Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Мать в одиночку. Мать-одиночку с тремя малолетками принудительно вселяют в квартиру с рецидивистом. Органы опеки и прокуратура Кировского района Астрахани не вмешиваются!

15.12.2016 14:13

 

Мать в одиночку. Мать-одиночку с тремя малолетками принудительно вселяют в квартиру с рецидивистом. Органы опеки и прокуратура Кировского района Астрахани не вмешиваются! В этой истории поражает не только сам факт принудительного вселения многодетной семьи в квартиру с человеком, только освободившимся из заключения за «умышленное причинение тяжких телесных повреждений» (а до этого за два убийства). Насторожило откровенное равнодушие к этому органов опеки и безразличие надзорных ведомств.

Кто выселяет семью и почему, объяснять нет необходимости. Администрация Астрахани при помощи Кировского районного суда так решила «улучшить» условия жизни троих малышей. Причём, активно выселяя людей из аварийного дома (жильцов второй половины этого строения почему-то так не дергают) вселяют в равную по площади. Даже при норме, установленной самой администрацией, жилая площадь (не принимая во внимание разнополость), предоставляемая по договору социального найма, должна быть на пять человек не менее 70 кв. метров. По-хорошему, как раз и надо бы отдать то жилье маме с тремя детьми. Не было бы никакого скандала. Семья согласна немедленно переселиться. Но администрация упорно настаивает на своём абсурдном требовании любым способом «воссоединить» давно распавшуюся семью. Кто кого осилит, мать одиночка – санитарка областной больницы или укомплектованная юристами астраханская администрация, ясно было с самого начала. Хотя у нас существуют специальные бюджетные организации, обязанные защищать интересы детей и помогать многодетным семьям. Может, они и помогают, и защищают, но только не в нашем случае. Мать троих малышей Оксана Линник вынуждена сражаться с неожиданными «благодетелями» из администрации в одиночку.

Первым ретировался как раз орган опеки и попечительства, не пожелавший вмешиваться в спецоперацию по узакониванию принудительно выселения-вселения. Точнее, самоустранился от исполнения своих прямых обязанностей – защитить, сделать всё возможное, чтобы не подставлять троих малолеток. Отмежевался, выдумав неуклюжую отговорку, к тому же недостоверную. Вот что написала от обиды в астраханское министерство соцразвития и труда Оксана Линник: «Я дважды сообщала директору центра социальной поддержки населения Кировского района С. А. Харитоновой о месте и времени судебного заседания, просила помочь уберечь детей от опасности, даже оставила на всякий случай в приёмной письменное заявление. И звонила в центр накануне суда. Никто не пришёл…».

Ответ-отписка из министерства сквозит нескрываемым раздражением. Надо было, дескать, приглашать как следует. Заявление на имя начальника центра и двух телефонных звонков оказалось недостаточно.

Примерно так же отреагировала на жалобу О. Линник и прокуратура Кировского района, оправдывая своё неучастие в судебном заседании (копии переписки в распоряжении редакции). Может, у чиновничьих структур появился специальный язык общения, недоступный простым гражданам? Об этом думаешь, когда сопоставляешь тексты из двух ведомств. Вот строки из решения Кировского райсуда: «Прокурор, представитель органа опеки и попечительства в судебное заседание не явились, извещены о времени и месте рассмотрения дела». И подпись – судья Г. К. Шамшутдинова.
А вот строчки ответа О. Линник из прокуратуры: «Прокурор о месте и времени рассмотрения данного дела судьей Шамшутдиновой Г. К. не был извещён надлежащим образом, что препятствовало его явке в судебное заседание, о чём Вам было уже сообщено…».
Так кто же тут лукавит, судья Шамшутдинова или надзорный орган? Впрочем, пусть выясняют компетентные органы, кто именно наврал, отвечая на обращения гражданина.

Главное сейчас – защитить детей, не допустить насильственное их вселение в опасную квартиру с неадекватным человеком, к тому же зараженным туберкулезом. Есть официальный ответ из исправительной колонии № 5, где отбывал срок заключенный Н. и выписка из амбулаторной карты его диспансерного учета.

Как можно допустить совместное их проживание? Но нет ни стремления, ни даже попыток что-то сделать со стороны людей, которые могли бы помочь. Крепко же подморозило чувство сострадания у наших столоначальников…

Да, конечно, если следовать сухой букве закона, то любой гражданин, даже самый лютый злодей, прописанный и проживавший когда-то в этой семье (когда была жива мама Оксаны), не должен остаться без своего угла. Всё так. Но на то и суд, чтобы досконально разобраться в непростой житейской истории и защитить более слабого, не навредить своим решением и не ухудшить и без того несладкую жизнь троих маленьких детей в аварийном доме. Вот где было то самое «внутреннее ощущение» судьи, когда она поддержала намерение чиновников администрации выселить мать с тремя малолетками и вселить их в квартиру с рецидивистом, к тому же лечившимся от туберкулеза?

Так и хочется спросить, а своих детей вы бы, господа хорошие, вселили в такую квартиру? Что-то странное происходит с внутренним ощущением наших судей, когда простой человек пытается защищаться от навязчивых «забот» властных бюрократов. Как же они дотошно вчитываются в запятые законов, лишь бы не рассердить влиятельных клиентов. Испытано на себе.

Суд не «обратил внимания» и на такие интересные подробности, которые исключают негуманное отношение к гражданину Н. Оказывается, ему была предложена квартира в доме по ул. Набережная 1 Мая. Как рассказала Оксана, бывший отчим взял ключи от той квартиры, которые отдал ему гражданский муж О. Линник и, собрав вещи, ушёл из их семьи. То есть, на бытовом языке – семья разбежалась, всё-таки, по мирному.

Жильё на Набережной, конечно, не хоромы, одна комната, но всё-таки свой угол. Если чиновники так скрупулёзно желают (с чего бы это?) исполнить обязанности перед гражданином, мягко говоря, плюющему на законы, кто возражает? Поставьте его на очередь на улучшение жилья. Не мне вас учить, как поступить, чтобы, упаси господи, не заразить троих детей. На лечение уйдёт гораздо больше, чем отыскать квадратные метры для одного человека. Ведь кому-то придётся лично ответить, если, не дай бог, с детьми произойдёт непоправимое.

Могут найтись и защитники администрации, дескать, не от хорошей жизни она идет на такие жесткие меры, выселяя людей из аварийных домов. Тут не до жилищных норм и всяких житейских нюансов. Денег – нет, и неизвестно когда будут, а переселять семьи надо. Думайте, господа, думайте, как решать проблемы, не навредив самым беззащитным. Непросто сегодня всем. Вот и покажите свой профессионализм и состоятельность, умение находить правильные решения в условиях кризиса. А экономить начните с себя. Обходитесь без охранников, домработниц и садовников. Поубавьте свои зарплаты и неуёмные аппетиты за государственный счет. Не рядовые же астраханцы довели экономику и финансы до такого плачевного состояния? Выживать придется вместе и хотя бы это надо делать по справедливости. Но только не за счёт обездоленных и незащищенных – детей, инвалидов и немощных стариков. Мы, всё-таки, живем в европейском государстве, а не в банановой республике.

Буквально на днях лояльный к власти Первый телеканал распекал на всю страну чиновников и депутатов Астраханской области. Неуютно чествовали себя в телестудии астраханцы А. Башкин и О. Шеин, бывшие в то время депутатами облдумы. И поделом! Местная законодательная структура так поправила закон, что некоторые многодетные астраханские семьи – вообще лишились положенных им льгот. И вот новый случай с многодетной семьей.

Кто теперь поможет матери одиночке Оксане Линник и её троим детям? Отменить решение суда первой инстанции у нас практические невозможно. Это просто российская беда. Но это болезненная тема другого разговора. Сейчас главное – чтобы дети не попали под жернова кризиса, подкручиваемого равнодушием бюрократов.

Николай Василич, журналист, астраханский областной общественно-политический еженедельник «Факт и компромат» № 44 (703), 2016 г.

Продолжение материала здесь.

Загрузка...