.

Поэтому у нас там показатели растут. Но криминализация, о которой я в одном из вопросов прочитал, я просто с этим не могу согласиться. И делить людей на нации, выделять нельзя. Если человек мы видим, что неуправляем, то на это есть у нас все законы, они просто достаточно жестко однозначно наказываются.

По традиции, Александр Александрович, что бы вы в заключение могли пожелать нашим читателям? (Газета.Ru)

— Хочу вас, во-первых, поблагодарить, что пригласили, дали возможность выступить и ответить на эти острые вопросы. Они, проблемы, действительно, существуют. Но я еще раз констатирую, что можно ставить планку в один день все это ликвидировать и убрать, но это нереально. Я тоже хочу, чтобы Астрахань была похожа на один из красивейших городков Германии. Я оттуда многие модели беру, и по озеленению, и то, что я парки какие-то вырубил, — я тащу все оттуда. Никаких парков я не вырубал, тем более что я на этом сижу, семь с половиной лет гоняю и долбаю всех, чтобы сажали цветы, украшали подъезды, сажаю деревья, — сам лично это все показываю. Я хочу пожелать всем нам просто слышать друг друга, и участвовать во всех позитивных вопросах. Потому что достаточно отрицательное действие сделать легко. Просто сделал, или словом, или действием, или что-то сломал. А вот решить обратно, решить позитивно, положительно вопрос, что-то построить — это сложнее. Потому что надо, во-первых, найти партнеров, найти ресурс, обустроить, и еще реализовать проект. Поэтому желаю всем успехов.

comments powered by HyperComments