Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Браконьеры и "туристы": как нас оставят без рыбы

11.07.2013 11:59

 

Браконьерство в таком масштабе, в каком оно происходит на Нижней Волге, стало доходным бизнесом для избранных и настоящей бедой для всего Астраханского региона и России в целом.

Сегодняшнее браконьерство с их современными средствами массового лова, быстроходными лодками, наносят ущерб водной среде не меньше, чем предприятия, сбрасывающие в воду отходы.

Уже более десяти лет орудует в области промышленное браконьерство и отдельные браконьеры, на вооружении у которых быстроходные катера, простые моторные лодки, а самое главное - у них влиятельные покровители.

По словам старожил рек и протоков Астраханской дельты, таких «бригад» от Черноярского района до раскатной части можно при желании выявить больше сотни. Только вот желания этим заниматься ни у кого нет. Те браконьеры, которые лютуют на Нижней Волге и которых задерживают инспекторы, – это «мелочь», рабочая сила. Они, как правило, «батрачат» на серьезных людей. Самое мерзкое, что зачастую «крышуют» эту рабочую силу как раз те, кто должен по долгу службы заниматься надзором и охраной биоресурсов.

Когда на Нижней Волге проходит «большая вода», рыба идет на нерест. В область приезжают, как паломники, все те, кому рыбалка не безразлична. Правила осуществления любительского и спортивного рыболовства во внутренних пресноводных водоемах никто не контролирует. Берега рек области стихийно заняты палатками, машинами, кемпингами. Массовый вылов рыбы, тонны мусора, уничтожение растительности - это то, что оставляют после себя приезжие порыбачить. Никаких мер по пресечению этого беззакония природоохранные органы не принимают.

Приезжие везут заранее приготовленные сети и электроудочки, которыми ловить нельзя. И об этом знают все. Однако просто знать – это одно, а пропускать в область и позволять применять - это другое. Никакого контроля и надзора нет.

На реке можно увидеть в массовом масштабе весь перечень орудий, использование которых в обычной рыбалке не приветствуется ни рыбинспекцией, ни цивилизованными рыболовами, которых в области становится все меньше и меньше.

Так все берега Нижней Волги, особенно раскатной её части заставлены вентерями. Вентерь – ловушка, плетенная из ивового прута, проволоки или сделанная из капроновой сети, натянутой на обода (например, велосипедные). Рыба заходит в нее, но выйти уже не может. Существует несколько разновидностей, известных под названиями «верша», «морда», «секрет» и т.д.

Кроме вентеря браконьеры в Астраханской области используют: дорожку – обычная жаберная сеть, которую браконьеры запускают в воду и вытаскивают назад на манер известной «резинки»; острога – внешне напоминает вилы, на остриях которых делаются зазубрины. На астраханских рынках продают свободно сазана, карася и другую рыбу добытою именно таким варварским методом, и никто эти рынки не проверяет, как и транспорт на котором её перевозят от мест добычи; парашют (намет) – конусообразная сетевая снасть (диаметром 5-7м?), набрасываемая на облюбованную акваторию и накрывающая рыбу; паук (подъемник) – снасть-ловушка, состоящая из куска сети с привадой, крепящегося к дугам, и шеста веревкой; перемет – донная снасть, которая представляет собой длинную нить или леску с грузилами и множеством поводков с крючками; самодер (он же «драч», «коса» и т.п.) – это фактически род самолова, в котором используется способность крючка-тройника цеплять все, что попадается на пути; ставная сеть; экран («телевизор»); электроудочка – самая варварская снасть, т.к. в результате ее применения «рыболов» получает лишь малую часть той рыбы, которую он поразил электрическим током, по пути убив или покалечив немало других представителей подводной фауны.

Безусловно, существуют и другие орудия браконьерства, применение которых теоретически может привести к штрафу или иному наказанию, но оно настолько мало, что никто и не задумывается об этом. Как правило, штрафы накладываются на физических лиц и привлекаются они по Кодексу об административных правонарушениях. На рыболовно-туристических базах нет, наверное, ни одного егеря, которого бы не штрафовали за незаконный лов рыбы. Но эти штрафы для владельцев баз составляют «копейки», по сравнению с теми деньгами, которые приносят рыбаки и отдыхающие. В Астраханской области либо отсутствует практика применения административного кодекса в отношении юридических лиц, занимающихся вывозом рыбаков в запретные зоны и незаконной рыбалкой, либо есть покровители и этого бизнеса. Ни одного предписания контролирующим органам природоохранной прокуратурой региона по этому поводу сделано не было. Кто ответит за массовое браконьерство на Волге и когда Президент России обратит на это должное внимание?

Рыбные богатства Астраханской области, изумлявшие нас самих и весь мир своей неоглядностью и – якобы - неистощимостью, тают сейчас на глазах. За какие-то десять лет они сократились в десятки, а может быть и в сотни раз. На Каспии и в Дельте Волге уже почти не осталось осетровых, резко сократились популяции судака, щуки, сазана и других видов рыб. Мы теперь смотрим на картины великих классиков как на образы невозвратимой рыбной России. В области нет уже ни одного государственного рыбного предприятия. Вся добыча и переработка перешла в частные руки, хотя воспроизводством занимается государство, выделяя сотни миллионов бюджетных рублей. Частные рыбные предприятия можно назвать «алчными временщиками», которые ничего не вкладывают в воспроизводство и не обустраивают рыбный край, а только преследуют цель собственного обогащения. Почему бы не принять в России или в Астраханской области закон, который бы обязывал частные рыбные хозяйства выделять финансы на воспроизводство и вести грамотное капиталистического хозяйство, по примеру немцев, финнов или шведов. К доморощенным расхитителям рыбных богатств нашего региона и России в целом давно присосались дельцы из Китая, Кореи, Японии. Для них коррупционная среда российского чиновничества - настоящий малиновый рай, и не ведает казенная статистика, с какой скоростью опустошаются водоёмы Астраханской области, юга России, сибирские и дальневосточные регионы, которые относятся к рыбным кладовым.

Не было на свете страны, которая бы так гордилась своими рыбными богатствами, как Россия. Иноземные послы в Москве испытывали шок от гигантских севрюг и осетров, украшавших столы во время званых обедов. Черная икра была чуть ли одним из гербовых знаков страны. Даже на моей памяти икра оставалась основой представительских государственных подарков. А теперь острословы называют ее «рыбьими яйцами», которые, дескать, продают дюжинами. Да, мы потеряли большую часть Каспийского моря – основного ареала осетровых. Но и в той части, что осталась под юрисдикцией России, царит хищнический беспредел на глазах тех, кто с этим беспределом обязан бороться.

Пограничники, которым поручено охранять мировых реликтовых рыб, беспомощны перед новейшей мореходной техникой воров, их наглостью и безнаказанностью. Задержания браконьеров порой переходят в скандалы и противостояния между государственными службами.

Браконьеры не боятся отвечать автоматными очередями на приказы остановиться для досмотра и, как правило, уходят от погони. Особенно лютуют браконьеры у берегов Дагестана, но и в низовьях Волги, на так называемых «ментовских» островах они чувствуют себя вольготно, так как имеют своих властных покровителей, которых знают в области и далеко за её пределами.

Река Волга была на протяжении веков одним из основных нерестилищ осетровых и другой рыбы. Сейчас она катастрофически мелеет и скоро станет непроходимой для идущих в нее рыб, а представители Росрыболовства никак не могут найти комплексного решения, которое разрешило бы эту проблему.

С горечью вспоминаешь историю, гласящую, что Петр-I запрещал даже звонить в церковные колокола во время нерестового хода осетровых, чтобы не беспокоить рыб, а местные жители сами жестко охраняли строгий порядок ловли, и государи в это даже не вникали. Сегодня все изменилось. Местные жители занимаются браконьерством, чтобы выжить, а контролирующие и надзирающие органы покровительством, извлекая из этого многомиллионные доходы.

Об осетровых и их губителях хотя бы часто пишут в прессе, показывают по телевидению, но ведь воры разных калибров облепили и весь остальной рыбный пирог. Тысячами, если не миллионами тонн выгребают из нашей Дельты рыбу свои и чужие браконьеры. Никакой достоверной статистики нет. Лишь отдельные эпизоды следственной и судебной практики, связанные, в основном, с черной икрой, осетровыми дают возможность посмотреть в узенькую щелку на безграничный разгул беззакония и хищений.

Даже простую любительскую рыбалку быстро оседлали охотники до легкой воровской добычи. Выяснилось, что как-то незаметно почти все берега рек и озер оказались в аренде у воров, которые на паях с местными чиновниками стали взимать плату с ошалевших от беспредела граждан, решивших отдохнуть в выходные дни с удочкой в руках. В Астраханской области появились частные рыбные угодья в непосредственной близости с государственным заповедником.

У беззащитной природы воруют все, что можно унести. В Австрии и Швейцарии за сорванный цветок эдельвейса полагается штраф в 500 евро, а у нас на рынках присутствуют все творения природы, занесенные в «Красную книгу».

С.О. Свердлова,

Астраханский общественно-политический еженедельник "Факт и компромат" № 18 (527), 17.05.2013 г.

Загрузка...