Разбито сердце и весь свет сгорел дотла!.. 

Но паяц я и публика должна быть весела.

Могутный дирижёр руками Валера КАРГИН, подрабатывающий директором в одном провинциальном театре, скучал…

На дворе ноябрь, до ёлок  далеко, а креативность свербит.

- Чё бы сгваздать? – наморщив ум, думал Каргин.

  Думал он, думал и решил посмешить публику, поставив оперу. 

 И поставил! Не жалея сил! Сюжет, кто не помнит, про душевные муки артиста, оконченные убийством своей супруги хозяином труппы бродячих актёров. То, что он поставил, напоминало бы цирк, если бы не было так грустно.

Снующие ни к селу, ни к городу фотографы, смешение костюмов и эпох вызывало усмешку.

Если бы у публики не кончились дохлые кошки, все они были бы на сцене. 

Нет, оркестр играл, иногда его даже было слышно. По сцене бродили какие-то люди, пытаясь петь. Причём практически всегда попадая в ноты. Пели они намного лучше, чем ЛОР-инвалиды  отечественной эстрады, но это ещё не опера. Канио ещё можно простить, он сильно простужен, а вот Недду не за что упрекнуть, она на затяжной диете. Остальные тоже старались как могли, особенно курица. Хотя многие надеялись, к стыдливо торчащим микрофонам никто из них не приближался.

Не подвело артистов и чувство сцены – в оркестровую яму никто так и не упал, к разочарованию Максимовой.

Доставило радостные чувства лишь одна несомненная, гениальная режиссерская находка – гламурно-незабвенное гнездо с крылами, опущенное на пенёк под изумлённые взгляды зрителей.

Представление удалось на славу! Зал был полон. Добрая публика благодарна. Что имеем, то и заслуживаем.

Дмитрий Строкин, Астраханский общественно-политический еженедельник "Факт и компромат" № 47 (607), 5.12.2014 г.