Календарь новостей
пнвтсрчтптсбвс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

Девяностые. Перезагрузка?

31.08.2009 00:35

 

26 июня 2009 года, безусловно, стало знаковой датой – это отправная точка перерождения процессов, протекавших незримо и неслышимо в новую фазу – открытую для масс, по воле неизвестного стрелка. Впрочем, по его ли воле? И вообще, какие процессы дали о себе знать столь громко, фатально?

Для того чтобы получить ответы на эти вопросы, рассмотрим само преступление. Губернатор назвал убийство депутата Ильина наглым, прокуратура возбудила уголовное дело по первым частям статей 105 и 222 Уголовного кодекса. Очевидно, что преступление, хоть и выглядит наглым, но является спланированным, а части статей со временем переквалифицируют в более тяжкие. И вот почему. Выстрелы, произведённые в депутата, явились логичной развязкой, которой предшествовал целый ряд мероприятий.

За депутатом следили долго, выявляя идеальное место и время для убийства. Когда удалось выяснить и «увязать» эти факторы, последовал этап подготовки на месте. Подъезд/ подход к месту «х», пути отступления, посты наблюдателей/ наблюдателя – всё это имело место быть, так как требовалась абсолютная гарантия неприкосновенности исполнителя (сразу после убийства, во время отхода, вплоть до безопасного места, в которое по плану он должен попасть), как и абсолютная гарантия поражения цели. Оба эти условия были выполнены безупречно. Таким образом, можно говорить о группе лиц (и, забегая вперёд, об идеально слаженной группе), а это подразумевает вторые части вышеуказанных статей УК. Что имеет важное значение: по изначально возбуждённым статьям потолок возможного срока заключения составляет 15 лет, по объективным же соображениям, это более тяжкое преступление, за которое могут дать и «пыжа» (пожизненное заключение). Ощутите, как говорится, разницу. Но и 15 лет за колючкой покажутся читателям чем-то вроде самого ужасного кошмара. Только не для тех, кто привык жить в этом «кошмаре». Только не для того, кто 15 лет прожил в нём….

- Астрахань – хороший город. Много раз бывал там, решали там дела, - рассказывает мне за бесконечным кофе Роман (назову его так). – Приятно иметь дело с вашим Управлением…

Он имел в виду Управление по борьбе с организованной преступностью при ГУВД Астраханской области. И вот из уст организованной преступности в лице Романа, я слышу такие истории об астраханском УБОПе, от которых мне неловко просто, приходит осознание того, что я ничего не знал об этой астраханской конторе, о её теневой работе. Не смотря на то, что много писал об их «официальной» работе. Не смотря на то, что побывал в их офисе в наручниках и следах от задержания.

Так, сидя в камере «Бутырки» и попивая кофе, я открывал для себя удивительный мир контактов УБОП со своими «подшефными» - организованными преступными группировками. И в какую бы камеру я не попал за почти год нахождения в «Бутырке», везде тепло отзывались об Астрахани: «там хорошо работать».

Как же случилось так, что город, «в котором хорошо работать», вдруг прогремел на всю страну, ведь деньги не любят шум, особенно когда речь идёт о больших деньгах сомнительного происхождения? Нарушился баланс. Нарушили его искусственно и вовсе не бандиты: в прошлом году УБОП был реорганизован в Управление по борьбе с экстремизмом (читай, с недовольными курсом «вертикали»). Бывшие убоповцы столкнулись с несвойственной для себя задачей «охоты на ведьм»: арсенал, рассчитанный на борьбу с ОПГ, стал применяться против экстремистов. Арсенал по4казал низкую эффективность в борьбе с новым врагом. Это тема для отдельного обсуждения, потому вернёмся к «нарушенному балансу».

УБОП, самим фактом своего существования, был сдерживающим фактором ОПГ. Не смотря на «излишки», если это слово вообще применимо к пыткам, приводящим к летальному исходу, не смотря на тесные контакты – порой переходящие в слияние со «своими» (в самых различных интерпретациях смысла) сегментом преступного мира, УБОП выполнял свою работу. Прежде всего, это было выявлением, разработкой и пресечением деятельности банд. В свою очередь это привело к тому, что бандиты стали более тщательно готовиться к операциям с активным применением новейших систем связи, навигации, оружия и, самое главное – контроперативной деятельности. С применением последней «игра» стала на равных, как минимум. А тут такой подарок в виде перепрофилирования УБОП. Значение этого события трудно переоценить….

В 199. году на площади Октябрьской, среди бела дня несколько человек вытащили на улицу из магазина его владельца и отрезали уши. В 199. году на улице 11-ой Красной армии в киоск бросили гранату Ф-1. Взрывом киоск раздуло, как шар. Упоминаю эти события, так как наблюдал за ними сам – столь эффективными акциями устрашения. Много ещё чего произошло в те годы. Одних участников смыло кровавой рекой, вторые завязали и легализовались – «нашли себя в бизнесе», а третьим повезло немного больше, чем первым, и намного меньше, чем вторым, - их приговорили к длительным срокам заключения. Но срок, рано или поздно заканчивается и те, которые в 1994 году были приговорены к 15 годам лишения свободы, в этом году получат её обратно. Быстро время пролетело, не так ли, дорогие читатели? Как посмотреть, как посмотреть…. Двадцатилетние парни будут праздновать 35-летний юбилей на свободе. Сколько всего упущено! Сколько предстоит наверстать! Опыт, накопленный во времена правления Ельцина-Путина-ещё раз Путина-Медведева, будет реализовываться, дела будут решаться. Ведь в Астрахани так приятно и легко решать дела.

На то и места не столь отдалённые, что из них не так далеко возвращаться. Не беда, что многих никто не ждёт на воле – главное, что не ждёт УБОП. Это самое главное, поверьте.

Дела будут решаться. Те, которые неудачно - станут достоянием общественности в виде «избитых фраз»: «многочисленные переломы», «внутреннее кровоизлияние», «обезображенный труп», «колото-резанные раны» и так далее.

Создаётся уникальная ситуация, когда с каждым днём процессы криминализации населения будут прогрессировать. Запуск уже произошёл и вполне успешно. Все видели, как нужно «грамотно» решать дела, когда «клиент» «буксует». При этом статус «клиента» не имеет решающего значения: более длительная подготовка и «клиент готов».

Депутата Ильина расстреляли. На языке юридическом расстрел звучит так: высшая мера социальной защиты. Преступный социум защищает себя с помощью высшей меры довольно часто. Особенно в благоприятных условиях. Ведь, чем больше крови и чем «круче» кровь, тем проще решать дела с остальными.

Тот, кто заказал убийство Ильина, выбрал, пожалуй, самое благоприятное время. Сезон охоты открыт с очень крупного экземпляра. «Экземпляр» - мягко сказано, так как жертва/ потенциальная жертва – это «терпила», а с «терпилами» и разговор короткий.

Следователи могут сколько угодно тщательно и долго расследовать это убийство. Возможно даже, что вполне успешно, правда, верится в это с трудом, не смотря на громкие фразы. Затруднительно расследовать всё это. В случае же удачного для следователей исхода расследования, все их действия по большому счёту будут сродни работе отличного патологоанатома. Без терапевтических и хирургических вмешательств, у патологоанатомов (всех мастей) будет много работы.

Как вариант замены УБОП, сходные функции борьбы с организованной преступностью возьмут на себя непрофильные отделы силовых ведомств. Возможны тактические успехи этих групп, но стратегически это не повлияет на процесс перезагрузки мира ОПГ, так как конфронтация между силовиками дифференцирует общие усилия до уровня «один в поле не воин».

Так что же, значит действительно перезагрузка 90-х? Да, но со значительными изменениями. На промежуточном этапе получится нечто вроде «90-е. Версия 2.0», которая продержится до тех пор, пока условия будут благоприятными… как сейчас. Изменения в пользу технической оснащённости, адекватной «продвинутой» разведки, изощрённости и, конечно же, использования богатого опыта в условиях отсутствия адекватного противодействия – участковый за бандой гоняться не будет.

P.S. С одной стороны убийство Ильина, с другой - российские «экстремисты». Они, при всех своих мерзких, отвратительных, подлых, лживых нападках на «официальный курс» имеют одно общее: экстремисты не убивают депутатов. Да если бы и захотели, не смогли – против них действует целое Управление по борьбе с экстремизмом. За этой приятной борьбой с кухонными революционерами, «слона-то и не приметили».

Небольшим утешением можно считать то, что не Астрахань открыла счёт жертвам роковых перемен. В столице эта практика стала почти обыденностью, а в ближайшем Дагестане убили главу республиканского МВД. Но всё равно на лидирующих позициях наш край, «где так приятно работать и решать дела…».

С таёжным приветом, Яков Горбунов

"Факт и компромат", август 2009 г.

Загрузка...
comments powered by HyperComments