Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Александр Жилкин: "Работать на позитив"

19.12.2012, 10:06

 

В конце года принято подводить итоги. Каким был этот год для Астраханской области? Оказались ли темпы развития такими, как ожидалось? Какие планы удалось реализовать, а какие — нет и почему? Что ожидает нас в будущем?

Все эти вопросы «Горожанин» решил напрямую задать губернатору Астраханской области Александру Жилкину.

Александр Александрович, в начале года вы поставили задачу в течение пяти лет привлечь на триллион инвестиций и утроить бюджет, доведя его с нынешних 30 до 100 млрд рублей. Между тем, недавно областная дума приняла бюджет, где на 2015 год заложено немногим более 30 млрд рублей. Достижима ли поставленная Вами задача?

— Когда формируется бюджет на ближайшие три года, за точку отсчета берется сегодняшнее состояние региональной экономики. Нельзя просто взять и разделить планируемое увеличение на эти годы и написать: 50, 60 и 70 миллиардов. Это было бы непрофессионально и глупо. Поэтому бюджет корректируется в течение года — желательно в сторону увеличения, что и будет, я уверен. А для того чтобы получить 100 млрд рублей, надо не просто сидеть и ждать, когда эти миллиарды появятся, — нужно пахать, и очень напряженно. Нужно реализовать ту программу социально-экономического развития, которая на сегодняшний день сформирована и в которой определено, что за пятилетие нужно привлечь один триллион рублей инвестиций. Это средства, которые уже сегодня просчитаны с точки зрения тех проектов, по которым мы имеем понимание на ближайшие пять лет. И этого будет достаточно для того, чтобы получить мультипликативный эффект. Они должны привлечь за собой дополнительные проекты инфраструктурного плана, новые производства, что и даст в результате очень напряженной работы искомую сумму средств, необходимую региональному бюджету для решения всех злободневных проблем, которых у нас очень много. И эта задача будет выполнена. Другое дело, что она непроста.

Вы сказали: чтобы привлечь триллион рублей инвестиций, надо очень много пахать. Но у нас половина этой суммы уже практически есть — это инвестиции Лукойла и Газпрома. Значит ли это, что область продолжает сидеть на нефтегазовой игле?

— По цифрам вы ошиблись: половину этой суммы дают не Лукойл и Газпром, а только Лукойл — 500 миллиардов рублей за пять лет. Газпром еще свою декларацию о комплексной программе расширения мощностей не объявил, и это будут дополнительные средства.

К нашему счастью, на игле мы не сидим. Мы не относимся к общему представлению, что если какая-то территория занимается нефтью и газом, то это игла. Мы регион развивающийся. И компания Лукойл, вкладывая инвестиции, сегодня помогает нам диверсифицировать экономику и снижает долю нефтегазового сектора в валовом региональном продукте. Если в 2008 году эта доля была 28%, то в этом году топливно-энергетический комплекс в ВРП составляет 13%. Получается это следующим образом: Лукойл, придя и приняв решение разрабатывать месторождения на севере Каспия, стал вкладывать деньги сначала в инфраструктуру этих месторождений. То есть заказывать буровые комплексы, вспомогательные суда. Им необходима сборочная площадка, специально бетонированные трубы, чтобы с морских месторождений выводить углеводородный продукт на землю. Им нужны сервисные компании, которые будут обслуживать месторождения. И в результате перечисленные направления стали развиваться. Стало подниматься судостроение, предприятия стали модернизироваться, увеличивать рабочие места, появились дополнительные огромные объемы работ. Тут же параллельно стал строиться завод по производству бетонированных труб, пришла компания Шлюмберже, которая строит сейчас базу в Наримановском районе. В то же время к программе развития подключилась энергетика и сетевое электрическое хозяйство, потому что нам нужно больше энергии, нужно иметь возможность ее пропускать по тем сетям, которые мы имеем. Только по городу Астрахани в этом году было пущено несколько объектов, а каждая подстанция — это не один миллиард. И это все делают другие компании, они не должны отстать от общей программы развития, которую зафиксировала компания Лукойл и которая заложена в общей программе развития региона. Стали развиваться сетевые компании, а их вклад каждый год — это 2,5-3 миллиарда. Плюс к этому построена новая ПГУ-110, сейчас строится ПГУ-235 в мкрн Бабаевского, это тоже вклад в экономику (почти 14 млрд руб.), 44-мегаваттная ПГУ в Знаменске, подстанции в Красном Яру, в Ахтубинске. Поэтому, если в целом посмотреть, вхождение Лукойла повлекло за собой серьезные заказы по многим отраслям нашего промышленного комплекса, начиная от судостроения и заканчивая портами, которые увеличивают свои мощности и строят новые терминалы, чтобы удовлетворять растущие потребности по перевалке в том числе не только с российского шельфа, но и Казахстанского, Туркменского.

Вы немного предварили мой вопрос: у нас существует или, по крайней мере, существовала проблема подключения к сетям новых объектов.

— Она стара, как мир, и когда мы начали реализовывать первый этап программы социально-экономического развития региона, то столкнулись с проблемой дефицита электрической энергии. Этот дефицит замещался приобретением электрической энергии на европейском рынке, но пропустить эту энергию по древним сетям, которые были построены в 50-70 гг. прошлого века, невозможно. Поэтому была разработана программа с ФСК и с МРСК, расписанная по годам, утвержденная, и она исполняется. Поэтому строятся и подстанции, и центры, и генерация. Кстати, Газпром начинает с нового года строить еще одну генерацию на 220 МВт. Поэтому при пуске всех этих генераций в 2014 году мы будем иметь уже достаточный объем электрической энергии здесь в Астрахани, и даже, возможно, на первом этапе будем ее продавать.

У нас начинается второй этап социально-экономического развития региона. Какие отрасли станут точками роста, помимо судостроения, которое традиционно было одним из локомотивов?

— Судостроение у нас не такое уж и традиционное. Это легко так говорить, когда оно работает. А вот когда оно в 2005 году упало, мы его подняли, а в 2008-м оно опять упало, и мы его смогли вытащить только в 2010 году и поставить достаточно устойчиво на рельсы, то говорить о традиционности сложно.

Поэтому точками роста определены все направления. Вы знаете, что в кризис мы сделали упор на сельское хозяйство, потому что видели: в этот период оно может стать отправной точкой развития региона. Оно и стало. Мы взяли миллион тонн урожая, это была планка, которая позволяет Астраханской области реально влиять на реализацию программы России по продовольственной безопасности. Когда ты делаешь 200-300 тысяч тонн — ну делаешь и делаешь, но большой роли или веса в общегосударственной программе не имеешь. Мы имеем. Второй год подряд. В прошлом году астраханские аграрии вырастили 1200 тысяч тонн, в этом — 1300 тысяч. Сейчас задача уже не стоит сделать полтора, два миллиона. Задача, внедряя новые технологии, новые элементы поддержки сельского хозяйства, дать им возможность эффективно торговать. Проблема реализации складывается из двух причин. Первая — в июле-августе урожай собирает вся страна, даже Сибирь, и это тяжелый период. Неслучайно был запущен несколько лет назад проект по созданию овощехранилищ для овощей, бахчевых. Надо отметить, сначала проект шел тяжело, сегодня он очень хорошо реализуется, построено несколько десятков хранилищ общим объемом 150 тысяч тонн продукции. С другой стороны, мы реально помогаем и подсказываем аграриям, какой ассортимент продукции надо выращивать. Нельзя сидеть на одной продукции, потому что цена колеблется ежегодно. В позапрошлый год цена на картошку была 20-26 рублей, брали с поля, а в этом году — 9. Но мы-то с вами хотим брать дешевле. Есть противоречие двух групп людей: те, кто производит, хотят дороже продать, другие хотят дешевле купить. Надо искать золотую середину, чтобы выгодно было тем и не накладно другим. Посему сейчас решается задача, как растянуть срок реализации продукции, чтобы не продавать ее за копейки, как ее сохранить и какой объем переработать. Нельзя весь миллион тонн переработать — это мы можем, но её надо ещё и продать. Сейчас увеличиваются объемы, мощности, идет очень серьезная модернизация перерабатывающих предприятий, идет заморозка — тоже проект, который недавно стартовал, лет пять назад запустили. До этого сельхозники считали: что это за глупость — морозить овощи, резать их? Однако весь мир это делал, магазины России были завалены импортной продукцией. И мы в этом году 25 тысяч тонн заморозили. То есть мы очень серьезный сегмент забираем в стране. И это дело будем наращивать.

Ну и, конечно, надо реализовывать проект круглогодичного выращивания продукции, что даст большое преимущество астраханским аграриям. Если мы все-таки реализуем этот проект, то очень серьезно потесним с рынка некачественную турецкую и иранскую продукцию.

Кроме того, у нас сейчас большие надежды на новый проект, новую продукцию. Я имею в виду промышленное выращивание хлопка. На следующий год мы начинаем это дело с Союзом текстильщиков РФ и засеваем площади, с каждым годом будем их увеличивать, здесь же будет строиться первичная переработка хлопка, потому что возить воздух накладно. Это будет новый очень дорогой товар, который, я думаю, станет дополнительным интересным видом сельскохозяйственной продукции для наших аграриев. Это новый и для страны вид сырья. Хлопок на мировом рынке очень дорогой, нам его продают по баснословной цене, что, конечно, делает нашу текстильную промышленность неконкурентоспособной по сравнению с тем же Китаем. Поэтому надо было заручиться поддержкой федерального правительства. Сегодня это есть, нас не просто поддерживают, даже подталкивают. Но сажать надо именно астраханские семена. Поэтому на следующий год высаживаем 100 га для получения астраханских семян. Параллельно министерству промышленности РФ правительством России поставлена задача полностью механизировать процесс сбора этой продукции. Хлопок в России выращивать можно только у нас, и это дает нам конкурентные преимущества, которыми надо воспользоваться.

Еще мы начали сотрудничество с греками — они помогут нам возродить сады. Саженцы привезены, часть их уже посажена. Сначала черешня, потом персик, яблони. Потом начнем производство здесь привоя, то есть самих саженцев от генетического материала, которым славится Греция, и будем реализовывать их по всей нашей стране, где найдутся желающие.

На какой стадии сегодня создание особой экономической зоны? Какие преференции получат ее резиденты? Какие предприятия, кроме судостроительных, будут представлены в ОЭК? Сформирован ли уже первоначальный пул?

— Идея родилась в этом году, для того чтобы повысить конкурентные возможности нашего судостроения. Потому что мы вышли уже на уровень, когда боремся за заказы не с российскими судостроителями, а именно с мировыми - турецкими, арабскими, сингапурскими. Нужно было найти решение, позволяющее снизить издержки. Согласно законодательству, это можно сделать через создание таких промышленных экономических зон. Но это не предполагает, что там будет только судостроение. Там будет еще большой набор агентов, которые будут заниматься производством высокотехнологичной продукции. То есть это не площадка, где будут делать деревянные ящики, которые мы делали сто лет назад. Здесь будет только инновационное производство. Данная площадка позволит судостроительным компаниям снизить на 15% затраты на строительство того или иного объекта за счет преференций. Во-первых, со стороны государства будут выделены средства на создание недостающей инфраструктуры, а предприятия начнут модернизироваться, при этом будут освобождаться от ряда налогов, таможенных платежей, НДС и т.д. Это даст им возможность быстро перевооружиться, приобрести самое современное оборудование, которое необходимо для постройки судов, буровых комплексов, и быть конкурентоспособными. Тогда они выходят на заказ, выигрывают его, увеличивают объемы, число рабочих мест. За счет возрастающего оборота они больше будут платить налогов, то есть, так или иначе, мы будем иметь преимущество через рабочие места, объемы, высокую зарплату и т.д. Надеюсь, что в начале следующего года все будет принято и начнется реализация.

За последние три года основные показатели социально-экономического развития Астраханской области во многом опережают российские. Однако темпы ввода жилья отстают от других показателей. Выйти на миллион квадратных метров так и не удается. В чем причина? Чего ожидать тем, кто еще продолжает ютиться в ветхих лачугах позапрошлого века?

— Когда меня спрашивают, когда будет миллион, я хочу задать вопрос: а зачем? Если только для цифры, то это бессмысленно. Это такой же бизнес, сектор экономики. Строительные компании должны построить, а потом продать и получить прибыль, чтобы строить дальше. Конечно, можно было бы сказать, что строительная отрасль буксует. Больше, чем строителей, я не критикую никого. И за качество, и за скорость и т.д. Но строительные объемы будут расти, только если будет спрос. А он в кризис упал, потом подрос и сейчас где-то на уровне 2007-2008 гг. Кстати, тогда мы немного разбаловали людей, когда за счет федеральных средств переселяли всех и вся. Я бы, конечно, это продолжил в тех же объемах. Но, к сожалению, мы потеряли 38% в 2009-2010 гг. и только в 2011 восполнили. Программа переселения ветхого и аварийного жилья будет, и меня очень порадовало, что президент в послании это утвердил как задачу №1, а так как мы попадаем в перечень самых ветхих городов с наследством 250-летней давности, то эта активность со стороны участвующих бюджетов будет возрастать. Другое дело, что муниципалитеты не имеют тех финансовых возможностей, которые позволили бы активизировать муниципальный заказ.

А то, что реализуется на рынке, идет согласно логике экономического процесса. Для тех, кто нуждается, есть несколько вариантов. Один из них — ипотека, но ипотеку не все могут взять, потому что среднюю зарплату надо поднять. Поэтому бюджет кидает деньги на повышение зарплаты, в первую очередь, интеллигенции — врачам, учителям, сейчас работникам детских садов и т.д, чтобы доходы этой категории были достаточными для того, чтобы взять кредит или ипотеку.

Большие надежды возлагались на создание регионального дорожного фонда. Тем не менее, областной центр продолжает задыхаться в пробках, и своими силами городу эту проблему не решить. Какова перспектива развития транспортного узла Астраханской области, в том числе строительства третьего моста через Волгу, и других объектов, которые должны разгрузить улицы областного центра?

— Да, Астрахань — город с очень узкими дорогами, старый. Никто не собирается старые дома ломать и делать проспекты. Даже в рамках преобразований, строительства нового жилья это сложно, легче построить новый город на пустыре. Мне задают вопрос, когда же будет построен третий мост через Волгу, — как будто бы это была заветная мечта астрахан-цев! Этот проект очень амбициозный, потому что все города России на Волге имеют максимум один мост. Мы его придумали для того, чтобы разгрузить городские дороги и уменьшить пробки, которые возникают и будут наращиваться за счет увеличивающихся возможностей жителей области покупать машины, причем дорогие. У нас более 70% машин в городе — это иномарки, в соседнем Волгограде их всего 30%. Но это очень хорошо, меня радует, что астраханцы могут себе это позволить. Мост очень дорогой, мы его тихо пробиваем, потому что если кто-то из дотошных чиновников в правительстве увидит, что это третий мост в одном городе, то, конечно, могут и отказать.

А вот дорожный фонд, который, слава богу, начал в этом году действовать, сформируется в основном из доходов чисто областного бюджета, потому что транспортный налог копеечный, а мы в этом году имели 2,2 млрд рублей. Но я понимал, что нужно больше средств, чтобы в короткий промежуток времени по всей области, по магистралям, внутригородским, поселковым дорогам сдвинуть ситуацию, потому что не секрет, что 20 с лишним лет это все не финансировалось. Конечно, я сегодня не могу похвалиться, что город выполнил все то, что мы предполагали, часть денег по дорожному фонду городской власти пришлось вернуть, потому что они их не освоили. Я это предполагал, для меня это не является критичной, ужасающей ситуацией. И это не только в Астрахани. Во-первых, не во всех муниципалитетах имеются дорожные предприятия. В Астрахани уперлись в проблему: во дворики, в малые улицы с тяжелой техникой не войдешь, нужна новая техника, нужны структуры, которые этим займутся. Надо отдать должное: на 2 млрд новой техники купили. И в следующем году будет уже легче. Но этот год был разгонным, поэтому я никого не обвиняю. У нас эффективно сработали только четыре района — Черноярский, Красноярский, Енотаевский и Харабалинский.

Надеюсь, что мэрия к следующему году подготовится должным образом, то есть будут проекты и по улицам, и по дворам, и по развязкам, пробивкам. Там очень много проектов, но они должны быть сформированы, если проектов нет — деньги не выделяются. Та сумма, которая нужна сегодня городу с точки зрения серьезного изменения ситуации по дорогам, мне известна и меня не пугает — на ближайшие годы это около 3,5 миллиарда. Поэтому нужны только проекты и желание.

Проблема ЖКХ сегодня волнует всех. Тарифы на услуги ЖКХ растут быстрее доходов населения. При этом каждый раз, заявляя об очередной программе модернизации, нам говорят, что со временем эти вложения дадут возможность сдерживать и даже снижать тарифы. Однако ничего подобного не происходит. Как Вы считаете, почему?

— Однозначно понятно — нужна полная модернизация всей системы. Если ее не сделаем, так и будем иметь некачественные услуги: грязную воду, перебои с электричеством, скачки напряжения, рост тарифов, который злит населения, и меня тоже злит, потому что мне такие же счета приходят. Мы приступили к этой работе. Все котельные и кочегарки, которые стоят на территории Астраханской области, очень неэффективные. У них КПД не превышает 50%. То есть 50% идет как полезная отпускная энергия, а 50% — в воздух. А все это закладывается в тариф, мы за все это платим. Поэтому тарифы не стабилизируются и не уменьшаются, а только растут. В один год эту программу, даже если предположить, что мы набрали денег, сделать нельзя, потому что это все — новая стройка. Но мы постоянно серьезно двигаемся в этом направлении, по всей области строим новые котельные с КПД 96-98%. Это другое качество и другие отношения с потребителями. Мы даже делаем солнечный город в Нариманове, и если все будет успешно, мы перейдем на другие муниципалитеты. В то же время Лукойл купил тепловую генерацию и тепловые сети Астрахани, которые висели над муниципалитетом, как дамоклов меч — одни утечки, потери, обогрев воздуха. Да, они сейчас еще не изменили ситуацию, но приступили, у меня есть договоренность с Вагитом Юсуповичем Алекперовым, они будет вкладывать, начиная со следующего года, серьезные деньги для того, чтобы генерацию модернизировать: заменять текущие трубы под землей, убирать верхние трубы, которые портят облик города. В этом направлении мы очень эффективно двигаемся, но еще раз повторюсь — нужно время, даже не деньги, деньги есть, но их освоить в течение года просто нереально. Применяются новые технологии, новые трубы, с другой изоляцией: наносится покрытие, которое фактически на 100% изолирует трубу, и тепло не уходит в воздух. Мне очень хотелось бы, чтобы и управляющие компании, и ТСЖ, и непосредственное управление были в курсе этих процессов и участвовали. Поэтому мы создали сегодня ресурсосберегающий центр, где показываем, какие технологии можно применять, какое энергосберегающее оборудование, приборы ставить, в том числе бытового характера. В этом году проводили несколько конференций по энергосбережению, внедрению новых технологий. Только в областном бюджете мы закладываем 500-700 миллионов на помощь муниципалитетам на модернизацию и строительство новых агрегатов, производящих коммунальные услуги. И если двигаться дальше в таком направлении, то нам удастся для начала стабилизировать, не допускать роста тарифов и даже пойти на снижение.

Скоро новый год, что-то хотите пожелать астраханцам?

— Хочу всем пожелать, конечно, добра, благополучия, уверенности и оптимизма. Любые проблемы надо решать, опираясь на позитив. Если вы концентрируетесь только на негативе, на том, что все плохо, то негатив к тебе и притягивается. Поэтому я вижу очень хорошие перспективы развития региона и города Астрахани как его центра. Но для этого всем нам нужно очень много работать, каждому на своем участке. Понемножку, я же много не требую. Например, посади цветок в горшочке на своем балконе — это будет твое участие в озеленении города. Если каждый из 600 тысяч населения города Астрахани посадит один цветок — представляете, сколько у нас будет цветов? Поэтому я желаю вам добра и успеха. С Новым годом!

Беседовала Вероника ИОШКО,

"Горожанин" № 50, 19.12.2012 г.

comments powered by HyperComments