Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Джувалякову и Маркелов не указ?

12.02.2015 14:08

 

«Централизованное патологоанатомическое бюро» и «Бюро судебно-медицинской экспертизы» - официально не являются частными лавочками, это государственные учреждения. Но прямо в административном здании «Бюро судебно-медицинской экспертизы» располагается вполне себе частный «Похоронный дом», которым номинально владеет приближённый к семейству Джуваляковых, один из которых, Павел Джуваляков, возглавляет ныне Министерство здравоохранения Астраханской области, индивидуальный предприниматель Олег Хохлов.

Ради увеличения прибыли сего «Похоронного дома» вовсю используются административный ресурс и властные рычаги. И, видимо, не беда, что, действуя в интересах одной приближённой облминздраву фирмы, наносится вред не только остальным компаниям, работающим на рынке похоронных услуг, но и всем астраханцам. Делается это одним простым, но верным (и оттого крайне эффективным) способом. Вот пример.

У астраханки умер родственник. Она обращается в одну из похоронных фирм города (не в «Похоронный дом», о котором ниже). Заключает с ней договор, в котором указывает все необходимые персональные данные – как свои, так и своего умершего родственника. Передала положенную по договору оплату за услуги по подготовке тела в бюро судмедэкспертизы и вещи. Агент приходит со всеми документами и вещами в регистратуру бюро судмедэкспертизы, но там его «разворачивают», ссылаясь на ФЗ РФ «О персональных данных»: дескать, или предъявляйте нотариально заверенную доверенность от родственников, либо пусть они лично за телом приходят.

То есть судмедэксперты и патологоанатомы Астраханской области попросту отказывают ритуальным фирмам, действующим по поручению родных умерших в выдаче тел покойных. Дескать, родственники должны либо лично присутствовать в морге при выдаче тела, либо выдавать ритуальным фирмам нотариально заверенную доверенность.

Но подумайте сами: до нотариуса ли убитым горем людям? Родственники покойного, морально придавленные не только безмерным несчастьем, но и массой связанных со смертью, похоронами, поминками хлопот… В состоянии ли они лично приезжать в морг забирать тело родного человека, если раньше с этим прекрасно справлялись действующие согласно заключённому договору агенты ритуальных предприятий?

Доверенность? Но нотариусы работают отнюдь не ежедневно, и в любой нотариальной конторе вы увидите безразмерные очереди.

Да и к чему такая строгость? Подконтрольные Павлу Джувалякову медики объясняют это соблюдением закона «О персональных данных». Но вот какая загвоздка: Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), который и уполномочен правительством РФ осуществлять контроль за исполнением ФЗ «О персональных данных» официально счёл выстроенные Джуваляковым и Ко административные барьеры незаконными!

Кроме доверенности или личного присутствия от родственников умерших в «Бюро судебно-медицинской экспертизы» стали требовать письменное соглашение на обработку персональных данных, а также оплаты и передачи одежды к подготовке тела к захоронению. Всё это нарушало Гражданский кодекс РФ, Федеральные законы «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» и «О персональных данных».

Между тем, тела покойных без каких-либо препон выдаются только одной похоронной фирме – тому самому «Похоронному дому», который находится прямо в «Патологоанатомическом бюро». К слову, окопалась эта фирма в помещении госучреждения без каких-либо конкурсов. Прокуратура вот уже шестой год пытается восстановить законность, предписав астраханским чиновникам расторгнуть договор аренды и провести, как положено, процедуру конкурса, но воз и нынче там.

При чём тут Павел Джуваляков? Ну а как же: до своего назначения на должность и.о. облминистра здравоохранения как раз он и руководил «Бюро судебно-медицинской экспертизы», а его брат Сергей с 2007 года до последнего времени трудился начальником «Централизованного патологоанатомического бюро». Сейчас же когда Павел Джуваляков стал руководить облминздравом, оба этих госучреждения сохраняются под его контролем.

Недовольные таким положением дел руководители похоронных фирм обратились в правоохранительные органы. Они опросили Александра Царева, преемника новоиспечённого главы облминздрава на посту начальника ГБУЗ АО «Бюро судебно-медицинской экспертизы», который официально, под протокол, сообщил крайне интересные сведения. Оказывается, указание о том, чтобы требовать от родственников личного присутствия или предъявления нотариальной доверенности, было спущено в «БСМЭ» из облминздрава… в устном порядке.

Но, как известно, все законные распоряжения в органах государственной власти документируются в письменном виде. А если речь идёт об устных указаниях, то иметь законную силу они никак не могут.

То есть Царев признался, что палки в колёса убитым горем астраханцам и конкурирующим с «Похоронным домом» фирмам его контора вставляет по устному распоряжению вышестоящего начальства, которым, надо полагать, является руководство облминздрава.

Таким образом, нарушаются права не только участников рынка, в погоне за прибылью нарушаются права всех астраханцев: потеряв близкого человека, они не по своей воле становятся винтиками в бизнес-машине, единственная цель которой – обогатить вполне конкретную частную фирму, пресловутый «Похоронный дом».

Все подробности об этой ситуации дошли до непосредственного руководителя Павла Джувалякова – председателя правительства Астраханской области Константина Маркелова, который письменно сообщил следующее:

«Согласие на обработку персональных данных умершего НЕ ТРЕБУЕТСЯ (выделено мной – авт.) при заключении наследниками умершего субъекта персональных данных договоров с какими-либо ритуальными агентствами, осуществляющими свою деятельность на территории Астраханской области».

Этот вывод астраханский премьер-министр юридически обосновал на 1,5 страницах текста. Казалось бы, если Закон, Роскомнадзор и прокуратура не добилась от облминздрава и подчинённых ему медицинских структур блюсти законодательство, то, может быть, председателя облправительства Константина Алексеевича Маркелова услышал его подчинённый министр Павел Джвуваляков, и беспредел в подведомственных ему учреждениях прекратился? Но нет. Беспредел продолжается. 

Неужели всё будет идти своим чередом, или законность всё же восторжествует?

Виктор Зоркий, Астраханский общественно-политический еженедельник "Факт и компромат" № 4 (614), 6.02.2015 г.

Загрузка...