Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

В Каспийском регионе не должно быть стран-изгоев

05.09.2012 14:19

 

Фрагмент книги Гурии Мурклинской "Шахматы и геополитика: искусство побеждать без войны".

Мировые интеграционные процессы требуют обеспечения быстрого и бесперебойного движения грузопотоков между промышленно развитыми странами Запада и наиболее динамично развивающимися странами АСЕАН. Причем, страны Запады приветствуют почти исключительно широтную интеграцию и развитие транспортных коридоров по широтным поясам земли. Например, так называемый Великий шелковый путь.

Евразийские страны СНГ становятся при этом главными поставщиками сырьевых ресурсов, энергии, энергоносителей. Поскольку западные проекты транспортировки сырья прокладываются с учетом основной цели – всемерного способствования ослаблению и даже распаду России, каждый такой политизированно-экономический проект становится дополнительным фактором провоцирования региональной нестабильности. Иными словами, географические «узкие горлышки» и перекрестки международных транспортных коридоров – искусственно превращаются в яблоко раздора между странами региона.

Значительную роль в построении новой мировой экономической системы должен сыграть Каспийский регион. Если раньше Каспий был внутренним водоемом двух государств: России и Ирана, то теперь – это достояние пяти суверенных государств. Хотя по принятой в США классификации каспийские «новообразования» относятся к разряду несостоявшихся государств, тем не менее, в области прикладной политики, это значит, что все, существовавшие ранее, договоренности по Каспию, нуждаются в корректировке и дополнении. Идет формирование новой системы договоров, учитывающей изменившиеся реалии.

В последние годы мы наблюдаем усиливающееся давление на Иран со стороны США и даже Европы. Связано это, прежде всего, с желанием США посадить в ключевом с геополитической точки зрения регионе свое марионеточное правительство. Это дало бы США огромные преимущества: при шахском режиме США во многом через Иран контролировали регион Персидского Залива, оказывали давление на дружественные СССР-России страны региона. Исламская революция вернула контроль над природными ресурсами Ирана национально ориентированным политическим силам и сделало Иран из союзника основным противником США в регионе.

По отношению к России Иран проявлял и проявляет дружелюбие и готовность к полномасштабному сотрудничеству, что в условиях усиливающегося давления стран НАТО на Россию в связи с проведением ее руководством национально ориентированного курса во внешней политике, делает его важнейшим геополитическим союзником. Надо отдать должное взвешенной политике Ирана, соблюдению им прежних бессрочных российско-иранских договоров о дружбе и взаимопомощи.

На протяжении всех последних неспокойных лет Дагестан ощущал за спиной дружественный нейтралитет Ирана.

Начавшееся оживление дипломатических отношений России с Ираном, подписание договоров о развитии транспортного коридора Север-Юг может дать всем государствам этого региона мощный экономический импульс и вместе с тем, позволит государствам Каспийского региона достойно ответить на все геополитические и экономические вызовы нового времени. В случае реализации этих планов Дагестан станет ключевым транспортным узлом Северокавказского региона. Это позволит ему не только выйти из транспортной блокады последнего времени, но обеспечит внешний импульс, необходимый для начала собственного экономического подъема. Дипломатические шаги, означающие возвращение к полномасштабному сотрудничеству России и Ирана. Развитие Махачкалинского морского порта, обеспечив бесперебойное, зимой и летом, паромное сообщение с Ираном, позволит Дагестану стать динамичной частью этой инфраструктуры.

Но, вместе с тем, эти планы означают серьезное изменение соотношения сил в этом регионе, усиление позиций России и Ирана в противовес планам контроля над регионом со стороны США.

Одним из пунктов переговоров между Россией и Ираном в последние годы, кроме проблем, связанных со строительством атомной станции в Бушере, было также развитие интермодальных транспортных коридоров. Перспективным в стратегическом партнерстве Россия-Иран могло бы стать строительство судоходного канала Каспий - Персидский залив. Технико-экономическое обоснование проекта уже разработано: трасса канала должно пройти по северо-западу Ирана (по руслу реки Кызылузен) до озера Урмия и далее до реки Шатт-эль-Араб - общего низовья Тигра и Евфрата, где недалеко от места их впадения в Персидский залив расположены крупнейшие иранские порты Хорремшехр и Абадан. Это кратчайший путь из бассейна Каспия в бассейн Индийского океана, при транспортировке каспийской нефти в страны Восточной Азии.

Одной важных инициатив руководства Ирана можно назвать его предложения по экономическому и политическому преодолению наследия ирано-иракской войны 80-х годов, путем восстановления и развития ирако-ирано-каспийского транспортного коридора (этот коридор успешно использовался союзниками в годы Второй мировой войны). Северо-восточную границу Ирака отделяют от крупнейшего иранского порта на Каспии Энзели всего 330-350 километров иранской территории. Коридор, как предполагают в Иране, мог бы объединить прокладку нефтепровода и железнодорожной магистрали.

Дополнительной гарантией безопасности такого проекта, по мнению Тегерана, могли бы стать некоторые статьи бессрочного советско-иранского Договора о дружбе, добрососедстве и границе 1921 года, согласно которому Российская Федерация и Иран могут оказывать друг другу прямую военную помощь в случае угрозы безопасности этих стран со стороны других государств.

Этот канал, по меткому выражению посла Ирана в России, означает, что «у бутылки Персидского залива появится второе, северное горлышко». Предлагаемый Ираном проект канала предусматривает проход из Каспия в Индийский океан сухогрузов типа «река – море» водоизмещением 5 тысяч тонн (для сравнения Дунайско-Одерская система каналов пропускает только 2-тысячетонные суда). Косвенным доказательством важности этого проекта можно считать и степень противодействия ему стран НАТО: главным препятствием для его осуществления можно считать продолжающуюся оккупацию Ирака войсками альянса.

Особенно важным в сложившейся вокруг каспийской нефти напряженной ситуации, когда государства, не относящиеся к Каспийскому региону объявляют его зоной своих жизненных интересов и пытаются через сепаратные переговоры с лидерами отдельных государств, обеспечить на Каспии присутствие военной армады блока НАТО, представляется видение нашими соседями в Иране проблем совместной защиты акватория Каспия от любых внешних посягательств.

По мнению иранской стороны, и в этом их позиция полностью совпадает с позицией России: нет ни одной существенной причины для военного присутствия на Каспии стран, не относящихся к региону.

Более того, иранская сторона предлагала России доработать проект так, чтобы по каналу могли проходить суда Каспийской флотилии - эсминцы и крейсера водоизмещением до 10 тысяч тонн (Каспийская флотилия - старейшая из русских военных флотилий, ее первый корабль «Орел» был построен еще при царе Алексее Михайловиче в 1667-1668 годах). Можно только предполагать насколько возможность осуществления этих планов беспокоит заокеанских военных стратегов и политологов.

Кстати, планы строительства через иранскую территорию транзитного коридора и, в частности, нефтепровода на южный берег Каспия из Мосула (Северный Ирак) уже поставлены под вопрос оккупацией Ирака войсками НАТО. Между тем, у технико-экономического обоснования этого проекта большая история: его еще в 1919 году подготовили англичане, рассчитывавшие, что распад России в результате революции и гражданской войны, что позволило бы им захватить в свои руки Каспий и закаспийские области Туркестана. Собственно для этого и посылался в Азербайджан и Дагестан турецкий оккупационный корпус в помощь Деникину и так называемому имаму Гоцинскому. Если бы народы Дагестана не поднялись против Гоцинского и его иностранных помощников судьба Каспия и Северного Кавказа могли сложиться иначе. Но сторонники протурецкого, затем, пронемецкого, а теперь уже проамериканского решения проблемы ХХI века – проблемы контроля за важнейшим узлом в интермодальных транспортных коридоров в регионе были всегда, активизировались они и сегодня, что само по себе означает грядущее нарастание уровня накала стратегического противоборства держав в этом регионе.

В свете начавшегося фронтального наступления на интересы России, усиления военно-политического и информационного давления Запада предложения Ирана, сделанные в ходе многочисленных встреч и консультаций последних лет имеют огромное значение для России. Особенно важны они для Российского флота, с недавних пор испытывающего неудобства в связи позицией Турции.

С точки зрения нормальной человеческой логики Россия и Иран вправе отстаивать свои суверенные права во всех областях политики, в том числе и по вопросам Каспийского моря. Однако, особенность политической логики последнего времени такова, что единственная супердержава – США, опираясь на агрессивный военный блок НАТО, а также на целую систему международных организаций, созданных или «взятых под контроль» США, включая международные финансовые и правовые институты, считают себя вправе фактически игнорировать суверенные права любых других государств мира. Поэтому планы модернизации трансконтинентальных транспортных коридоров особенно остро ставят перед государствами региона вопросы защиты и коллективной безопасности. Можно без труда прогнозировать новые попытки подрыва внутренней стабильности в республиках региона по уже наработанному сценарию поддержки любых внутренних деструктивных сил, а если таковых не найдется, вплоть до засылки их извне в массовом порядке.

Понимая всю сложность предстоящей борьбы с подрывной деятельностью внешних сил на всех направлениях, включая информационное, идеологическое, террористическое, миграционное и др., ученые, занимающиеся проблемами глобализма и экономики третьего тысячелетия, пришли к выводу о том, что одним из ключевых моментов трансформационных процессов, связанных с глобализацией по-американски, должна стать борьба за Каспий. Судьбы России и остальных стран региона будут определяться именно исходом этой борьбы.

Важно, чтобы страны, делающие свои инвестиции в развитие инфраструктуры региона и в разработку нефти и газа стали добросовестными деловыми партнерами. Иначе говоря, экономические и финансовые вложения в регион должны становиться и политическими инвестициями в его стабильность и мирное бесконфликтное развитие. Это огромная работа, которую предстоит сделать нашему МИДу. Силовая составляющая российской политики еще достаточно внушительна для того, чтобы сплетение интересов российского бизнеса с иностранным для осуществления столь важных экономических проектов, при соответствующем волевом дипломатическом сопровождении могло обеспечить мир и стабильность региону Каспия и потенциально – зоне Персидского Залива.

Современное значение Астрахани, как военного форпоста на Каспии очень велико. В 1992 году сюда была перебазирована из Азербайджана Каспийская флотилия. В советское время приписанный к Астрахани танкерный флот осуществлял транспортировку нефти с Апшеронского полуострова через Каспий и Волгу в страны Центральной и Северной Европы. Для Армении, не имеющей выхода к морю, транспортная магистраль «Север – Юг», позволяющая войти в зону расширенного сотрудничества в Прикаспийском регионе, представляет особое, без преувеличения жизненно важное значение.

Важнейшими узловыми точками коридора «Север – Юг» стали порты северного (российского) и южного (иранского) побережий Каспийского моря. Коридор включает несколько вариантов сообщения между Россией и Ираном: паром Лагань - Энзели; железная дорога по восточному побережью Каспийского моря; железная дорога по западному побережью Каспия. Паромная линия представляет на сегодняшний день основу транспортного коридора, причем она может пройти и к другим каспийским портам западного и восточного берегов. Ключевое звено - создание паромных судов, вмещающих до 380 железнодорожных вагонов (платформы для контейнерных грузов, цистерны для пищевых продуктов и проч.), а также способных перевозить до 500 пассажиров. Немецкие специалисты подсчитали, что груз из Берлина к побережью Персидского залива через Лагань на скоростном железнодорожном пароме, затем в автофургонах по территории Ирана дойдет до места назначения за семь суток - в 5 раз быстрее, чем из Северного моря вокруг Европы через Суэцкий канал.

В 1997 году на Северном Каспии, в 90 километрах южнее Астрахани, был построен новый современный российский порт Оля. Благодаря Волго-Каспийскому судоходному каналу порт как бы выдвинут в море. На маршруте Оля - Энзели с заходом в Туркменбаши уже действует автопаромная грузовая линия. Каждое из четырех судов, курсирующих на линии, берет 31 большегрузный автомобиль, 124 легковых автомобиля на подвесных палубах, 32-64 двадцатитонных контейнера, 800 тонн пакетированных грузов в трюмах и имеет 60 пассажирских мест. Продолжительность рейса Оля - Энзели составляет 36 часов .

Развитие транспортной инфраструктуры Прикаспия идет чрезвычайно быстро, причем сразу по многим направлениям.

Глобализация, как любой эволюционный процесс – неизбежна, но и проходить она должна именно в эволюционном прагматично-технологическом ключе без насильственной унификации и военной экспансии стран НАТО. Судьбы Каспия должны решаться народами стран Каспийского региона.

Но и судьба России решается сейчас именно в этом регионе /будущий острый Вызов ждет нашу страну на Дальнем Востоке, но ситуация там, словами Штирлица «пока терпит»/. Вояжи Кондолизы Райс и Роберта Гейтса в Россию, хоть и декларируются как связанные в основном с проблемой ПРО, на деле имеют более глубокий подтекст: США не могут начать войну с Ираном, имея за спиной недружественную позицию России по этому судьбоносному для нее вопросу. Мир меняется стремительно и сегодня как никогда от правильности внешнеполитического курса руководства страны зависит, какое место мы займем в этом новом мире и будем ли мы в нем вообще…

В завершение книги, хочется сказать несколько слов о толерантности в отношениях между странами и народами. «Толерантность в Декларации принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО в 1995 году, определяется как ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех людей быть различными, обеспечение устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважение к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям.

Формирование установок толерантного сознания и поведения, веротерпимости и миролюбия, профилактика различных видов экстремизма и противодействие им имеют для многонационального Дагестана особую актуальность.

Основными признаками толерантного поведения, как известно, являются: не стремиться подчинить себе другого; изучать другого; принимать другого таким, какой он есть; акцентировать внимание на объединяющих людей факторах.

Этноконфессиональная толерантность - равное отношение государства ко всем народам, религиям и вероисповеданиям. Основным условием этноконфессиональной толерантности является невмешательство государства в вопросы этнической жизни, вероисповедания, отделение церкви, мечети от государства» .

Есть забавный анекдот о том, за что два украинца «не любят» Россию:

- Слышь, а как москали пыво кличут?

- Пи-и-иво…

- Эх, поубывав бы!

Но мы из истории помним и помнят вопреки всему украинцы, что Киев – матерь городов русских, и что язык до Киева доведет. Потому что язык-то в основе своей, как и корни народов – общий.

Но это, что касается наших братских народов, и тут «толерантностью» не отделаться, надо понять, что Россия всегда была духовно едина: Великая, Малая и Белая Русь. Именно такая - триединая Россия стала центром цивилизационного притяжения других народов и сумела вместе с ними совершить духовный подвиг – создать российскую евразийскую цивилизацию.

А вот, насчет толерантности к внешним народам интересно писал в своей книге «Сакура и дуб» на примере отношения иностранцев к обычаю «чайной церемонии» известный в свое время советский журналист и международный обозреватель Всеволод Овчинников: «Иностранный обыватель в своем самодовольстве видит в чайной церемонии лишь еще один пример из тысячи и одной странности, которые составляют непостижимость и ребячливость Востока. Прежде чем смеяться над этим обрядом, стоит подумать, как, в сущности, мала чаша человеческих радостей и сколь мудры те, кто умеет ее заполнять» (Какудзо Окакура. Япония. Книга о чае. 1906 <19>.»

Всеволод Овчинников, долгие годы работавший и живший на Востоке, любил и понимал его. Особенно импонировало ему умение японцев и китайцев сочетать быструю технологическую и социально-политическую модернизацию с бережным даже трепетным отношением к собственной традиционной культуре – цивилизации.

«В Дагестане на протяжении тысячелетий одновременно мирно сосуществуют и активно контактируют различные этнические, религиозные и культурные миры, цивилизации. В Дагестане всегда существовала реальная практика этноконфессиональной толерантности. Следует особо отметить тот факт, что на территории современной Российской Федерации впервые распространение таких религий, как зороастризм, христианство /с IV в./, иудаизм /с VI в./ и ислам /с середины VII в./ началось именно с территории Дагестана. Полуторатысячелетний опыт совместного мирного существования в Дагестане различных религий, многотысячелетний опыт мирного проживания многочисленных народов, сохраняющих свои культурные особенности, религии, обычаи, образцы толерантного поведения нуждаются в углубленном изучении и осмыслении.

Исторически такие «авраамические религии» как ислам, православие и иудаизм стали этноинтегрирующей силой формирования дагестанских народов. Эти религии помогли сохранить национальные культуры и национальное самосознание дагестанских народов на протяжении многих веков своего функционирования в Дагестане. Мусульманское, христианское и иудейское духовенство Дагестана осознает свою роль и ответственность в поддержании мира и спокойствия в нашем полиэтническом, поликонфессиональном и поликультурном регионе, ориентируют людей на мирные отношения между различными народами и религиями, на укрепление общей для всех родины - Дагестана, России» .

Понимание необходимости бережного и вдумчивого отношения к цивилизационному наследию других народов, исключению насилия из общения между людьми разных рас, народов и конфессий – это признак гражданской зрелости общества. Несмотря на агрессивный внешнеполитический курс США и НАТО в самой Америке этот курс все меньше пользуется популярность среди населения. В прошлом году дагестанская делегация побывала в городе Сан-Франциско по приглашению американской организации «Совет Залива по сохранению и возрождению еврейства». За несколько дней пребывания в этом калифорнийском городе, где также встретились разные цивилизационные потоки, нам показали и рассказали о прекрасных программах и методических наработках по воспитанию толерантности у молодежи, работающих в Калифорнии и других американских штатах. Сан-Франциско с его пестрой расовой и конфессиональной смесью сам является для Америки образцом решения межэтнических, расовых и межконфессиональных проблем. И не случайно, эту прекрасную программу продемонстрировала дагестанцам организация, созданная народом, пережившим Холокост. Горький опыт попыток построить однополярный мир, основанный на господстве одной расы, доставшийся нам от ХХ века – это предупреждение: не научимся жить в мире и дружбе – получим Апокалипсис.

Глобализация как насильственная полная унификация и единообразие культур – это путь к гибели цивилизации и концу истории. Мировая цивилизация – это то, что складывается на пути диалога, сотрудничества и здоровой соревновательности разных цивилизаций, культур, народов и стран. Чем меньше даже самых маленьких цветов - самобытных культур малых народов - вытопчет на своем пути каток глобализации по-американски, тем более богатый и прекрасный мир мы оставим потомкам.

Гурия Мурклинская,

Источник: Геополитика.ру

Загрузка...
comments powered by HyperComments