Легендарные здания в Астрахани в упадке: дом Воробьёва

Говорить о плачевном состоянии памятников архитектуры в Астрахани можно бесконечно. Есть среди них здания, судьба которых беспокоит особенно. Первым из знаковых строений Астрахани, находящихся в упадке, отметим знаменитый доходный дом Воробьёва, расположенный по улице Адмиралтейская, 48, возведённый в самом конце XIX века. О том, что значит это здание для астраханцев, мы поговорили с краеведом Сергеем Львовым. Ранее AST-NEWS.ru публиковал c ним серию бесед об историко-культурном наследии нашего города.

- Вы очень грамотно подняли эту тему. Объекты, о которых будет идти речь, представляют собой лицо исторического и культурного наследия Астрахани. Они заслуживают уважения и принятия срочных мер, чтобы найти им достойных владельцев, которые бы действительно радели за архитектурный облик внешних фасадов и интерьеров. Этот момент особенно очевиден для памятника по Адмиралтейской, 48, который именуется домом Воробьёва. Хотя здесь есть маленькая натяжка: Иван Петрович Воробьёв умер в 1896 году, а настоящей владелицей здания была его вдова Пелагея Ивановна.

История их брака поистине удивительна. Он вытащил из воды за огромную толстую косу тонущую рыбачку на собственном промысле. Спасённая Пелагея оценила благородство души и самоотверженность Ивана Петровича. Его восхищение милым женским личиком, точёной фигуркой и, конечно, размерами косы избранницы не знало границ. Возникшая взаимная симпатия привела к браку, который оказался счастливым невзирая на разницу молодых в 26 лет.

Отец Ивана Петровича Воробьёва, Петр Тимофеевич Воробьев, как и многие известные представители астраханского купечества: Губины, Косовы и другие, был выходцем из крестьян. Так что все те хрестоматийные истины, что внушались нам в институтах во времена СССР, что, мол, в царской России богатство и влияние передавались исключительно по наследству, господствовали династии, отсутствовали социальные лифты, оказались лишь легендами. В действительности особых препятствий для развития бизнеса талантливых, инициативных, думающих людей в Российской империи не создавали, и они при должном усердии вполне могли преуспеть.

Будущие купцы Воробьёвы были выходцами из села Семирублевого, ныне Бахтемир. Поначалу успешно занимались исключительно рыбным промыслом и продажей собственных уловов, на чём сколотили хорошее состояние, будучи людьми оборотистыми и предприимчивыми. Особенно за мирскими благами не гнались. Сам Иван Петрович Воробьёв ютился на различных съёмных квартирах в районе. Так, на нынешней улице Чехова, ранее называвшейся Казанской, он жил в неприметном доме №13, сохранившимся до наших дней.

Собственно, «Дом Воробьева», благолепие и роскошь, отличающие этот особняк на Адмиралтейской, ранее Пристанской, созданы после кончины Ивана Петровича на семейные капиталы усилиями его вдовы Пелагеи Ивановны. Здание-памятник внесено в реестр объектов культурного наследия именно как «Дом Воробьева», что отвечает принципам исторической справедливости. Дело в том, что Иван Петрович Воробьев был феноменальным благотворителем. Мы привыкли вспоминать добрым словом Варвация, Лианозова, Сапожниковых, Губиных, Репиных, Беловых, Косовых, памятуя об их выдающихся пожертвованиях в пользу города Астрахани. Между тем, в первых рядах этих благодетелей должен быть по праву поставлен Иван Петрович Воробьёв, который был одним из спасителей астраханского населения в печально знаменитый голод 1891-1892 годов. Тогда в результате неурожая, недолова и ряда иных тяжких обстоятельств в Астрахань потянулись вереницы голодных людей со Среднего и Верхнего Поволжья. Говорить о том, что здесь их ждали райские кущи, не приходилось: местные бедняки сами питались нехорошо. Необходимо было принять срочные меры, чтобы спасти непрошенных гостей от голодной смерти. Тогда Иван Петрович Воробьев выстроил за свой счёт «Воробьёвскую дешевую столовую». Её фрагмент сейчас можно увидеть на улице Марии Максаковой, 7, где сейчас расположен детский сад.

До сих пор на главном фасаде можно увидеть надпись «1891». Это сердцевина большого комплекса, где располагались кухня и администрация, а по бокам были два огромнейших зала, куда обращались нуждающиеся. Первые обеды были бесплатными, затем взималась символическая плата. За восемь копеек можно было получить тарелку щей с мясом и фунтом хлеба, отдельно фунт хлеба продавался за две копейки. Эта сумма была минимальной, её было легко заработать.

Воробьёвская столовая существовала до 1910 года. Пелагея Ивановна достойно продолжила дело мужа. Сооруженное ею же здание Александровского приюта, в котором ныне по Максаковой располагается кожно-венерический диспансер, она тоже отдала под проживание неимущих. В ознаменование 400-летия Астраханской епархии рядом с храмом по имя Покрова Пресвятой Богородицы на Покровской площади в 2002 году установлен памятный знак с именами астраханских меценатов и благотворителей 19 века, купцов Воробьева, Губиных, Репина и Федорова.

Очень жаль, что немногие знают астраханцы знают о существовании этого знака. Между тем, люди, чьи имена высечены на нём, составили честь, хвалу и славу Астрахани, были её совестью. Вклад их достоин постоянного благоговейного поминовения.

В этом году исполняется 130 лет всероссийского голода 1891-92 годов, но вряд ли кто-то будет поминать эту печальную дату. Важно не забыть, что виднейшим деятелем, который способствовал ликвидации последствий этого голода, был Иван Петрович Воробьёв, имя которого носит здание – памятник по Адмиралтейской, 48. В этом году, кстати, исполняется 180 лет со дня рождения И.П. Воробьёва.

В этом здании длительное время находилась первая в Российской империи морская исследовательская станция, куда входил музей, библиотека, лаборатории, где велись ихтиологические и прочие исследования. Именно эта станция стала предтечей КаспНИРХа. После революции строение перешло в ведение наркомата морского и речного транспорта, там в течение многих лет располагалась поликлиника для работников Нижневолжского речного пароходства.

Здание содержалось в приличном состоянии. Сохранялись старинные шкафы, великолепная лестница, плафоны, лепнина, зеркала и двери. Со временем внутреннее убранство обветшало. В 2008 году, когда Астрахани исполнилось 450 лет, под реставрацию здания, как памятника истории и культуры федерального значения, выделили хорошие средства. Наружный фасад памятника привели в порядок. Не знаю, велись ли какие-либо интерьерные работы, но снаружи дом засиял. Потом счастливый период в жизни памятника сменился упадком. Поликлинику передали в ведение Южного окружного медицинского центра Федерального медико-биологического агентства России, долгое время не эксплуатировалась, впоследствии новый пользователь от здания отказался.

Сегодня особняк на Адмиралтейской беспризорный. Никто его не эксплуатирует, и он 13 лет стоит в полнейшем небрежении. Арендатор до сих пор не найден. Для возобновления эксплуатации памятника истории и культуры, согласно действующему законодательству, нужно проводить грамотную реставрацию. Все эти изыскания требуют вложения серьезных финансовых средств. Требуется скорейшее проведение конкурса с участием специальной комиссии, но комиссию не формируют и конкурс не объявляют. В чьей собственности находится здание, и кто осуществляет надзор за его техническим состоянием, непонятно. Все эти годы здание не отапливается, что способствует его разрушению. Важнейшим условием передачи здания в аренду должно стать чёткое следование алгоритму проведения реставрационных работ. Арендатор должен понимать, что будет не просто платить символические деньги в бюджет, а должен провести реставрацию по всем правилам, с привлечением организаций, имеющих соответствующую лицензию. Основную роль здесь по законодательству должна сыграть служба по государственной охране объектов культурного наследия, которая должна вести постоянный надзор над состоянием памятника. Принять участие в работе службы на объекте всегда готовы общественные инспекторы и эксперты. Если мы допустим дальнейшее разрушение архитектурного памятника такого класса, то этому не будет прощения у следующих поколений астраханцев.

Беседовала Екатерина Некрасова