Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Петля для "Астратекса"

05.02.2009 11:30

 

Как развалили астраханский трикотажный комбинат.

В конце 80-х годов астраханский трикотажный комбинат был флагманом астраханской промышленности, особенно по доходам области. Ежедневно выпускалось до 40 тысяч единиц верхнего трикотажа, 18-20 тонн пряжи, шло постоянное обновление ассортимента, ежегодно ассортимент пополнялся 120-130 новыми моделями. Именно на этот период пришелся пик расцвета комбината: строилось жилье, повышалось благосостояние рабочих, комбинат участвовал в благотворительных акциях. Численность работников комбината составляла около 5 тысяч человек, средний возраст которых не превышал 30 лет.

В конце 1991 года комбинат одним из первых крупных предприятий области стал акционерным обществом. Акционеры возлагали большие надежды на дополнительные доходы, на улучшение жизни. На деле оказалось все наоборот.

После реорганизации в АО комбинат оказался в изоляции. Комитет по управлению госимуществом, родив «мертвеца» - АО «Астратекс» - забыл о нем.

Ликвидировалось министерство текстильной промышленности России, которому комбинат подчинялся и который руководил его работой. Исчезли и все контрольные органы (министерские, народный). АО должно было контролировать само себя. Естественно, что вся власть перешла к директору комбината Юрию Селезневу, который незаконно взял на себя функции председателя совета директоров.

Никакой помощи от руководства области оказано не было. Сложилось впечатление, что обладминистрация обрадовалась акционированию: как говорится, баба с возу - кобыле легче! Правда, Гужвин создал отдел по новым экономическим связям, но руководил им человек, очень далекий от этих вопросов, который впоследствии попал под суд.

4000 акционеров - пусть и хорошие специалисты своего дела, но совершенно далекие от экономики - не знали, как руководить предприятием. И директор комбината Селезнев стал действовать на свой страх и риск и личный интерес.

Комбинат одним из первых в Астрахани (еще до наступления инфляции) стал редко поднимать рабочим зарплату. Но имеющихся резервов хватило лишь на 1,5-2 года. Оборотные средства таяли на глазах.

Можно было продать ненужное комбинату имущество, к примеру, отдельно стоящее 2-х этажное здание. Но руководство комбината, наоборот, стало вкладывать в него средства на переоборудование его под магазин, чтобы потом взять его в аренду!

Стали отвлекаться средства на строительство коттеджей для директора и его замов - и тут же брать банковские кредиты под 230% годовых. При этом руководство АО продолжало оплачивать обучение в ВУЗах своих детей за счет предприятия.

Отсутствие контроля за работой директор и растущая инфляция съедали оборотные средства. Зарплата не выплачивалась по 1,5-2 года. Акционеры устраивали сидячие забастовки, по неделе просиживая напротив обладминистрации.

Руководство «Астратекса» продолжало нарушать закон об акционерных обществах, а обладминистрация закрывала на это глаза. Когда группа акционеров попросили главу контрольной инспекции обладминистрации Алмаева лично поприсутствовать на собрании акционеров, он нашел тысячу причин, чтобы отказаться.

Способствовало гибели предприятия и решение Правительства, которое широко открыло ворота дешевому и легкому турецкому трикотажу. Астраханский трикотаж, качественный, но тяжелый - а, следовательно, и дорогой - никак не мог с ним конкурировать. На него сразу ушел спрос. Нужно было менять сырье. Но директор «Астратекса» вовремя не сориентировался, да и недостаток денег уже до предела затягивал петлю на шее комбината. В результате 5 тысяч рабочих мест безвозвратно потеряны.

Теперь в Астрахани можно купить трикотаж из Курска и Белоруссии. Очевидно, руководители тамошних комбинатов были более мудрыми и болели душой не только за личное обогащение, но и за общее дело.

Глеб Иванов, "Факт и комментарий" №61, 2003г.

Загрузка...