Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

ИРАН: ПРЕДЧУВСТВИЕ ВОЙНЫ

17.01.2012 14:25

 

Ведёт программу "Особое мнение" Игорь Гмыза. Гость в студии – Евгений Янович Сатановский, президент Института Ближнего Востока. Говорить с ним мы будем о ситуации вокруг Ирана и иранской ядерной программы.

Как можно оценить шумиху вокруг иранской ядерной программы, это бряцание оружием, напряжение мускулов? Это реальная угроза или же повод для каких-то, возможно, дальнейших радикальных действий?

Е. Сатановский заявил, что лично он не думает ничего по этому поводу, потому что чего тут думать. России в этой войне не будет. Наша страна находится сильно к северу. Безусловно, как-то всё это на России скажется: нефть подорожает, напряжённость возрастёт, беженцы побегут, понятное дело, не в туркменские пустыни, а в сторону Азербайджана, Дагестана и через Каспий напрямую в Астраханскую область.

Но Россия не вмешивается в кампанию вокруг Ирана на стороне тех, кто его гнобит, и, как следствие, это означает для неё, что самая серьёзная во всём этом для нашей страны опасность – превращение Северного Кавказа в новый Южный Ливан, что Иран в случае чего может сделать за 2-3 месяца. Технически это возможно, политической воли там тоже хватает, кадров более чем достаточно, с вооружением всё понятно, границы достаточно прозрачны. Но пока мы Иран не трогаем, нам ничто не угрожает.

С другой стороны, если Иран разбомбят, значит, у Тегерана не будет ядерной бомбы, которая, по мнению большинства профессионалов, у него появится уже в ближайший год. России Иран с ядерной бомбой нужен ничуть не больше, чем Иран, который может устроить для России новую Хезболлу в Дагестане.

Потому что единственный крупный территориальный проблемный вопрос для РФ, поскольку с Китаем всё нормализовано, Курилы с Японией можно обсуждать до морковкиного заговения, но у Москвы не будет военного конфликта с Токио, что понятно, можно дискутировать с Эстонией по поводу Пыталовского района или тех же проблем с Саакашвили, это проблема по разделу Каспия. Иран требует себе 20 процентов шельфа, вместо 12 процентов, имевшихся у него с советских времён. Конечно, это в первую очередь бьёт по Казахстану, Туркменистану, Азербайджану, но Россию эта проблема тоже не радует, поскольку у неё с бывшими советскими республиками в том регионе жёсткий антииранский блок в переговорах.

Что касается иранской ядерной бомбы, то здесь надо учитывать, что Иран – страна агрессивная, готовая на любые военные провокации. Здесь можно вспомнить Советский Союз времён Иосифа Виссарионовича Сталина и расцвет военных операций после второй мировой войны (в Северной Корее, например). Это примерно Иран сегодня. Возникает вопрос, зачем России такой ядерный Иран?

Разве можно сравнивать СССР и Иран в этом плане? Всё-таки Советский Союз, выигравший войну в 1945 году, был достаточно мощным государством, которого в мире уважали. Разве Иран настолько силён, как Советский Союз в 1945 году?

С точки зрения Тегерана, считает Е. Сатановский, Иран сегодня сильнее, чем Советский Союз в 1945 году. С точки зрения Тегерана, если бы не атомные бомбы, то Иран посильнее и России будет.

Да и у Турции точно такая же точка зрения. Люди оценивают свои армии, их боевой дух, готовность солдат воевать и погибать, а у иранского населения такая готовность большая. Можно называть это фанатизмом или патриотизмом. Все в России помнят Гастелло, Матросова и других, однако в ирано-иракскую войну десятки тысяч иранцев шли через минные поля, чтобы создать проходы для танков, разминируя эти поля собой. Поэтому в Иране до сих пор так много обезноженных инвалидов. В России что, много таких людей, если вдруг завтра потребуются добровольцы совершить тоже самое?

Действительно, в Иране силён дух патриотизма. Если на Иран нападают, то дальше население сконцентрируется вокруг исламского, нелюбимого руководства. Произойдёт то же самое, когда на нашу страну напали в 1941 году. На фронт пошли все, в том числе и те, кто терпеть не мог советскую власть, И. Сталина, кто пострадал в результате "большого террора", потому что, если на тебя напали, то нужно отбиваться.

В этом плане Иран чувствует себя замечательно, тем более, у него есть опыт восьмилетней тяжелейшей войны с Ираком. Тогда применялось, между прочим, химическое оружие. И Иран ту войну не проиграл, хотя подвергся тяжёлой агрессии сразу после революции. Армии тогда почти не было, казалось, что почти уже совсем конец. Но ничего подобного не произошло.

Иран сегодня чрезвычайно укрепился в регионе. Сегодня американцы ушли из Ирака, который теперь, в основном, испытывает на себе иранское влияние, в том числе и на правительство в Багдаде. Американцы завязли в Афганистане, где до Герата Иран, безусловно, очень серьёзно на ситуацию воздействует.

Не говоря о других местах в арабском мире, где живут шииты и где в значительной мере шииты не живут. Иран укрепился в Мавритании, и далеко не только на шиитах базируется иранское влияние в Ливане. И пока что буксуют все попытки свергнуть режим Асада, последнего серьёзного и единственного союзника Ирана в арабском мире. Ну, не работает там ливийский сценарий, в том числе благодаря России и Китаю, которые понимают, что если в Сирии свергнут Асада, туда придёт "Аль-Каида". И чего хорошего будет?

Смертельная схватка между шиитскими и суннитскими религиозными лидерами, а главное там это, а вовсе не западный конфликт с Ираном, происходит потому, что они хотят выяснить, кто из них главный в исламском мире. Как между протестантами или католиками. И дальше невозможно ничего сделать, ибо будет война, и будет война на уничтожение. Такой вывод сейчас вытекает из анализа ситуации вокруг Ирана.

Десятки сотен ракет среднего радиуса действия, нацеленных на Саудовскую Аравию, на другие монархии Персидского залива, чтобы можно было разом снести и уничтожить всё нефтяное и газовое, что там есть, в том числе по восточному побережью Аравийского полуострова. В Саудовской Аравии восточная провинция является основной кладовой нефти.

Ормузский пролив, который Иран действительно может перекрыть. Потребуется от 2 до 5 месяцев, чтобы его деблокировать, но для этого нужно же будет воевать. Поэтому всё идёт к войне, а уж когда там грянет, увидим.

Война неизбежна?

Война неизбежна, считает эксперт. При этом бессмысленно говорить, с кем она будет. Потому что могут подтянуться и американцы, а, может быть, им удастся остаться в стороне. Хотя вряд ли, потому что США – единственный гарант стабильности и безопасности аравийских монархий. Никакого шанса ни у ваххабитского Катара, ни у ортодоксальной ваххабитской Саудовской Аравии, ни у несчастного Кувейта, зажатого между Ираном, Ираком и той же Саудовской Аравией, ни у Эмиратов ни существует без американского военного зонтика, если Иран вдруг станет бить по Аравийскому полуострову. Конечно, есть ещё французы и англичане, но американцы – это номер один, а французы и англичане – это номер три и четыре.

У Израиля другая песня. Иран, который требует немедленного уничтожения Израиля и стирания его с карты, провоцирует достаточно тяжёлый конфликт с противником, которого Иран трогать вообще-то не хочет. Прекрасно помнятся времена, когда Иран был вообще союзником Израиля в его конфронтации с арабскими странами. Хорошо известно, что в годы войны Ирана с Ираком Израиль, как его в Иране ни называли (как говорил аятолла Хомейни, "США – большой сатана, СССР – малый сатана, а Израиль хуже их всех"), но ведь запчасти к иранскому вооружению и авиации поставил именно Израиль, просто оценив, что такое Саддам Хусейн и аятолла Хомейни, и сделав выбор из двух зол.

Понятно, на ситуацию влияет идеология. Иран не может сегодня "отстать", что называется, от Израиля, потому что населению было объявлено, что шах был плохим, потому что с Израилем имел отношения, за что его и свергли. Иначе народу не объяснить, как и почему в Иране такой низкий уровень жизни, почему так жёстко в Иране подавляют оппозицию, в том числе и исламскую. В этом плане у Ирана врагов более чем достаточно.

Кроме того, необходимо понять простую вещь. В России постоянно многие любители старого идеологического хлама из 70-80-х годов, хотя на дворе XXI век, кричат, что это всё империализм тянет свои кровавые руки к нефти. Давно он не тянет к нефти, давно люди воруют и зарабатывают на другом. Западные компанию всю нефть в Иране и добывают, а если и не они, то японские и китайские. Если их не будет там, то кто будет насыщать экономику Ирана технологиями и инвестициями. Наоборот, теперь всех буквально тянут за уши к вчера национализированным саудовским, иранским и иракским компаниям.

Ситуация сегодня другая. Если атомная бомба появится у Ирана, и здесь дело не в нефти, то летит весь режим нераспространения ядерного оружия. И это не только для России с её проблемами на Каспии важно. Индия, Пакистан, Израиль… Тут мир был уверен, что ни одна из этих стран первой применять ядерное оружие не будет. Но как только возникла идея разработки ядерной бомбы у Ирана, в мире всерьёз началась подготовка к гонке ядерной вооружений. А это означает, что все считают, что атомная бомба у Тегерана – это серьёзно, ибо её могут применить.

"Радио России"

Загрузка...