Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Булыгин и алкаши. Репортаж с округа депутата гордумы

10.12.2012, 17:15

 

Народные избранники уровня депутата городской думы априори работают «на земле» с жителями своего «родного» округа, не поленившихся придти на выборы ради желания человека помогать людям, делать их жизнь лучше тем или иным образом.

С момента выборов прошло уже достаточно долгое время для входа народных трибунов в курс дел на местах, а это значит: пришла пора посмотреть на успехи тех астраханцев, не побоявшихся взвалить на себя ношу из общественной работы и законодательного творчества.

Что же, стало быть, пришло и наше время осветить деятельность всего нескольких человек, составляющих ядро городской жизни. С их лёгкой руки принимаются нормативные решения, правовые акты и прочие, безусловно, важные вещи, меняющие нашу жизнь порой разительным образом. Но думские заседания проходят не каждый день, а порой и не каждую неделю. Так чем же заняты избранники вдали от особняка на улице Чернышевского, где так приятно и комфортно работать, здороваясь на входе с полицейским?

Реальную картину депутатского мира можно увидеть только и только на самом округе. Первая прогулка по местам «боевой славы» пришлась по округу депутата Андрея Павловича Булыгина.

Жизнь на округе кипит!

Недолгая прогулка по окрестностям в районе онкологического диспансера привела меня к бабушкам у подъезда. Кто как не они в эпоху интернета остаются источником информации, которую невозможно найти ни в Яндексе, ни в Гугле. Орден владения и передачи информации у гражданок с богатым жизненным опытом работает на порядок или даже несколько порядков оперативнее и качественнее современных аналогов передачи новостей: мельчайшие подробности жизни района излагаются ровно до тех пор, пока человек готов это слушать. Рекогносцировка на местности превзошла все ожидания. Мне открылись тайны двора с характеристиками на жильцов, большей частью нелестными. Лейтмотив бабушек на этот раз оказался в стиле Кали Юги или «куда катится этот мир?». В лужёные глотки местных алкоголиков, пьяниц, хулиганов и туниядцев, а также дам легкого поведения, устраивающих у себя дома место встреч с кавалерами. Через пятнадцать минут район представлялся мне сплошь из красноносых мужичков с перегаром пятилетней выдержки сразу после опохмела неровным строем плетущихся к любвеобильным избранницам, чей инстинкт размножения бьёт фонтаном в головы сиварей, заставляя их на время даже отвлекаться от своей прямой обязанности - пить и ещё раз пить. С каменным терпением приняв всё накопившееся у бабушек против этого борделя на окраине города, пришлось не без усилий перевести рельсы хорового монолога в русло жизненных проблем.

Остывшие бабушки уже безо всякого энтузиазма рассказали что да как. Поняв, что от меня не дождаться более интереса к подробностям личной жизни соседей, бабушки понурились и через силу указали болевые точки района. Буквально в пятидесяти метрах находилась одна из них: пятиэтажка на самой окраине, отключенная от горячей воды.

Испарившись от очага пессимизма, через искомые сто метров вдоль развороченного асфальта на детской площадке, пройдя мимо мужчин в возрасте, коротающих время за игрой на пенсионные деньги в карты, я очутился во дворе рабочих. Лестницы, автокран, грузовик, катушки кабелей, кувалды, щетина и ценные указания матом - двор кишел людьми строительных специальностей. Так как работало сразу несколько бригад, людей было много. У свежевыкопанной несколько дней назад и обнесённой сигнальной лентой траншеи рабочие увлечённо облепили стол. Минеральная вода, пирожки и карты на свежем воздухе делали свое дело - работа стояла. Молчала техника, лестницы же лежали - вместо несуществующей лавочки. Шанцевый инструмент и генераторы покрывали всю окружающую местность равномерным статичным слоем так, словно это была своя дача или гараж - бросили и ладно, ничего с ними не случится. Движения гражданского населения во дворе не наблюдалось. Наконец, дождавшись первого вышедшего из подъезда, узнал у него про нелегкие будни дома.

Проблемы дома №6 по ул.11-й Красной Армии

Больше трех месяцев горячая вода не подается в дом. Сначала было лето, многие восприняли отключение обычным плановым ремонтом, хотя никакого ремонта в помине не было - воду отключили просто потому, что трубы в подвале и на прилегающей территории превратились в труху, залив подвал пятиэтажки, дав жизнь мириадам живых существ. Что и говорить, популяция комаров разрослась тучная. Пышный рой братьев наших меньших организовал египетскую рулетку для астрахнцев. Летом, как вы помните, были зафиксированы десятки случаев заражения лихорадкой Западного Нила. Но то ли местные жители оказались ловкими в уничтожении комаров, то ли просто повезло, но никто в итоге не заболел. Таким образом победу в египетской рулетке можно смело присудить жильцам дома 6 по улице 11-й Красной Армии. А вот победить обстоятельства и вновь стать членами цивилизованного общества пока не удалось.

Огорчённый мужик продолжал рассказ, становилось всё грустнее, рабочие толстой стаей вспорхнули со стола, один замешкался с лестницей и я успел кинуть ему: «Бог в помощь! Чем занимаетесь, мужики?». «Трубами!» моментально и коротко стрельнул словом работяга, схватил лестницу и устремился догонять остальных. Мой же собеседник сокрушённо помотал головой. В этом движении почувствовалось почти физическое неверие в успех занятий рабочих. Таким же примерно образом проведя еще несколько блиц-интервью, я отправился в общественную приемную указанного депутата.

Депутатский электорат

В огороженном сетчатом забором скверике было тихо, солнечно и томно. Час сиесты накрыл сад последними тёплыми лучами солнца. На лавочке жеманно сидел мужчина. Его борода с усами представляли сплошной ком шерсти. Ком раскрылся, в чёрную дыру рта опрокинулась стопка желтоватой жидкости, хлеб, килька и снова хлеб. «Кто ж самогон килькой закусывает!» - крикнул ему я, чтобы наладить контакт с представителем Человечества. Он окинул меня взором так, что чуть не упал, заявив: «я не фотогеничен!», и тут же принявшись мне позировать.

Сделав несколько снимков для истории, поднимаюсь по лестнице, прохожу коридор и вижу вывеску общественной приемной. Стучу, открываю дверь. Там идёт прием, и меня категорично просят подождать пять минут. Удаляюсь в сад. К мужчине с килькой и самогоном присоединяется девушка и ещё один мужчина. Такое впечатление, будто они восстали из земли. Смотрю по сторонам. За углом валяется кот, собака и ещё одно тело сидит, раскинув ноги, оперевшись спиной на стену приемной, словно человека убили выстрелом в упор. Запах сногсшибательного первача и посапывание тела заставили меня успокоиться.

Раньше здесь был детский сад «Солнышко», теперь от него остались одни солнечные лучи в сквере. В одном крыле здания с общественной приемной располагается жилищная контора и ЕИРЦ. За пять минут туда прошло несколько женщин в красивых нарядах. Мужчина с килькой, самогоном и своими друзьями молча взирают на проходящих, тихо комментируя, оценивая между собой наряды и форму посетительниц. Всё это напомнило передачу «Модный приговор».

В этот момент из приёмной вышли посетители в... рабочих комбинезонах. Меня это уже не смутило: в районе полным ходом идут работы! Как оказалось, это были активисты. Меня порадовало такое начало.

К слову сказать, я никогда раньше не был ни в одной приемной «Единой России» и ожидал чего-то такого, с привкусом чиновничьего духа. Знаете, это такое чувство, когда ненароком съел пролежавшую в серванте пять лет печеньку. Прогорклость некая возникает.

Бывает такое, что общаешься с чиновником, а ощущение разговора на поминках не покидает тебя. Напротив, меня встретила деловая женщина, помощник депутата. Нина Владимировна предложила мне усаживаться поудобнее и изложить проблему или проблемы, приведшие меня к ней... Точнее, шёл-то я аккурат к Андрею Павловичу, но его на месте не оказалось. На вопрос о его местоположении, помощник депутата ответила, что он на работе. Указать место работы человека, получившего большинство голосов на округе, помощник отказалась.

«Странно, - подумал я, - ведь это место так или иначе указывалось тогда еще кандидатом в депутаты. Ведь не выберут же люди «просто» Булыгина, а проголосуют за плотника, врача, юриста, может быть даже за водителя Булыгина, но никак не за человека, указывающего в графе «работа» просто работу».

Ясности наводящие вопросы не дали и я продолжил беседу с помощником, пока сам депутат работал. Что же, у каждого своя работа, тут уж, как говорится, не подкопаешься. И продолжая тему анонимности, я представился местным жителем Максимом Ивановым. Начав было разговор о трубах и горячей воде, я получил исчерпывающие сведения об этом нарыве на теле округа. Оказалось, что еще в 2009 году трубы и винтили отопительной системы и горячей воды должен был принять на баланс новый собственник. Весь город приняли, но некоторые дома оказались за границами принятых участков. Как так получилось, и кто в этом виноват? Не приняли совсем уж изношенные системы. Ну не приняли и не приняли. Прошло три года, и они окончательно пришли в упадок, а попросту вышли из строя. Тогда управляющая компания предложила жильцам скинуться по три тысячи, из которых половина суммы ушла бы на работу, а вторая непосредственно на оборудование. Об этом оповестили жильцов, оставшихся без воды.

И тут мнения людей диаметрально разошлись: половина злополучного дома оплатила требуемую сумму, а вторая, соответственно, пожалела несчастные тысячи. И если первой половине показалось достаточным простой оплаты по отмашке компании, то вторая часть жильцов задалась сразу несколькими вопросами, суть которых сводится к следующему: «А какого, собственно, лешего мы должны платить?!». Вопрос, замечу я, резонный. И как не пыталась управляющая компания объяснить людям, мол, половина суммы пойдёт авансом в счет будущих оплат за коммуналку, как не старались «облагоразумить» людей, ничего не вышло. Вернее будет сказать, половина вышла, а половина не вышла. Несколько десятков метров останков труб без воды продолжали лежать под землей, а жильцы не захотели переподключаться к городской сети за свой счет.

Внимательно оглядываю приёмную. Более чем скромная обстановка. Из восьми ламп на потолке горит одна. Чисто, аккуратно, рабочая атмосфера, за столом депутата сидит помощник. Мы беседуем уже около двадцати минут, и за все это время я ни разу не испытал негативных эмоций.

Нина Владимировна переходит к отчёту о решении проблемы. Уже подключили прокуратуру, вынесшую предписание подключить дом к горячей воде и отоплению. К дому имеет непосредственное отношение и руководитель одного из отделов обладминистрации. Подключили и его, и вообще всех, кого можно было подключить. Только не воду. В окно приёмной сочится осеннее солнце, за окном слышится гул обывателей синего скверика. Нина Владимировна вздыхает: «Как закрыли вытрезвители, так спаса от них нет. На меня уже тут и с ножом бросались.

Полиция бессильна справиться с ними. Мы выступаем за возвращение вытрезвителей». Отвлекшись на медленно резвящихся на солнышке любителей отдыха в тени сквера, мы возвращаемся к основной теме. Как оказалось, решение проблемы пока все еще лежит на плечах самих жильцов. То есть оплатить по три тысячи им все же придется. А если не будут? Управляющая компания подаст в суд. Таким образом появилась несостыковка: предписание прокуратуры о подключении дома есть, дом не подключают, а с жильцов безуспешно пытаются собрать деньги. Сорок квартир при этом мужественно держат финансовую оборону.

- Может быть стоило посетить собрание жильцов и на месте разобраться в ситуации?

- Пожалуйста, у нас есть приемная. Приходите, собирайтесь, все вместе обсудим.

Я живо представил 80-ти квартирный дом, собравшийся в помещении на десять квадратных метров.

Нина Владимировна неожиданно успокаивает меня: «Не переживайте, с первым морозом все подключат. Размораживать дом уголовное преступление. Подключат обязательно».

«Мы с Андреем Павловичем»

Тёплое солнце за окном не предвещало мороза и скорейшего разрешения ситуации. В итоге природа решит этот гордиев узел из прогнивших труб. В противном случае по предложенной логике астраханцам придется тянуть трубы до ТЭЦ-2. «Вы перегибаете палку!» - возразят нам, вот только в чем разница между заменой труб на участке от дома до основной сети и прокладкой до самой ТЭЦ? Принцип-то один: люди вынуждены оплачивать «ничейный» кусок трубы, которой сейчас считай и нет вовсе, то есть прокладывать коммуникации. Через несколько лет трубы вновь придут в негодность и всё начнется по новой. Подарили людям возможность купить и уложить трубу. А кто против, тем предпишут оплатить и еще пени возьмут.

Денег же у депутата, по словам Нины Владимировны, нет. Бюджет годовой составляет миллион. Тут же мне объясняют: за четыреста тысяч сделаны остановка на улице Бориса Алексеева, ещё на четыреста оборудуют детскую площадку во дворе, прилегающем к общественной приемной... А ещё нужно ремонтировать школы. Бюджет расписан, помощь только в решении сложившейся аховой ситуации. Подивившись странному распределению бюджета, я услышал от помощника, что сам депутат не коррумпированный. В самом деле, тяжело поддаваться на искушение коррупцией, когда депутат работает в секретном месте, а его помощнику дать взятку может только человек лишённый разума - настолько сильное производит впечатление этот человек, что даже мысли об этом возникнуть не может.

После вспомнилась жалоба жильца на жуткую вонь по ночам и даже днём, если случился штиль. И тут помощник депутата оказалась в курсе событий. Дело в том, что очистные сооружения, расположенные неподалеку, построены ещё в советское время и устарели морально. «Водоканал» так и не смог решить этот вопрос. Нина Владимировна занимается этой темой, однако самих жильцов в массе своей это не беспокоит - привыкли за долгие годы соседства с этими авгиевыми конюшнями человеческой жизнедеятельности. Сейчас район активно застраивается, и нагрузка на канализацию возрастает. Пропорционально этому растет облако зловония, стелящееся по округе, заполняя собой каждую щель, заставляя жителей плотнее закрывать окна. И здесь, как и во многих других случаях, сами люди не проявляют никакой активности. А ведь могли бы придти и пожаловаться.

Таким образом и получается: самые пробивные ходоки выбивают себе детские площадки, остановки и другие полезные штуки. В это же время остальные на всё махнули рукой и только брюзжат. Вот и с очистными сооружениями приходится работать помощнику депутата без массовой поддержки местных, привыкших.

Прощаясь с Ниной Владимировной, я представился и положил перед ней редакционное удостоверение. Она попросила написать обо всем объективно. Я выполняю вашу просьбу.

Выходя из кабинета, у меня было двоякое чувство: со мной час общался человек, обладающий информацией о всем округе, обо всех его проблемах, касающихся сотен астраханцев, сидящий на депутатском месте уверенно, опытно, словно это и есть депутат. Такому помощнику позавидовали бы многие руководители любого ранга, равно как и другие депутаты. С другой стороны я всю беседу слышал «мы с Андреем

Павловичем», «Андрей Павлович», «я, то есть Андрей Павлович решил»... На пороге приёмной рассматриваю Андрея Булыгина: улыбающийся человек в белой рубашке с чёрным галстуком держит на плече пиджак на фоне голубого неба. С ним хочется поздороваться, познакомиться и сразу махнуть на рыбалку. К сожалению, портрет на календарике-визитке не может говорить, только улыбается на фоне реки и неба.

Спускаюсь по лестнице. На меня смотрят зароившиеся пчелы, опыляющие самогонные точки. Я выхожу из скверика и осматриваю округ Нины Влади... депутата Андрея Павловича Булыгина. Такое приятное впечатление в целом - рабочая суета, грамотный и тактичный помощник, несколько испортила инфантильность самих граждан. Ну вот не ходят, хоть убейся, не жалуются, а потом, когда зуб (читай: трубы) сгнил, бегут к стоматологу (читай: к депутату).

...Придя домой я мысленно простил Нину Владимировну за то, что она так и не сказала, где работает Андрей Булыгин. Согласитесь, было бы странным давать эти сведения первому попавшемуся человеку, коим и оказался я. Стоп, а как иначе-то тогда? Депутат ведь суть лицо общественное, значит, ему и скрывать от нас нечего. Всё, что удалось выяснить: старается для района, суетится, выбивает и не берет взятки. «Небратель взяток» - новая специальность или, быть может, профессия? Ну да ладно, ничего страшного, подумал я и вприпрыжку побежал домой на другой конец города.

Яков Горбунов,

"Факт и компромат" № 38, 26.10.2012 г.

comments powered by HyperComments